ВОЛШЕБНАЯ ДВЕРЬ

4356
15 минут

 В воздухе пахло осенью – едва уловимым ароматом опавших листьев. Золотисто-зеленые и всех оттенков красного деревья словно светились под лучами по-летнему яркого солнца. Мир казался разноцветным и радостным… но не всем. Например, Игорь не замечал окружающей его красоты, а лишь мрачно брел по бульвару, с шорохом раскидывая пестрые листья.

Он считал, что у него есть все основания не любить мир – ему в очередной раз отказали в фирме "Джинн". Фирма являлась не только уникальной, но и государственной, и найти способ обойтись без ее услуг было попросту невозможно.  Только "Джинн" предоставлял населению услуги в сфере волшебства.

Это был уже четвертый отказ, и Игорь никак не мог понять его причины. Ведь он, Игорь, не требовал ничего особенного или, упаси небо, противозаконного. Что такого в его мечте, что ее нельзя исполнить?

Игорь снова со злостью подбросил ногой кучку неубранных листьев. И куда только смотрят дворники? Теперь придется ждать еще год, чтобы попробовать снова. Но если ему откажут и в пятый раз… Разрешалось подавать только пять заявок на исполнение желания. Пять заявок за целую жизнь! И неважно были они исполнены или в их исполнении отказали.

Листья опять взлетели вверх, словно стремясь обратно на ветки.

-Ну зачем же так сердиться? – вкрадчиво проговорил чей-то низкий голос прямо над ухом Игоря. – Злостью, как известно, делу не поможешь.

Игорь резко остановился и обернулся. Рядом с ним стоял мужчина, самый обыкновенный с виду: ростом чуть выше Игоря, плотный, если не сказать полный, русоволосый, с крупным носом и тусклыми серо-голубыми глазами.  В лице его, не считая носа, не было ни одной яркой черты, за которую можно было бы зацепиться.

-Это не ваше дело, - четко и раздельно произнес Игорь и отвернулся, намереваясь продолжить свой путь по бульвару.

-Ну почему же, - в голосе послышалась улыбка. – Если в офисе сидят глупые перестраховщики, всего лишь боящиеся – да, боящиеся! – новых открытий и экспериментов, то это как раз мое дело. Вам в который раз отказали?

-Повторяю, это вас не касается, - ускорил шаг Игорь. Но неизвестный не отставал, а бежать казалось Игорю несколько глупым.

-Меня это очень даже касается, - голос стал серьезным. – Дело в том, что я не только сотрудник "Джинна", но и поклонник вашего творчества. И я был категорически против отказа вам. Я считаю, что ваше желание должно быть исполнено, и готов исполнить его собственноручно.

Игорь остановился как вкопанный.

-Но как же правила? – только и смог выговорить он. В его голове бились две мысли: "Наконец-то оно сбудется!" и "А нет ли здесь подвоха?"

-Правила существуют для слабых людей, - отмахнулся незнакомец. – Думаю ,мы с вами вполне сможем их обойти. Итак, ваше желание – Дверь, ведущая в другие миры. Наше руководство сочло это желание опасным – сами понимаете, Дверь – вещь двусторонняя, но, думаю, они перестраховываются. Вы же не будете держать ее все время открытой!

-Да мне бы только приоткрыть, - признался Игорь. – Только взглянуть на эти миры. Они ведь, должно быть, прекрасны.

-Это будет довольно дорого, - заметил незнакомец. Сами понимаете, неофициальный способ всегда несколько дороже официального. Вы согласны, или предпочтете подождать год? Напоминаю, что ваше желание сочли  опасным и не подлежащим рассмотрению.

-Я найду деньги, - сказал Игорь. – Я долго копил. Вы получите их сразу же, как только я открою Дверь и смогу заглянуть за нее.

-Отлично, - кивнул незнакомец. – Кстати, меня можете называть Сергей Владимирович. Ваши данные мне известны. Послезавтра Дверь будет вашей.

-Отлично, - сказал Игорь, и его новый знакомец исчез. Просто исчез, словно его стерли ластиком. Впрочем, Игорь не удивился: сотрудники "Джинна" славились своими необычными способностями. Гораздо больше его занимало неожиданное предложение Сергея Владимировича. Ведь теперь его мечте наконец-то предстояло исполниться.

Мечта о Двери в другие миры была особенной тайной Игоря. Никому на свете он не желал признаваться, что у него, признанного художника, не хватает такой обыденной вещи, как фантазия. При этом ему было неинтересно рисовать повседневные вещи и пейзажи: Игоря привлекало все необычное, фантастическое, никем не виденное прежде… но придумать этого он не мог. Он мог нарисовать лишь то, что видел своими глазами. Конечно, он пытался что-то фантазировать, но, по его собственному мнению, эти картины выходили гораздо бледнее и неинтереснее остальных. Особенно по сравнению с картинами его соперника Антона, чьи фантазии, воплощенные на холсте, поражали своим богатством и красочностью.

Но теперь ему пообещали Дверь, Дверь, которая приведет его в другие миры. И он сможет рассматривать их, сколько ему захочется, и сможет запечатлеть эти невиданные пейзажи во всем их блеске и совершенстве!

Игорь представил себе бескрайний луг под тремя солнцами, бездонное зеленое озеро с алым кленом на берегу, мрачную пещеру с диковинным зверем внутри, деревню на обрыве над морем… Ах, если бы все это ему удалось увидеть в реальности! Тогда он точно смог бы нарисовать это практически идеально.

Да, пожалуй, именно этого и не хватало его картинам, думал он, идеальности, ощущения полной реальности этого места. Но теперь, когда у него будет Дверь…

И он принялся с нетерпением ждать заветного дня.

Весь следующий день прошел в напряжённом ожидании и пересчитывании денег – Игорь очень волновался, что их не хватит. Но вот прошла ночь, и едва часы показали девять утра, как в дверь настоящую, входную, позвонили.

Это оказался Сергей Владимирович. Он принес ведро с краской – обычной темно-коричневой краской – и торжественно вручил ее Игорю.

-Когда вы нарисуете этой краской Дверь, она станет реальной, - сказал он. – Знаю, в это трудно поверить, но мы используем для волшебства именно такие вот повседневные вещи. Деньги переведете на этот счет, - и он протянул Игорю бумагу со множеством цифр, - как только Дверь заработает. Рад был знакомству с вами.

У Игоря возникло множество вопросов: например, что будет, если он не захочет оплачивать счет, который соответствовал всем его накоплениям, несколько превышая отложенную на волшебную Дверь сумму, или что будет, если магия не сработает и Дверь так и останется нарисованной на стене, и еще ряд других. Но Сергей Владимирович уже откланялся и исчез.

-Что за манера исчезать, ничего не объяснив! – рассердился Игорь, но тут его взгляд упал на ведро с краской.

 И он решил попробовать. Мечта слишком манила его. И на белой стене он начал выводить тонкой кистью контуры Двери.

Он работал очень тщательно – и для него это оказалась долгая и кропотливая работа. Он очень боялся ошибиться, считая, что любая, самая незначительная ошибка нарушит волшебство. Дверь должна была быть идеальной – иначе она могла не открыться. И этот простой, в общем-то, рисунок, занял у Игоря почти неделю. Зато в результате она выглядела совсем как настоящая и вызывала сильнейшее желание открыть ее и посмотреть, куда же она ведет.

Но когда работа была закончена, Игорь испугался. Страх был двойным: он боялся и того, что эта Дверь – всего лишь искусный рисунок, и того, что его усилия увенчались успехом, создав Дверь в другие миры. Он не знал, чего он боится больше, успеха или неудачи. Но день шел за днем, а Игорь отдергивал руку от нарисованной дверной ручки, страшась сделать главный шаг.

Но в конце концов собственная нерешительность надоела Игорю. Сколько можно было колебаться – всю жизнь? Да и Сергей Владимирович, недовольный задержкой оплаты, мог в любой момент лишить Дверь ее волшебных свойств. Игорь представил себе чудеса, которые увидит за Дверью, картины, которые он напишет, славу, которую получит – и решился. В очередной раз подойдя к Двери, Игорь зажмурился и дотронулся до нарисованной ручки, ощутив в ладони шероховатое тепло дерево. Потянув Дверь на себя, он ощутил сначала легкий толчок, а затем – дуновение пронизывающего ветра.

Открыв глаза, Игорь увидел, что стоит у крутого обрыва над морем. Над горизонтом сияла огромная до невозможности алая луна. Казалось, она нависает над водой, готовая вот-вот рухнуть в нее.  

Стоя на пороге, Игорь обернулся. Позади была его до раздражения знакомая комната, впереди – чудесный, неизведанный мир. Закрепив Дверь стулом, он подтащил мольберт и занялся рисованием. Игорь боялся закрыть Дверь – кто знает, покажет ли она в следующий раз это же место? – и потому торопился запечатлеть переливы моря и гигантский шар над ним как можно быстрее.

Он оказался прав: когда стемнело и он закрыл Дверь, этот мир исчез: на следующий день перед ним предстала умилительная лесная поляна, заполненная огромными, с руку величиной, пестрыми бабочками. Пришлось оставить между этим миром и комнатой крохотную щель, в которую можно было заглянуть, но через которую не могли протиснуться бабочки – кто знал, что на самом деле скрывалось под их безвредной внешностью?

И так потекли счастливые дни Игоря. Он рисовал все новые и новые прекрасные места, и его картины пользовались огромной популярностью как среди покупателей, так и среди критиков. И не происходило ничего страшного…

Первые три года.

А вот затем места, которые показывала Дверь, стали постепенно, очень незаметно, меняться. Игорь не замечал этого, но мир за миром становились самую малость, но страшнее. И эти малости накапливались, так что чем чаще открывалась Дверь, тем более жестокими и ужасными становились открывающиеся за ними места.

Игорь не мог понять, что происходит. Почему Дверь вдруг перестала отыскивать безопасные, красивые и добрые места?

Пожалуй, стоило обратиться с этим вопросом к Сергею Владимировичу. Но как было найти его, зная только имя (возможно, фальшивое) и то, что три года назад он работал в фирме "Джинн"? А признаваться в том, что он воспользовался возможностью получить желание незаконно, как-то не хотелось.

Но то, что открывалось за Дверью, становилось все ужаснее. Очаровательные создания сменились жуткого вида чудовищами, многие из которых даже пытались атаковать Игоря, стоило ему появиться на границе их поля зрения – а Дверь все чаще открывалась именно в логовах. Встав перед выбором: закрыть Дверь навсегда, или обратиться в службу поддержки фирмы "Джинн", Игорь выбрал второе. Не могли же там помнить обо всех договорах, заключенных за почти две сотни лет существования!

Действительно, служба помощи внимательно выслушала его и пообещала прислать сотрудника, даже не спрашивая о, скажем, номере и дате договора и тому подобных мелочах.

-Ну, и что вы натворили? – приветствовал Игоря сотрудник службы помощи, молодой парень с длинным хвостом темно-русых волос, тонкими чертами лица  и необычными фиолетовыми глазами.

-Не я натворил, а вы, - попытался огрызнуться нервничающий Игорь.

-Не мы, никак не мы. Если вы покупаете лицензию, побочных эффектов просто не возникает. И кто же всучил вам эту подделку?

-Это не подделка, это…

-Двери в сознание запрещены, - холодно отрезал парень. – "Джинн" не мог установить их легально.

-Это Дверь в другие миры, а вовсе не…

-Мы не умеем открывать Двери в другие миры. А если бы умели, думаете, их позволили бы вот так запросто открывать любому первому встречному? Мы умеем открывать Двери только в сознание людей. Но это запрещено. На поверхности-то мы все беленькие да пушистенькие, а вот что творится у нас в глубине…

Парень подошел к Двери, приоткрыл ее и присвистнул. Игорь покраснел.

-М-да, - сказал парень. – Ужастик из серии "детям до шестнадцати". Бензопилу сами придумали, или из фильма стащили?

-Ничего я не придумывал, - попытался оправдаться Игорь. – Я ужастики даже не смотрел никогда!

-И рекламу не видели? – прищурился парень. – А ведь все это откладывается. И запоминается вон там, в глубине, превращаясь в мир страха и жестокости. А вы открыли туда Дверь, которую нельзя закрыть, можно только уничтожить. Но вместе с нею будет уничтожена почти вся ваша фантазия, а вы ведь художник. Ну и зачем, зачем вам эта Дверь понадобилась, разве не могли вы обходиться тем, что придумывалось на поверхности? Зачем вглубь-то полезли?

-Но я же не знал! – отчаянно крикнул Игорь.

-Но вас же предупреждали? Вам отказывали в исполнении желания? Говорили, что лучше загадать другое?

-Да, - признался Игорь.

-А говорите – не знали, - покачал головой парень.

-И что теперь? Можно ли эту Дверь запечатать?

-Нет, ее можно только уничтожить.

-Но смогу ли я тогда рисовать?

-Вряд ли, - вздохнул парень.

-Тогда я просто буду держать ее закрытой, - предложил Игорь.

-Нет, - вздохнул парень. – Теперь эта Дверь может  открыться и изнутри. А кто знает, какие страхи создаст ваша безудержная фантазия.

-Но я не хочу уничтожать Дверь!

-Вы хотите погибнуть от рук собственных страхов, чудовищ, порожденных вашим воображением? – грустно спросил парень.

-Я вам не верю, - твердо сказал Игорь.

-Понятно, - сказал парень. – Если успеете – звоните, я подъеду. В любое время. Абсолютно любое.

И он ушел, оставив визитную карточку. А Игорь, подумав, нарисовал на Двери замок остатками волшебной краски, которая даже не засохла за все эти годы. Художник был уверен, что этой меры достаточно. Расставаться с Дверью он не собирался. Пусть и запертая, она все же сохраняла часть доступа к его фантазии.

Но вскоре выяснилось, что он истратил все светлые части своего воображения. Когда он пытался нарисовать что-нибудь светлое и удивительное, в голове его возникали только странные, диковинные и страшные образы и миры. Приблизительно через месяц он понял, что не способен нарисовать ничего, похожего на его прежние картины, словно из-за Двери он исчерпал некий лимит отведенной ему фантазии.

В какой момент страна, в которую заманил его Белый Кролик желания превзойти соперника, из чудесной превратилась в опасную и жестокую? Как оказалось, что в ней есть не только волшебные существа, но и крайне опасные? Может быть, в его жизни что-то произошло? Но что? Игорь этого не знал, как не знал и того, как изменить новую Страну чудес, сохранив при этом самого себя.

Можно было, конечно, отправиться за Дверь… Но это прежде, а не теперь – теперь он мог только погибнуть. И это ничего бы не изменило. Хотя, возможно, Дверь и исчезла бы, но Игорю хотелось жить и, желательно, долго и счастливо.

Проще всего было вызвать того парня, Андрея, и уничтожить Дверь. Но Игорь не хотел терять то, что связывало его с миром его фантазии. Лишиться того, что отличало его от всех других людей – это казалось ему невозможным.

И тогда он стал рисовать то новое, что открылось ему за Дверью – он решил, что действуя от обратного, вернется к светлой части самого себя, стоит лишь исчерпать до дна темные фантазии. Эти картины он не выставлял, не желая, чтобы его сочли не совсем нормальным, но постепенно он почувствовал, что и на самом деле начинает сходить с ума. То, что порождала его фантазия, было слишком чудовищно для любого нормального человека.

Но при этом все невозможнее для него становилось уничтожить Дверь. Она словно приманивала его, затягивая в мир ужаса, но обещая, что рано или поздно он вернется в прежнюю Страну чудес.

В какой-то момент Игорь понял, что почти сошел с ума. Выбора не оставалось: либо он однажды не выдержит и пройдет за Дверь, сгинув в собственных страхах, либо Дверь придется уничтожить. Но она была так прекрасна, и манила, обещая тысячи невиданных, прекрасных миров, недоступных больше ни одному человеку на свете…

Он подошел к двери и коснулся ее ручки. Дверь дрожала, поддаваясь напору изнутри.

В этом мире его ничто не держало. Тогда как там – о, там, за нею, было множество прекрасных вещей…

И ужасных тоже. Осознание этого в какой-то момент отрезвило Игоря. Он с ужасом посмотрел на почти оторванный замок. Еще пара минут – и Дверь открылась бы…

Воспоминания о последних днях, днях, наполненных ужасом и злобой, страхами и отчаянием нахлынули на Игоря. Он осознал, что он чуть было не наделал. Но Дверь снова манила скрытыми за нею чудесами.

Он закрыл глаза. Следовало сделать выбор немедля, пока у него еще были силы. Медленно, через силу, он опустил кисть в остатки волшебной краски…

Скоро на стене красовалось гигантское коричневое пятно расплывчатой формы. А Игорь вызывал ремонтную бригаду, чтобы закрасить стену и заклеить ее обоями. А затем и продать эту квартиру – хватит с него ненужных воспоминаний. И да, конечно, следовало на всякий случай позвонить тому Андрею из службы техподдержки "Джинна"…

Игорь стал критиком. У него прекрасный вкус и отличные способности. Жаль только, что сам он больше не способен придумать ничего нового, истратив все в погоне за еще большими возможностями. Но, когда прошли годы, он даже привык к своему новому состоянию, и лишь иногда ругает себя за то, что поддался желанию превзойти соперника и настоял на создании совсем ненужной Двери. Ведь то, что она открыла ему, он рано или поздно нашел бы сам. 

 

 © Матыцына П.А., текст, 2016

  • Комментарии
Загрузка комментариев...