Византийский Ковчег | Записки фантастического натуралиста. Контрабанда

Записки фантастического натуралиста. Контрабанда

115
2 минуты

Люблю я кактусы и прочие, выражаясь научным языком, суккуленты — есть в них что-то необычное, чарующее, можно сказать, инопланетное. Вот и на кактус, спокойно росший возле бывшей дачи Моргана, что близ Хибакоа (это на Кубе, если кто не знает) сразу обратил внимание: он походил на длинные связки колючих, но симпатичных сарделек. Я одну из этих «сарделек» и того… отломал. После этого обернул её газеткой и бережно упрятал в чемодан. В аэропорту, правда, что-то говорили о правилах провоза растений, но я эти слова пропустил мимо ушей. Нарушил, так сказать, правила фитосанитарного контроля (с тех пор минуло почти полвека, так что признаваться в содеянном уже не боюсь).

Дома я затолкал «сардельку» в горшок с землёй и даже поливал её, когда на глаза попадалась. От такого обращения кактус заметно похудел, но зато столь же заметно вытянулся. Потом он выбросил отросток — ещё более тощий и длинный, за ним — ещё один, потом ещё… Вот только колючки не уменьшались и старательно собирали пыль. В конце концов, убрал я кактус на книжный шкаф, откуда он с отвращением созерцал сибирскую действительность.

А потом приехал ко мне в гости старый ещё со времён института друг — биолог Сергей Ваганов. Оказывается, он увлёкся кактусоводством, поэтому, высмотрев моего уродца, аж затрясся. Ну я ему его и отдал. Вместе с горшком, колючками и пылью.
Прошло ещё сколько-то времени, и Сергей примчался — с сияющими глазами и двумя бутылками коньяка. Выяснилось, что кактусы этого вида десятки раз завозили в Союз (официально, естественно), но они эмиграцию не переносили и быстренько окочуривались. Так что, специалисты, восторженно поохав над моими худосочно-длинными уже не «сардельками», вручили Сергею какую-то медаль. Он был счастлив. Я тоже — всегда приятно порадовать хорошего человека.

© Пищенко В.И., текст, 2020