Фантастический музей

Прозвенел будильник. Раз, другой. И был наказан тяжёлым хлопком по кнопке, отчего недовольно звякнул.

-Ну будет, будет, – успокаивающе произнёс хранитель, выпутываясь из пледа и пытаясь нашарить тапочки. – Просил же, потише. Остальным здесь торопиться давно уже некуда.

В будильнике тренькнуло.

-И что? – пожал плечами хранитель. – Это мне работать пора, а им лучше спать, чем надеяться.

Встав, он неторопливо зашаркал тапочками. Включил чайник, накинул плед на плечи, поёжился от привычного уже холода, и начал обход, стараясь не потревожить сон экспонатов.


Сетевой

Обычно в таких случаях говорят: «Он соткался буквально из воздуха». Но этот не соткался, а, скорее, медленно проявился. Так наливается светотенью изображение на листе фотобумаги, погруженной в проявитель. Только это изображение было объемным и цветным, словно хорошая голограмма.

«Голограмма? – подумал я, - Или галлюцинация?»

Голограмма или галлюцинация выглядела как человекообразное существо с руками, ногами и головой. Ростом с три спичечных коробка. Было оно гладкое, ладное и переливалось всеми оттенками голубого, синего и зеленого.


Квест

По базару шел странно одетый человек. На нем был фрак с протертыми до дыр локтями и новенькие джинсы. Болотные сапоги у него на ногах покрывал толстый слой  грязи сочного фиолетового цвета.

Остановившись возле лотка с овощами, чудак проговорил:

- Я робот из будущего. В нашем времени все увлечены виртуальной игрой «Глобал историк». В ней смоделирована жизнь людей минувших веков, быт наших создателей. Хорошему игроку следует много знать о прошлом и уметь действовать в сложных обстоятельствах. Немногие добираются до высшего, восьмидесятого уровня. А я стою на его пороге, и мне остается лишь выполнить главный квест. Он единственный делается не в он-лайне, а в реальном мире. Из всех возможных вариантов я выбрал связанный с вашим временем. 


28 Марта 2020
179

Байки от секретаря Союза писателей - 2

Летом мы с моим заместителем по ВТО МПФ Андреем Муссуровым регулярно выбирались рыбачить на Днестр. Не развлечения ради, а пополнения стола для. Впрочем, пережившим «демократические» 90-е это объяснять не нужно. В Приднестровье ситуация была полегче, чем в России, но жизнь всё равно поджимала. Более чем ощутимо.
12 Февраля 2019
1587

Звездный триумф

Наступил 1957 год. Королёв еще не знал точно, что этот год будет для него триумфальным, а для остальных людей на Земле эпохальным. Но точно уже знал, что стал близок к великой цели, как никогда ранее.
Он давно приучил себя не говорить и не думать высоким слогом. Но иногда они появлялись сами, других слов просто не было.
2 Ноября 2018
1793

Я не политик. Я гуманист.

Последний год жизни Дианы Спенсер

1997 год для Дианы начинался противоречиво: с одной стороны, она готовилась к очень важной поездке, которая ознаменовала исторический поворот в мировой политике, с другой стороны, несмотря на уверения друзей в том, что она выглядела счастливой и умиротворенной, внутренние противоречия заставляли ее действовать опрометчиво и непродуманно.
5 Октября 2018
1561

Лето, осень, зима, весна и опять лето

Маленький Петя не особо задумывался над своей жизнью. И над жизнью других людей тоже. Почему всходит солнце, почему садится? Так должно быть, и всё. Понятно, радовался, когда просыпался, а солнце светит и тебя не спрашивает. Хорошо, тепло! Ну, точно: так и должно быть! Чего тут думать? И вопросы времени его тоже не интересовали: как просыпался, так и вставал. Один в доме, в летней избе на втором этаже.
1 Сентября 2018
2149

ЖИЗНЬ МОЯ, ИЛЬ ТЫ ПРИСНИЛАСЬ МНЕ? (часть четвертая)

Каждый может задаться вопросом, велика ли роль случая в его жизни? Может быть, для кого-то эта роль и мала, но только не для меня. И на кафедре 5, а может быть и в МИФИ, я бы не оказался, если бы не случай (см. этот период в моем отдельном рассказе “МИФИ, кафедра 5, слова благодарности”, в книге, изданной МИФИ в 2005 г. к 60-летию кафедры).

16 Мая 2018
2441

ЖИЗНЬ МОЯ, ИЛЬ ТЫ ПРИСНИЛАСЬ МНЕ? (часть третья)

Работа в ГСКБ-47

Наш сосед по квартире на ул. Жуковского Г.М. Дьячков, конечно, видел мое жалкое состояние, и он предложил мне пойти работать в то конструкторское бюро (ГСКБ-47 Наркомата боеприпасов), расположенное недалеко от Семеновской площади, где он сам работал инженером. Я с радостью согласился, был там принят лаборантом и получил рабочую карточку, по которой полагалось 800 г. хлеба в день, вдвое больше, чем по иждивенческой, так же больше и других продуктов.

На этой работе я быстро освоил не только конструирование, расчет и составление чертежей несложных деталей, но и их изготовление на токарном станке. Лозунг «Все для фронта, все для победы» претворялся в КБ в жизнь самым непосредственным образом. Образцы изделий мы ездили испытывать на полигон в Красноармейске. От ст. Софрино до места мы добирались на «кукушке» – в маленьком вагончике узкоколейки с как бы игрушечным паровозиком, который перед каждым небольшим подъемом останавливался и натужно дышал, набираясь сил. Однажды мы спокойно начали свою работу в выделенном месте с небольшими  взрывателями. И вдруг над нашими головами с ужасающим ревом стали проноситься какие-то ракеты, взрывающиеся где-то за лесом. Я испытывал и восхищение этой неведомой техникой и невольный страх, а что, если будет недолет, и попадут в нас. Оказалось, что на полигоне в это самое время другие группы из другого КБ испытывали легендарные «Катюши».