Византийский Ковчег | Записки фантастического натуралиста. Фрукт из космоса

Записки фантастического натуралиста. Фрукт из космоса

619
5 РјРёРЅСѓС‚

Март 1981-го. Индия. Хайдарабад. Прямо на тротуаре теснятся груды арбузов, апельсинов, кокосовых орехов, визжит колесо немудрёной машинки, выжимающей сок из стеблей сахарного тростника, под навесом аккуратно развешаны ананасы, грозди винограда...

Переводчик раздобыл вовсе уж необычный фрукт — зелёный, пупырчатый, похожий не то на тщательно выбритый кактус, не то на выходца из далёкой звёздной системы. Звался этот пришелец из космоса «плод джак», и, по словам гида, обладал очень нежным, но специфическим вкусом. Вот это самое «специфическим» Борис пропустил мимо ушей. Допустил он и ещё один промах — не поинтересовался, что, собственно, в плоде джак едят. Но пока что зелёный уродец лежал перед нами и внушал уважение своей ценой — 10 рупий!

Вскрытие экзотического продукта единогласно было доверено Александру Арсентьевичу. Во-первых, он приобрёл нож с великолепной деревянной рукояткой и лезвием, которое в своё время, похоже, забыли отчистить от крови великих моголов, а во-вторых, в обычной, внетуристической жизни Саша был целым проректором, значит, брать на себя бремя лидерства ему было не впервой. С похрустыванием лезвие ножа погрузилось в плод и под нажимом руки двинулось вперёд, сопровождаемое странным хлюпаньем. Наконец первый в нашей жизни плод джак распался на две половинки. М-да... Внутри была мякоть, сильно смахивающая на шпагат, который зачем-то залили желе, и крупные, размером со среднюю луковицу, семена. Об «аромате», источаемом этим порождением Флоры, умолчу: мне, например, на какой-то момент показалось, что нечаянно забрёл в морг…

Вопрос: «Что здесь едят?» — встал во весь рост. Вкус семян явно не подходил под определение «нежный». Александр Арсентьевич рискнул отведать мякоть. Она расслаивалась, тянулась, словно резиновая, переливалась радужными цветами, но дегустатор был неустрашим. Расплата наступила незамедлительно — Сашины губы намертво склеились. Больше желающих отведать необычный дар земли не было.
Позднее Борис, непосредственно отвечавший за появление в нашей среде плода джак, пытался всех убедить, что всё дело в нашей неспособности понять истинную «специфичность» вкуса этого чуда природы, а вовсе не в том, что ему подсунули испорченный продукт. Как бы то ни было, переводчик погорел на десять рупий. Понёс, помимо моральных, материальные убытки и Александр Арсентьевич. С этого памятного вечера к лезвию его ножа липло всё: песок, бумага, металлические предметы. Продукты этим ножом Саша попросту боялся резать. Нож регулярно прилипал к ножнам и выдирался оттуда с жутким всхлипыванием, после долгих усилий. Похоже, таинственный плод джак придавал экзотический оттенок всему, с чем успел соприкоснуться.

 

© Пищенко В.И., текст, 2020