Музыка, записки дилетанта-любителя (часть первая)

958
9 минут

          Мой лучший друг Андрей Давыдов, большой знаток и ценитель музыки, будучи прекрасным  фортепьянным исполнителем (до той поры, пока не ухудшился его слух), не советовал мне начинать эту тему. Узнав о моём намерении, он заявил, что чтобы я ни написал, это будет банально и уязвимо как со стороны любого специалиста-музыканта или музыковеда, так и просто человека с другим вкусом и восприятием музыки. Я готов с ним согласиться, но пишу-то я для себя и для тех, кто захочет понять меня, заглянуть в мой, именно мой мир, пусть это будут мои дети, внуки и близкие друзья. А  специалисты пускай себе пишут правильные слова о композиторах и их творчестве, об исполнительском мастерстве великих маэстро, наконец, про диезы и бемоли, исполать им всем, мне это недоступно.

          Я только знаю, что музыка в том или ином её виде сопровождает каждого из нас всю жизнь. Действительно, еще грудничка родители убаюкивают песенками, невольно прививая ему какое-то понимание голоса, мелодии, ритмических звуков. Каждый, если и не поёт в своё удовольствие, всё же что-то время от времени напевает или мурлычит, да и провожают нас в мир иной, как правило, тоже с музыкой. Итак, вперёд без страха, что более искушённые ценители осудят мои наивные потуги.

classical 1595350 1280

          На самом деле мне очень жаль, что, имея музыкальный слух, я не научился играть ни на одном инструменте. Как ни бедно мы жили, на простую гитару могли бы наскрести, но не было рядом никого, кто бы подтолкнул меня в этом направлении, не случилось. Однако это нисколько не помешало мне ещё юношей полюбить хорошую музыку самых разных жанров. Я прекрасно знал опереточный репертуар моей тёти Вали, артистки-примадонны, обладавшей сильным и очень приятным голосом. Может быть, если бы я с бабулей подольше жил у неё, то и пошёл бы тоже по артистической дорожке. Юношей у тёти Лёли я крутил ручку патефона, центробежный механизм в нём поддерживал равномерность вращения диска по мере разматывания пружины, и я с удовольствием слушал пластинки с модными тогда танго и другой танцевальной музыкой, исполняемой ныне как ретро: Утомленное солнце, Дождь идёт, Рио-Рита, Калифорнийский апельсин, бесконечно знакомые мелодии песен Вадима Козина, джаза Леонида Утёсова и т.п. Шипение иглы при прослушивании пластинок на 78 об/мин и суженный диапазон звуковых частот не снижали общего впечатления.

          Как далеко мы продвинулись с тех пор! Радиолы с адаптером вместо сверкающей никелем мембраны, затем эра винила – пластинок на 33 (и 45) об/мин и катушечных магнитофонов, их сменили магнитофоны с компакт-кассетами и CD – компакт-дисками, которые обеспечивают непрерывное, без шипа и шорохов естественное звучание продолжительностью до полутора часов, а в формате МР3 – до 11 с лишним часов, появились т.н. флешки с гораздо большим временем записи, но и они уже не последний писк моды или свидетельство прогресса техники…

          Музыка! Говоря цветасто, это не море или даже не океан, это целый мир, Галактика со своими звёздами и созвездиями, с композиторами и исполнителями национального или планетарного, всемирного масштаба, с произведениями неувядающими, бессмертными, evergreen. Как мне писать, я не знаю. О музыке существует богатая литература, книги о творчестве и жизни наиболее известных композиторах у меня есть, а вот пособия типа “Как слушать и понимать музыку” я не признаю, они мне кажутся в чем-то наивными и плоскими, а в чем-то смешными и даже вульгарными. Так как же сам-то я отношусь к музыке? Ответ может быть простым, она – часть моей жизни, и не малая часть, поскольку каждый день, помимо случайно услышанных мелодий, я сознательно, по своему выбору, слушаю то, что в это время мне захотелось услышать. Как это ни обидно звучит, но я всеяден, т.е. в одно время мне хочется слушать строгую инструментальную классику или записи арий из опер, в другое – лёгкую музыку типа light jazz, или романсы, или, что реже, церковные хоровые песнопения и т.д.

fairy tale 1180919 1280

          Инструментальная музыка: я люблю фортепьяно, скрипку, гитару, флейту, орган. Музыка камерных ансамблей не производит на меня такого впечатления, как исполняемая инструментами соло или в сопровождении полного оркестра. У меня не хватит эпитетов, даже просто подходящих слов характеризовать или сравнивать между собой несравненные произведения, достаточно того, что я их назову. Самому мне нравятся определенные вещи самых разных композиторов и противопоставлять одного из них другому я никак не могу, каждый хорош по-своему. Однако И.С. Бах стоит для меня особняком, это невообразимая громада, целый прекрасный мир. Когда-то я из книг то ли Г. Хубова и С. Морозова, то ли А. Швейцера аккуратно переписал все произведения И.С. Баха с индексами BWV (Bach Werke Verzeichnis) или только B, и номерами, введенными для упорядочения всего его необъятного наследия.

          Скрипка: слушать Чакону из 2-ой Партиты ре минор И.С. Баха (В 1005) без волнения невозможно, да и его концерты №1 ля минор и №2 ми мажор для скрипки с оркестром (В 1041 и В 1042), а также Бранденбургские концерты (особенно №5) я слушаю с большим удовольствием, хотя иным они кажутся несколько монотонными, однообразными. Зато такие замечательные пьесы И.С. Баха для клавира (тогда – клавесина, теперь – фортепьяно) как Хроматическая фантазия и фуга ре минор  (В 903), Токката до минор (В 911), Партиты №2 до минор (В 826) и №6 ми минор (В 830), Фантазия соль минор (В 920), Французская увертюра, пьесы №8 и №16 из 1-го тома ХТК (Хорошо темперированного клавира), Английская сюита №6 ре минор (В 811), – не только мне доставляют наслаждение, но и моя жена слушает их с большим удовольствием, хотя всё-таки ей больше нравятся многие ноктюрны, мазурки и скерцо Шопена. Упомянутые пьесы, так же как Итальянский концерт фа мажор (В 971) и все остальные концерты для фортепьяно (ранее клавесина) с оркестром в исполнении Гленна Гульда, Самуила Фейнберга, Николая Петрова, Александра Иохелеса, Алексея Любимова, Татьяны Николаевой и др. я готов слушать и сравнивать их и между собой и в звучании клавесина или фортепьяно бесконечное число раз. Чудесные мелодии, слегка изменяясь, переходят из скрипичных концертов и органных фуг и хоралов в фортепьянные пьесы. Многие сонаты Альбиниони, Марчелло, скрипичные концерты Букстехуде, Вивальди, Телемана в клавирном переложении Баха приобретают новое звучание.

2017 05 11 13 34 43

          Органные произведения предшественников и современников Баха и сейчас исполняются с большим успехом. В “золотом” фонде моего компьютера имеется воистину evergreen скрипичная соната Альбиниони, идущая в сопровождении органа, по-своему замечательны органные концерты Генделя №1 и №4 ор.4. Однако органное творчество Баха (В525-771!), мне кажется, и на последующие века останется непревзойденным. Всем известна могучая, великолепная мелодия Токкаты и фуги ре минор (В 565), исполняемой так же и в фортепьянной транскрипции, к сожалению, её несколько “заездили” и исказили некие любители грубо осовременивать прекрасное наследие великих музыкантов. Пассакалия и фуга до минор (В 582), так же является одной из величайших и красивейших вершин органной музыки. Вообще невозможно даже представить себе силу воздействия органа на паству в католических храмах. Религиозные люди, может быть, слышат в органе дыхание другой, высшей жизни. Не раз в костёлах я слышал исполнение произведений безвестных авторов, но и акустика громадных помещений и общий настрой людей всегда вызывали в душе нечто величественное. В средней части несколько шумной Токкаты и фуги до мажор (В 564) есть 5-минутная часть, совершенная в своей светлой заоблачной красоте. Почти столь же красивы некоторые Хоральные фантазии, Прелюдии, Увертюры, назову из них, например: “Herzlich tut mich verlangen”, “Ich ruf zu dir Herr Jesu Christ”, “An Wasserflussen Babylon”,  “Христос, который шел за нас на смерть” и др. Когда же удаётся в концерте “вживую” слушать Фуги, Прелюдии и фуги, Фантазии и фуги, то некоторые наиболее яркие мелодии еще долго вспоминаются после выхода из зала.

          Отмечу лишь одного единственного интерпретатора музыки Баха на современный лад, джазовые переложения которого я люблю слушать почти с тем же удовольствием, что и классические оригиналы. Это французский музыкант Жак Люсье (Jacques Loussier). Он, несмотря на крамольный характер джазового представления классики, относится к оригиналу чрезвычайно бережно, что отмечают и ведущие музыковеды. В его трио сам он ведёт партию фортепьяно, есть контрабасист и ударник, при необходимости одного из них может заменять виртуоз, солирующий на трубе. Удивительно как Жаку Люсье удаётся столь экономными средствами создавать элегантные просто чудесные, на мой вкус, интерпретации предельно знакомых мелодий. Среди них можно найти: знаменитую Токкату и фугу ре минор, Итальянский концерт, Бранденбургский концерт №5, Концерты для клавира ре минор, ре мажор, фа минор и до минор, отдельные части из оркестровых сюит, партит, хоралов и ХТК, перечислить всего невозможно. Отдельный CD содержит концерты для двух (до минор и до мажор, В1060-1061) и трёх (ре минор, В1063) фортепьяно. На другом CD записаны вариации Гольдберга. Два CD посвящены музыкантам Барокко – Генделю (4 дивные части из Сюиты №11, Ларго, затем целиком: Концерт фа мажор для органа, Музыка на воде, Музыка для Королевского фейерверка, Пассакалия), Скарлатти (из Сонат №32 и 33!), Пахельбелю (Канон ре мажор), Альбиниони (чудеснейшее! Адажио, всего на 4 1/2 минуты), Марчелло (Концерт ре минор!) и др. А вот CD с музыкой Вивальди (обработка всех 12 частей чудесного цикла Времена года), CD с 8 пьесами Дебюсси и CD с 11 пьесами Э. Сатье явно менее удачны (кроме CD с Болеро Равеля).

          Из-за предшествующих волнений, «сумею ли достать билет», и на волне всеобщего энтузиазма на концерте в Большом зале консерватории, восприятие таких грандиозных произведений Баха как Страсти по Матфею, Страсти по Иоанну и Мессы си минор происходило в состоянии повышенных эмоций. Все части этих вещей слушал я, как и другие вокруг меня, затаив дыхание. В этом, наверное, сказывается общий гипноз большого скопления людей. Мне довелось слышать прекрасные хоры и солистов и наших и немецких капелл (в БЗК были концерты певческого ансамбля им. Баха из Бонна). В Соборе Святого Стефана в Вене столь же восторженно слушал я Страсти по Иоанну. Но вот дома, без коллективного восприятия, я слушаю воспроизведение этих самых знаменитых вещей, и мне становится скучно слушать всё подряд. Поэтому я выхватываю из них лишь самые лакомые кусочки, чего вовсе никогда не делаю с инструментальной музыкой Баха. Наверное, на все времена верхом совершенства будет оставаться потрясающая своей красотой и драматизмом (хотя я и не знаю латыни, но голос позволяет понять чувства) ария альта из Страстей по Матфею (это №47). В то же время Реквиемы и Моцарта и Верди держат меня в неослабном внимании, напряжении, в состоянии наслаждения от начала и до самого конца.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...