АФЕРИСТЫ

3402
72 минуты

 18+

НОВАЯ ИГРА

 

Пролог

 

Здание догорало. Магическое пламя не щадило ни остатки железной кровли, ни каменные стены, уничтожая все без исключения. Черный едкий дым заволакивал улицы и стелился по земле, не подпуская ближе столпившихся на противоположной стороне улицы зевак.

Законники даже не пытались тушить. Они подъехали достаточно давно, и какое-то время просто стояли в стороне, выжидая. Потом отправили внутрь нескольких магов, в защитных оболочках, чтобы те могли засвидетельствовать наличие внутри трех сгоревших людей. Лексия поежилась, поняв, что на месте  слепков ауры, сделанных Маком, могли быть они сами. Точнее- были бы они сами, если бы вдруг их команда не оказалась такой универсальной.

 Стало жутковато и захотелось срочно сбежать. Желательно куда подальше, например, на Сангрийские курорты, поездку на которые пришлось отложить из-за Танира ри Аргоса. Он был источником всех бед и самым притягательным мужчиной, встреченным в последнее время. Какая досадная несправедливость. Впрочем, как и любой красивой женщине Лексии слишком часто на жизненном пути попадались негодяи.

- Мерзавец! – резюмировал Мак, совсем неблагородно сплюнув себе под ноги. Весь его аристократический лоск куда-то делся. Сейчас симпатичный блондин не играл, он был самим собой.  Дорогая одежда оказалась испачкана и местами порвана, а губы сжались в тонкую полоску. – Я знал, что не стоит работать с законниками. – В сердцах бросил он. - Мало не заплатили, так еще и чуть не убили!  Демоны! Время – потраченное зря. Давно я не попадал так по-крупному!

- Он не виноват… - тихо произнесла Лексия, рассматривая из-за угла дома отъезжающую черную повозку с гербом департамента. - Это просто грандиозная подстава. Причем, предполагаю, подставить, прежде всего, планировали именно его. А мы так, попались под руку.

- Почему ты считаешь, будто он ни при делах? Законники всегда заодно и покрывают друг друга, а  не воров.– Яшма злобно прищурилась.  Она, нахохлившись, сидела на каком-то металлическом ограждении, и вид имела растрепанный и обиженный.  – Он нас предал и не дал нам денежки. Я очень зла! Буду мстить. Только вот придумаю как именно.

- Ри Аргос действительно ни при чем. – Лексия недовольно передернула плечами и поправила выбившуюся из прически прядь волос. - Он несся сюда, как сумасшедший. Вы же видели.  Подозреваю, он бы дом начал по кирпичику разбирать, если бы его самого не увезла черная платформа департамента. Если он нас подставил, зачем было возвращаться?

- Может, притворяется? – предположил Мак. Размял затекшие плечи и привалился плечом к косяку.

- Он думает, мы погибли. Перед кем ему притворяться? – с легкой усмешкой поинтересовалась Лексия. - Сами посудите. Ри Аргос честный до неприличия и очень принципиальный. Он не стал бы браться за грязное дело. Его подставили не меньше, чем нас.  Мы-то в их глазах умерли, а вот что ожидает его? Неизвестно. Вряд ли что-то хорошее.

- Наплевать. - Яшма спрыгнула и скользнула в тень, намереваясь там раствориться. – Мне все равно, что будет с ри Аргосом. Я сматываюсь. Тут опасно.

- А денежки?  - приподняла бровь Лесия и улыбнулась, заметив, как Яшма изменилась в лице. В глаза промелькнул интерес. Мошенница слишком хорошо изучила  слабые места своих товарищей.

- На денежки не наплевать, - вздохнула Яшма, сдаваясь. – Думаешь, их получится вернуть. Украсть?

- Спешить не стоит.  - Хитрой лисой Лексия скользнула в сторону воровки, вызвав улыбку у Мака, который не спешил высказывать свое мнение. – Мы что-нибудь придумаем.

-  У тебя есть план? – подал голос он.

- Скажем так… - мошенница задумалась, подбирая слова. С этими двоими стоило быть очень осторожной, а одной ри Аргоса ей не спасти. Лексия это понимала. – Есть некоторые наметки. В любом случае, первым делом, нужно будет вытащить Танира.

- Мне тут негде жить! – капризно надула губы Яшма. – Снимать не хочу.

- Мой дом не подойдет. - Лексия покачала головой. - Но… - она улыбнулась. – Есть вариант получше. Причем, намного лучше.  Пойдемте!

- Куда?

- Готовиться к новой игре!

 

 

Новая игра

 

Красный замок впечатлял, и соваться туда даже под видом нобиле Лексии, невесты доменуса ри Аргоса не хотелось. Это казалось слишком опасным. Да и сильно было предубеждение, что может быть страшнее для мошенницы, нежели тюрьма? Магия дознавателей проникала даже за ворота заведения и липким слоем расползлась по мостовой. Она скользила по ногам, заползала под ворот строгого платья и заставляла дрожать. Лексия стряхнула наваждение и гордо выпрямила спину – боятся нечего. Сейчас она добропорядочная нобиле, которая волнуется о судьбе собственного жениха.

-  Я не хочу туда идти! - заявила Яшма и замерла на пороге, теребя в руках батистовый платок, который ей вручила мошенница.  Лексии пришлось даже подтолкнуть воровку вперед.

- Надо!

- Не уверена, что денюжки мне нужны настолько! – уперлась девчонка, покосившись в сторону массивных ворот, ведущих во внутренний двор красного замка – кошмара любого жителя Новартуса, неуважающего закон. – Точнее денюжки мне очень нужны, но я прямо сходу мгу назвать минимум пять, а,  может, и десять способов как их можно добыть безопаснее и проще.

- Давай, уже Яшма! – прошипел маг и решительно двинулся по мосту, ведущему к центральным воротам. Когда-то в древности, он проходил надо рвом. Сейчас носил исключительно декоративную функцию, но смотрелся все равно внушительно.

Лексия, взяла Яшму за руку и потащила следом. Воровка сначала пыталась упираться, но потом сдалась.

Сегодня мошеннице снова пришлось воссоздать  образ холодной нордической красавицы. Платиновые волосы, убранные в высокую прическу, строгое, чуть ли не вдовье платье темно-синего цвета, красные от слез глаза и скомканный батистовый платок – близнец платочка воровки.

Яшма тоже разительно изменилась, превратившись из сорванца с фиолетовыми волосами в юную хрупкую блондинку. Сходства с ри Аргосом у нее все равно не появилось, но вид воровка имела очень нежный, внушающий доверие и вызывающий сочувствие – то, что нужно для встречи с законниками. Главное, чтобы они поверили в историю, прониклись и захотели помочь двум безутешным красавицам.

Один маг оставался почти сам собой. Он изображал доверенного юриста и поэтому выбрал стиль одежды чуть более строгий, чем предпочитал обычно, но все же не изменил кардинально своим вкусам. Темно-серые брюки, синяя рубашка с кружевным жабо и короткая куртка-камзол с серебряным шитьем. В руках чемоданчик, набитый купюрами. Этот чемоданчик не давал покоя Яшме, и она постоянно косилась в его сторону, иногда даже кусала губы, явно борясь с желанием схватить добычу и рвануть куда подальше. Лексия е прекрасно понимала и уважала за то, что девчонка держится. Хотя борьба с собой ей давалась непросто.

Денег в чемоданчике было много, и Лексию они тоже беспокоили, правда, совсем по иной причине, нежели Яшму. Мошенница прекрасно понимала, что Танир не обрадуется, когда узнает, откуда они взялись. Все же доменус слишком  трепетно относился к своей коллекции ценностей, но Лексия тешила себя надеждой, что сможет чуть позже незаметно вернуть недостающие экспонаты обратно. А потом она взяла от туда  все наименее ценное. А несколько вещей и вовсе получилось заменить подделками. Мак в этом оказался удивительно хорош.

Да и тех, кому продавали вещи, Лексия подбирала сама, на свой вкус. Ни одного достойного человека, у таких, и украсть украденное не стыдно даже перед лицом закона. Каждый из покупателей имел за душой такие прегрешения, что  Лексии не было ни капельки стыдно. Впрочем, ей стыдно не было никогда, а тут еще и деньги, вырученные за ряд мелких сделок должны были пойти на благое дело.

Вообще залог за доменуса был баснословно большим и для того чтобы получить хотя бы возможность его заплатить потребовалось три дня. За это время было сделано многое, и не за все доменус погладит их по голове. Но о печальном Лексия старалась не думать. Она радовалась, что не утратила хватку и все же смогла договориться о важной встрече, ну и попутно наладила несколько полезных связей, которые могут пригодиться в будущем.

Встреча с комендантом Красного замка была назначена на десять утра, и мошенники на нее немного опаздывали. Так и было задумано. Лексия изобразила на лице беспокойство и ускорила шаг, постепенно переходя на бег. Со стороны смотрелось эффектно, и мошенница была уверена – это маленькое выступление оценили.  Законники наблюдали за приближением невесты ри Аргоса из окон, и зря думали, будто Лексия их не видит.

Яшма крепко держалась за руку и послушно семенила следом. Замыкал шествие, невозмутимый юрист.

Батистовый платок, пропитанный специальной смесью, раздражал слизистую, если его поднести к лицу. От этого хотелось чихать. Зато глаза начинали слезиться, что придавало облику особую беззащитность.

- Нобиле Лексия… - приветствовал их возле своего кабинета похожий на колобка усатый комендант. - Прошу вас ко мне. И позвольте уточнить, что за юная леди с вами?

Маленькие свинячьи глазки коменданта  лихорадочно блестели, а бегающий взгляд постоянно останавливался на груди Лексии. Декольте мошенницы было скромным, но узкий вырез воротника все же открывал ложбинку между грудей, и она не давала мужчине покоя. К тому же комендант был невысок ростом, и смотреть в лицо мошеннице ему было  не очень удобно.

- О… - это длинная история. – Лексия снова всхлипнула и тряхнула головой, позволив платиновым локонам упасть на лицо. - Дело в том, что Танир… простите… - Лексия смутилась и позволила легкому румянцу проступить на щеках. -  Доменус ри Аргос пригласил в гости свою кузину. Девочка - сирота и ей просто неуда пойти, поэтому я взяла на себя беспокойство о ней до тех пор… - рыдания стали громче и Лексия снова поднесла платок к лицу.

- Касаемо залога… - комендант заюлил, пытаясь подобрать нужные слова. – Понимаете… - он сморщился, сразу сделавшись похожим на обычного немолодого лавочника. - Возникли небольшие проблемы…

- Какие могут быть проблемы? - Тут же насторожилась мошенница, даже в голосе прорезались стальные нотки. - Все было оговорено. Вы понимаете, что заставляете меня нервничать.

Лексия задышала чаще и помахала на лицо платком, делая вид, что пытается отогнать подступающие к глазам слезы и справится с истерикой. Женских истерик комендант боялся,  взгляд у него стал совсем затравленным.

- Видите ли, для того, чтобы иметь возможность выйти из этих стен доменус должен подписать ряд документов….  – с тоской заключил комендант и посмотрел на блондинку несчастным взглядом.

- И? – Лексия видя, что противник чувствует себя неуверенно и растерян, усилила напор.

- Он отказывается это делать.

Лексия посмотрела на коменданта самым своим проникновенным взглядом. Позволила слезе мелькнуть в уголке глаза и с придыханием произнесла.

- Если бы я имела возможность увидеть его хотя бы на миг! Хотя бы на полмига,  в этом случае я бы смогла его уговорить. Верю в это! Он просто так упрям… чертовски упрям, но у меня есть свои методы воздействия.

- Увы. - Комендант помрачнел, хотя посмотрел на декольте Лексии с видимым сомнением. Мошенница поймал этот взгляд, и его значение угадала без труда, но комендант все же взял себя в руки и ответил. – Вы не родственница ри Аргосу, поэтому посещение исключено. Не в моих силах пойти вам еще на большие уступки. Я и так сделал все, что мог и даже больше.

- А я? – подала голос Яшма и в груди Лексии похолодело. Девчонка была непредсказуема, поэтому маг и мошенница настоятельно рекомендовали ей молчать. И ни в коем случае не проявлять ненужную инициативу. Впрочем, любая инициатива, проявленная Яшмой, была ненужной и опасной

- Ну-у-у… - Комендант, не ожидавший такого поворота событий, растерялся. – Вы…

- Я же родственница. Кузина. – Непосредственно заявила воровка и тоже заглянула в глаза коменданту огромными, пронзительными глазищами. От взгляда мужчина поежился и отступил. -  Я могу увидеть братика? Очень я по нему соскучилась.

Комендант закусил губу, прошелся по кабинету назад и вперед, присел на краешек стола и, наконец, с сомнением выдал.

- Максимум, что я вам могу дать – это пять минут. Не больше. И очень надеюсь, вам хватит  этого времени, чтобы уговорить доменуса подписать бумаги. Это в интересах и вас, и нас, да и, признаться, его самого.

- Так как нобиле Сильва несовершеннолетняя, ее должен сопровождать взрослый человек.  Это прописано в федеральном законе номер семьсот восемьдесят четыре, пункт пять статьи второй. – Пробубнил себе под нос Мак и выразительно покосился на Лексию, намекая коменданту на того, кто должен сопровождать «кузину» к братику.

- Нет. - Комендант сплеснул руками и покачал головой. – Нобиле, вы, конечно, нижайше меня извините, но поймите правильно. Не могу я  пустить к доменусу любовницу. Понимаете, у него и так условия… ну очень хорошие условия. Не дай боги, проверка нагрянет, мы все тут лишимся мест. Мы доменуса ри Аргоса уважаем, и всем было бы проще, если бы он расставил точки над «Й» в той некрасивой истории и вышел бы на свободу, чтобы вернуться к своим непосредственным обязанностям. Но не могу. Пусть идет сестра и юрист? В этом случае мы, по крайней мере, сможем соблюсти видимость приличий, я и так пошел вам на встречу во всем, в чем мог. Например, ничего не доложил главе департамента – начальнику ри Аргоса.

- Вы и не должны. Это не входит в ваши служебные обязанности,- безэмоционально заметил Мак.

- Да понятно, что не должен и не входит! – всплеснул руками комендант и суетливо нарезал круг по кабинету. - Но вы войдите в мое положение! Мы все здесь друг друга знаем, поэтому я должен был бы доложить о вашем визите. Я и так иду вам на уступки. Не требуйте от меня большего. Если полетят головы… только дополнительные сложности возникнут.

- Хорошо. - Мак кивнул, а  Лексия громко всплакнула, чтобы комендант не расслаблялся. Ей действительно хотелось выть. Оставаться наедине с кидающим откровенные взгляды колобком не хотелось.  – Я буду сопровождать нобиле Сильву, и мы постараемся убедить доменуса в том, что его поведение безответственно и глупо. Если он согласится, как быстро можно будет разрешить проблему?

- Да тотчас! – Комендант отмахнулся и вытер пот со лба. – Буду вам признателен, если вам удастся. А пока вы убеждаете доменуса, угощу чаем прекрасную нобиле Лексию.

- Спасибо вам огромное! – Мошенница вежливо улыбнулась, повернулась к магу и, пока комендант не видит, сделала выразительные глаза. В  этом взгляде было все – просьба не задерживаться, приказ не наделать глупостей и пожелание удачи.

Маг кивнул, схватил за руку, пискнувшую от неожиданности Яшму, и вышел из кабинета в коридор, где уже поджидали два законника, которые должны были сопроводить  посетителей в камеру к доменуса. С чемоданом денег Мак расставаться не стал, более того в него вцепилась и Яшма. Это пугало.

Сложнее всего было объяснить воровке, почему свою долю нельзя забрать из этих денег. Чем они отличаются от тех, которые должен заплатить доменус. Мак вообще тоже не понимал, что мешает взять эти деньги и заодно еще половину хранилища доменуса и сбежать, пока неприятности не обрушились словно лавина, но у Лексии было свое мнение на этот счет. Почему Мак с ним согласился, он сам не знал. Может, потому что мошенница была ловким манипулятором, а может, просто сам доменус вызывал уважение, и маг был, как и Лексия, склонен считать, что ри Аргуса  подставили. Правда, раньше, маг не замечал за собой тяги к восстановлению справедливости. Но все когда-то приходится делать в первый раз, если получится -  выйдет забавный опыт.

К тому же прельщала идея отомстить. Но просто забрать деньги, конечно, было безопаснее. Правда, Лексия обещала больший куш, если все пойдет, как надо, получится вернуть недополученный гонорар. Но как можно верить мошеннице?

За мыслями, Мак не заметил, как подошел к двери, ведущей в тюремный блок. Рядом испуганно вздохнула Яшма. Охранники покосились на нее удивленно, но кукольная внешность играла воровке на руку. Трогательной барышне пристало пугаться тюрем.

Камеры находились внизу, под землей, и спускаться туда было страшно, казалось, что если за спинами закроется массивная металлическая дверь, выйти обратно на свет, уже не удастся. Везде магическая защита. У входа - охрана, которая проверяет всех и заставляет отдать все, вплоть до ремней, чтобы ничего похожего на оружие не оказалось в руках заключенных.

Пройдя необходимую проверку, Яшма и Мак оказались в темном коридоре с рядом дверей. Заключенные из-за решеток смотрели зло и завистливо. «Лишь бы не увидеть кого-нибудь из своих!» - с ужасом подумал Мак и, опустив глаза, стремительно направился за охранником.

- Доменус ри Аргос у нас находится в отдельных апартаментах, - пояснил сопровождающий их законник, когда ряды дверей с решетками закончились. 

 

***

 

Танир лежал на неудобной казенной кровати и пил. Собственно – это то, чем он занимался последние несколько дней. Хорошо хоть проблем со спиртным не было, ему приносили все, что душе угодно.  Все же даже во время неприятностей имя, титул и определенная репутация играли на руку.

Его камера именовалась представительской. Вместо решетки - металлическая дверь, небольшой саузел, кровать и возможности получать различные прелести из внешнего мира. Единственное, правда, что интересовало доменуса – это спиртное. Выпитые бутылки он ставил ровными рядами у стены. Совершенно скотское поведение, но на душе было погано. Что делать дальше Танир не представлял, поэтому лежал, смотрел в потолок и пил.

Он не мог сказать, что горюет. Лексия была яркой вспышкой в его жизни. Она опалила сердце, но дотла сжечь не успела, а вот собственная загубленная жизнь и карьера, а  так же чувство вины не давали покоя. Он запятнал репутацию и собственную душу, невольно ввязавшись в очень грязное дело. Из-за него погибли люди, которые  ему доверяли, и это не давало покоя. Душа требовала отмщения, но Танир слишком привык  жить правильно и чтил закон. В голове не укладывало то, как система поступила с ним. И он не понимал, что может сделать для того, чтобы восстановить справедливость.  

Самым простым было подписать бумаги, потом уехать на две недели на воды, а после как ни в чем ни бывало вернуться к своим обязанностям. Этого от него все и ждали, но Танир проявил завидное упрямство и даже послал, куда подальше адвокатов, присланных отцом, чем, безусловно,  опечалил свое семейство, которое и так страдало из-за пятна на безупречной репутации. Вот уж чего от Танира не ждали точно. Он всегда бы образцом для подражания. Лучшим сыном, которым гордились и про успехи которого рассказывали друзьям. То, что теперь родне придется оправдываться, даже  немного радовало. Он всегда хотел бросить вызов семейным ценностям, но смелости не хватало. А тут судьба сама распорядилась. Только вот,  создавшаяся ситуация – это не юношеский бунт. Невероятно сложно  повернуть ее так, чтобы  восстановить репутацию, и не поступится совестью.

Танир больше всего не хотел становиться пешкой в руках ри Трантея. Доменус  понимал, что шантаж лишь дело времени. Сейчас его выпустят, дадут отдохнуть и втянуться в работу, а потом попросят сделать что-то такое, на что он по доброй воле никогда бы не пошел, и отказаться будет нельзя, так как жизнь она заразная штука, не хочется терять ее и то, что дают положение и деньги. Танир привык жить хорошо, но не был уверен, что готов заплатить  столь высокую цену за привычный уклад. Решение было непростым, а со всех сторон давили. Отец, который беспокоился за репутацию семьи, начальство, коллеги-друзья.  Да и соблазн был слишком велик, только вот…. Пойти на уступки - это подписать себе приговор.  «А остаться здесь?» - внутренний голос был ехидным и очень раздражал.

Посетителей доменус не ждал, разум затуманенный алкоголем почти спал, и светловолосая, одетая в пышное бледно-голубое платье девчонка, так напоминающая облагороженную Яшму, немного напугала – она слишком была похожа на призрак, и если призрак воровки доменус мог пережить, то вот что делать, если к нему явится Лексия?  Наверное, пора заканчивать пить и наконец-то брать себя в руки, решил он и приподнялся на локтях намереваясь попросить стражу, чтобы принесли чан с ледяной водой.

- К вам сестра, доменус! – простые  законники его до сих пор уважали и даже кланялись после обращения. Захотелось неприлично выругаться, но смысл сказанного начала потихоньку доходить до затуманенного алкоголем мозга.

- Сестра… - напряг память Танир, пытаясь припомнить свою биографию и понять, откуда она могла взяться, но девчонка уже кинулась в объятия и, сжав шею в профессиональном захвате, горячо зашептала на ухо.

- Ты зажал наши денежки и прячешься тут? – голос был капризный, детский и знакомый. – Как ты мог, братец! – громче воскликнула она и чуть ослабила хватку, позволяя сделать вздох.

- Сестричка… - промямлил доменус и попытался сесть. С первого раза не получилось.

- Доменус, - голос второго посетителя тоже был знаком. – Вы ведете себя неосмотрительно глупо. Нужно думать если не о своей безопасности и чести, то хотя бы о репутации семьи. Ваше упрямство оно никому не идет на пользу.

Мак тоже был здесь. Значит, выжили – только вот где Лексия? Неужели…

Сердце сжалось, но Танир прогнал от себя глупые мысли. Если бы не Лексия, эта парочка сбежала бы. Мошенница единственная, кто в его отсутствии мог удержать команду вместе.

- Я настоятельно рекомендую подписать те документы, которые вам предлагают. Мы с коллегами, - Маг сделал выразительные глаза, - внимательно их изучили. Подписание произойдет, если вы пожелаете, при моем непосредственном присутствии. Обычная формальность. И вас отпустят. Ваша невеста уже выплакала все слезы. За что вы с ней-то поступаете подобным образом.

- Можем мы на вас рассчитывать? – Мак задал вопрос с нажимом.

- Думаю, что можете,  – Танир отозвался даже с  энтузиазмом. На его лице читалось явное облегчение. Троица выжила, значит, есть шанс все исправить. - Я уже достаточно сделал глупостей.

-  Очень много братик, - улыбнулась Яшма и махнула рукой. – До скорой встречи. Не наделай еще глупостей. Ты мне нужен живым, здоровым… - она немного поколебалась, но все же добавила. – И богатым.

- Если бы все было так легко… - мрачно отозвался доменус.

Парочка ушла, а Танир рухнул навзничь на кровать. Посмотрел на недопитую бутылку виски и отставил ее в сторону. Пора завязывать. Он не знал, что задумала троица, но понимал  -  сейчас проще подписать все, что угодно и выбраться отсюда,  иначе Яшма за своими деньгам приедет на таране и снесет половину Красного  замка.

Отдавать, конечно, придется из своих сбережений и сумма изрядно его разорит, да и от проблем не избавит, но, по крайней мере, от души отлегло. Вины в смерти команды на нем нет. А все остальные проблемы можно как-то решить, даже если в дальнейшем жить придется на окраине империи в какой-нибудь дикой деревне.

В конечном счете, в жизни в провинции есть свои неоспоримые плюсы – например чистый воздух и натуральные продукты. Последняя мысль снова ввергла доменуса в унынье, но он запретил себе думать о плохом. Может быть, и деревни получится избежать. Избежал же он застенок.

 

***

 

К тому моменту, когда явились Мак и Яшма, Лексия уже потеряла надежду. Комендант прекрасно понимал, что времени у него немного, поэтому проявил всю возможную настойчивость. В конце концов, от чрезмерно возбужденного мужчины пришлось бегать по кабинету, перемещаться - ускользая от потных объятий и даже пролить горячий заварочный чайник ему на штаны. Случайно, конечно же. Ронять случайно дорогие бьющиеся вещи, а  так же тарелки, чашки с напитками и вино Лексия научилась в совершенстве еще на заре своей карьеры.

Только это остудило пыл слишком активного ухажера.

- Ах, как мне неловко! – пропела Лексия, с наслаждением наблюдая за тем, как завывающий комендант выскочил из кабинета и кинулся по коридору, едва не сбив задумчивую Яшму, которая брела следом за магом. В первые за долго время, Лексия испытала настоящее удовлетворение от содеянного. Комендант изрядно утомил, и даже умудрился обслюнявить шею. Мошенница едва сдержалась от того, чтобы припечатать пухлую ножку  мужчины острой шпилькой.

- Что ты с ним сделала? – удивился Мак, подозрительно рассматривая запыхавшуюся мошенницу.

- Достал! – Лексия  недовольно фыркнула, не желая вдаваться в подробности, и попыталась привести в порядок прическу. – Все получилось?

- Да. - Яшма заулыбалась. – Мы молодцы. Похвали нас. Мы уговорили доменуса и даже ничего не украли.

- Яшма!-  наставительно заметила Лексия, у  которой наконец-то получилось отдышаться и привести себя в приличный вид. – Это красный замок, тут воровать нечего и чревато.  Давайте убираться отсюда. Мне не нравится это место, меня раздражает комендант и мне срочно нужно в душ! Думаю, доменус найдет дорогу домой и без нас.

- Мы не будем его ждать? – уточнил Мак, и получил однозначный ответ от женской части команды.

- Нет!

- Ну нет, так нет! – Он пожал плечами и, насвистывая, направился к выходу. – Не понимаю, что вам здесь так не нравится? Если ты уважаемый юрист, а не вор, то в Красном замке очень даже неплохо.

- Ты, главное, не забудь завернуть к казначею и отдать залог, - посоветовала Лексия, и поймала полный тоски взгляд.

- Денежки обязательно отдавать, да? – печально поинтересовалась Яшма.

- Да, обязательно. - Мошенница мысленно выругалась. Эти двое были сущими детьми. – Давайте быстрее. К приезду Танира нужно привести в порядок его дом. Вы представляете, что нас ждет?…

- Мы все равно не сможем вернуть ему часть коллекции, - философски заключил Мак. – так смысл пытаться создать видимость того, что все хорошо?

- А твое творчество, которое до сих пор стоит в холле, как ты думаешь, он оценит?

Мак хмыкнул, показательно надулся, но шаг ускорил. Видимо, представил реакцию Танира и испугался. Вполне обоснованно, кстати.

Портрет, «Доменус ри Трантей укрощает мошенницу» Мак начал рисовать позавчера, изрядно поругавшись с Лексией по поводу того, какому из скупщиков краденного лучше отдать один из экземпляров коллекции.  Вообще основной вопрос состоял в том, чтобы потом вещь можно было бы вернуть и при этом не испортить отношения с уважаемым человеком.

Вот по поводу «уважаемости» и не сошлись. В итоге, скульптуру Лорацио стащила Яшма и отказалась говорить, куда ее дела, но деньги в общую кучку, которая неуклонно таяла в процессе подготовки аферы, принесла. И на том спасибо. Но Лекия все равно волновалась, так как предстояло еще убедить воровку, вернуть  экспонат обратно в коллекцию.

Ну а после ссоры Мак родил шедевр. На полотне, сверкая изумрудными глазами, ри Аргос тащил за собой связанную  Лексию. Мошенница на картине не только упиралась, но еще меняла цвет волос и периодически, весьма жутко скалилась.

Лексия  работу оценила и даже гордилась тем, что стала музой для мага, который обладал выдающимся талантом. Но вот совершенно не была уверена, что сам ри Аргос оценит эту картину. К тому же она слишком уж напоминала «Укрощение сацивской амазонки»  – оригиналом которой доменус гордился. Но его пришлось временно продать… 

Интересно, формулировка «временно продать» Таниру очень не понравится? Лексия подозревала, что да. И если пропажу некоторых мелких вещей доменус, может, заметит не сразу, то вот полотно такого размера… обнаружит непременно. И достанется всем по первое число.

Лексия надеялась лишь на то, что доменус оценит старание и признает - деньги были потрачены не зря и на благое дело.

В холле  царил творческий хаос.  Причем, портрет, повернутый к стене, был меньшим злом и не так бросался в глаза.

Яшма устроила на балках себе веревочный городок, Мак развесил несколько схем, которые должны были пригодиться в работе. Только Лексия ничем не испоганила жилище доменуса, но не думала, что это ее спасет от возмездия. Подозревала, достанется всем, и разбираться  в том, кто прав и виноват, Танир не станет.

Как бы ни торопились, все равно вышло так, что в дом вошли не намного  раньше, чем еще толком не протрезвевший доменус, которого из красного дома, по всей видимости, выгнали взашей.

- А я говорила, - зашипела Лексия через плечо, стараясь улыбаться как можно более естественно. – Давайте, приведем все в порядок!

- Что с моим домом?! – зарычал Танир и сделал шаг вперед. – Вы что, совсем обнаглели? Кто разрешил превращать мой дом в тайный штаб группы мошенников? Ну, вот почему я не подписал эти дурацкие бумаги сразу? Как только я мог поверить в то, что вы погибли? Такие как вы - в огне не горят, в  воде не тонут! Такие как вы - могут только разрушать все вокруг себя!

Как Яшма растворилась в стене, Лексия даже не поняла, Мак воспользовался дымовой завесой и тут же улизнул, и посередине холла осталась одна Лексия, которая уже поняла, что отдуваться ей придется за троих. Ну, и объяснятся с Таниром тоже.

- Нам же нужно было тебя вытащить.  А это требовало, как минимум, места, где можно расположиться. Оказалось, что тут безопаснее всего…

Мошенница пожала плечами, словно это объясняло все, и, предчувствуя скорую бурю, сама медленно двинулась навстречу доменусу. Выдернула на ходу из волос шпильки и начала неуловимо меняться, возвращая себе более привычный облик.  Когда она подошла к Таниру, на плечи упали огненные локоны, а в глазах вспыхнул изумрудный огонь.

- Неужели сейчас обязательно говорить о делах? – тихо спросила она, лукаво заглядывая в потемневшие мужские глаза. Интересно, от гнева или от страсти? С Таниром никогда нельзя было сказать наверняка.

- Вы надругались над моим домом… - усмехнулся он чуть мягче и, не удержавшись, убрал прядь волос лица Лексии. Осторожно и очень медленно. – И я предполагаю, тут не хватает очень многих дорогих моему сердцу вещей…это…- мужчина замешкался и, подбирая слова, нервно облизнул губу. – Злит.

Мошенница не стала спорить. Шагнула ближе и провела ладонями по его груди, мелено расстегивая пуговицы на рубашке. Лексия сама не знала, зачем это делает, чтобы сбить с толку, или потому что соскучилась и хочет стать к нему чуточку ближе. Она не привыкла разбираться в себе. Предпочитала следовать желаниям и инстинктам.

- Что же… - Танир не сопротивлялся. – Я виноват сам… - пальцы Лексии скользили по сильной груди, отвлекая от мыслей. Мужчина сбивался. -  Растраты сильно превышают ваш гонорар? Вы же ведь брали с процентами?

- Ты слишком много говоришь, - шепнула мошенница  ему в губы, привстав на цыпочки и прижавшись всем телом. – Мы не брали свой гонорар, и все что потратили, обязательно вернем… но не прямо сейчас… сейчас, я слишком соскучилась, чтобы говорить о делах.

- Тогда зачем? – Танир умел быть очень упрямым. Он чуть отстранился и уставился Лексии в глаза, словно хотел прочитать там ответ. Глупый. Разве можно искать правду в глазах мошенницы?

- Месть… - шепнула она и мечтательно улыбнулась. – Мы вернем свои деньги и твою честь… но да…. для разработки плана пришлось серьезно потратится. Не беспокойся. Это временно.

- Что за план? – Танир насторожился и не зря. Но Лексия не собиралась сдаваться. Она считала, что разговор вполне можно отложить. На час или может быть два…

- Я, конечно, могу позвать Мака и мы все тебе расскажем… - Мошенница сделала многозначительную паузу и словно невзначай скользнула пальцем по откровенному декольте. - Если ты в нетерпении… 

- Нет… - Танир, не отрываясь, следил за ее действиями. - Пожалуй, все это может подождать,  - хрипло произнес он и, наконец, сделав стремительный шаг, заключил Лексию в объятия. Сжал что есть мочи и уткнулся носом в волнистые волосы, вдыхая ставший таким знакомым аромат.

- Ты хоть немного огорчился, когда подумал, что я умерла?

Она немного отстранилась, капризно надула губы, упираясь руками в мощную грудную клетку, и ладонями ощущая биение его сердца. Лексия знала ответ на свой вопрос, давно прочитала его во взгляде, по мелькнувшей в глазах радости,  по судорожному дыханию и участившемуся пульсу, но хотела услышать признание из его уст. Сейчас, почему-то, были очень важны слова.

- Я бы ни за что не сдался, если бы не думал, будто потерял тебя навсегда, - с болью в голосе признался Танир, нежно обхватил лицо мошенницы ладонями и поцеловал.

Лексия думала, их встреча будет сложнее, с надрывом и попытками бежать от себя. Но сейчас все ненужное притворство казалось нелепым. Доменус сдался своей страсти. Он не думал  воздвигать между ними стену, и мошенница была благодарно ему за это.

Мягкие губы едва коснулись, а горячие ладони  нежно переместились сначала на шею, потом по плечам вниз и обхватили за талию. Никогда еще Танир не был так трепетно нежен, ласков и осторожен, а Лексии этого было мало, она закинула руки ему на шею и притянула ближе, дразня языком и прижимаясь ближе к сильной груди, виднеющейся в распахнутой рубашке, пытаясь распалить сильнее, заставить сдаться и потерять контроль.

Движения становились яростнее, а на спине наконец-то появилось давление, которого так не хватало. Танир ответил, сжал сильнее, на плечах напряглись мышцы. Он на секунду оторвался от губ, мошенницы, только для того, чтобы откинуть с ее лица рыжие пряди и внимательно посмотреть в глаза.

- Как ты можешь быть такой красивой?  - поинтересовался он, а Лексия хрипло засмеялась и, отступив на шаг, начала медленно крючок за крючком расстегивать корсет. Отвечать на вопрос она не считала нужным.

- Не боишься, что нам помешают?

- Не посмеют. Они боятся тебя до дрожи в коленях. Ну и меня опасаются.  - улыбнулась Лексия  и позволила платью  упасть к ногам. Прохладный воздух ласкал обнаженную кожу, а от обжигающего, жадного взгляда мужчины перехватило дыхание. Соски затвердели и  требовали ласки, внизу живота спиралью скручивалась страсть.

Лексия закусила губу и подалась вперед, к замершему перед ней мужчине. Приближалась осторожно шаг за шагом, провоцируя, дразня, позволяя насладиться своим телом.  Танир наблюдал из-под опущенных ресниц, но не спешил переходить к активным действиям, словно жал чего-то.

Что же, Лексия любила игры и умела дразнить. Она медленно приблизилась и осторожно вытащила  его рубашку из-под ремня брюк, скользнула прохладными ладонями по напрягшимся мышцам живота, и вдохнула знакомый, будоражащий запах Танира и режущий - дешевого мыла – видимо, перед тем как ехать домой доменус все же принял душ. Знал, что она будет его ждать? Или не хотел портить салон дорогой платформы, которую специально для него пригнал Мак?

Спешить не хотелось. Напряжение отдавалось покалывающей болью в кончиках пальцев. Лексия все равно нашла в себе силы отступить и, откинувшись на диванные подушки, кокетливо пальцем поманить мужчину.

Доменус опешил. Видимо, никто не позволял себе подобного, но спустя минутное колебание, резким движением скинул плеч рубашку и, швырнув ее на пол,  шагнул по направлению к Лексии, заключил ее в объятия и впился в губы, сводящим с ума поцелуем.

Голова кружилась. Руки дрожали, а  дыхание сбивалась.  У Лексии появилось  пугающее ощущение, что она вернулась домой. Единение с доменусом было таким сильным, что казалась, будто следующий поцелуй заставит превратиться в одно целое, которое невозможно будет  разделить никогда. Это возбуждало так же сильно, как и пугало. Мошенница хотела раствориться в ощущениях, и боялась потерять себя. Внутренняя борьба сбивала с толку.

Наваждение, чуть спало, когда тяжело дышащий Танир, отстранился и хрипло выдохнул:

- Нет.

Сразу стало холодно, по спине пробежали неприятные мурашки. Лексия застыла с изумленно открытым ртом. Ее еще никто и никогда не отталкивал. Не так, когда она полностью открылась перед мужчиной и обнажила душу. Краска отхлынула от щек, но Лексия не успела ничего сказать, потому что Танир подобрал  с пола помятую рубашку, накинул ее девушке на плечи и, подхватив, на руки направился к лестнице.

- Ты куда меня тащишь? – Она, наконец, обрела голос и решилась задать вопрос.

- Ты достойна большего, чем диван в холле,  – отрывисто произнес он. - Я несу тебя к себе.

От сердца отлегло. Страх, сжавший сердце отступил, Лексия доверчиво прильнула к сильной мускулистой груди и потерлась о теплую кожу щекой. Происходящее сейчас казалось очень правильным, и даже то, что доменус очень скоро узнает об их грандиозном плане, который уже запущен в действие, и будет злиться, не портило настроение. Лексия вообще любила жить одним днем, и сегодняшний был прекрасен. Единственное, что она хотела - это продлить его как можно дольше и наполнить всеми возможными эмоциями.

Танир нехорошо рыкнул на двух служанок, попавшихся в коридоре, пинком, распахнул дверь в свои покои и начал целовать ее уже на пороге. Не осталось смущения, неловкой нежности и времени для размышлений или анализа.

Горячие руки, хриплое дыхание, сильное тело с перекатывающимися под кожей мускулами, а еще только его запах – неповторимый, волнующий и такой родной. Он сводил с ума, заставлял вдыхать снова и снова, пытаться запомнить навсегда.

Рыжие волосы разметались по плечам, молочно-белая грудь вздымалась, и Лексия закусывала губу, едва сдерживая стон, когда пальцы Танира скользнули вниз. Страсть пульсировала в ушах, мошенница вцеплялась сильнее в плечи мужчины, теряла связь с реальностью, и только когда Танир аккуратно подхватил на руки и осторожно положил на кровать, она поняла, что до этого стояла, и именно из-за этого ноги дрожат от напряжения.

Холодные шелковые простыни коснулись спины, Лексия выгнулась вперед и обхватила ногами за талию, нависшего над ней мужчину. Поддразнивая, вцепилась пальцами в ремень брюк и дернула за пряжку.

Два тела сплелись. Жар, страсть - сметающая все на своем пути, волнение и два дыхания, звучащих в одном ритме. Поцелуи-укусы и старый как мир танец. С губ срывалось одно имя: «Танир».

Потом было холодное шампанское с полки над камином. Заклинание слетало с него  маленькими, хрупкими льдинками, которые быстро растаяли на низеньком столе. Танир даже откуда-то достал клубнику. Лексия лежала, откинувшись на подушки, и блаженно щурилась. Ее совершенно не смущала собственная нагота, скорее наоборот придавала уверенности, так как в глазах Танира вновь вспыхивал огонь желания.

Лексия жалела только о том, что роман этот будет скоротечен. До саммита осталось несколько дней, а после ее ждали сангрийские курорты. Вряд ли она скоро вернется в Новартус, а когда вернется… наверное, Танир уже забудет их мимолетную страсть, точнее, забудет тот огонь, который был между ними, и станет стесняться своей увлеченности обычной мошенницей. Печальный, но вполне закономерный итог. Она это прекрасно понимала, но запрещала себе печалиться сейчас. Так как в данный  момент была абсолютно счастлива, ну а боль в будущем… это закономерная плата за удовольствие сейчас. Лексия слишком хорошо усвоила, что в жизни за все приходится платить и чем ценнее приобретение, тем выше цена.

- Я не думал, что мне будет так больно… - признался он и, взяв со столика бокал, присел на кровать рядом с Лексией.  Поймал ее удивленный взгляд и, намотав прядь волос на палец, пояснил. – Когда я узнал, что ты погибла… я не думал, что мне будет так больно. Даже когда, я думал, что потерял тебя, отказывался признаться себе, что боль в сердце – это нечто большее, чем просто вина за гибель команды.

- Эта боль тебя удивила? – поинтересовалась мошенница осторожно. Она умела слушать, и откровенный разговор доставлял удовольствие не меньшее, чем плотское наслаждение.

- Смутила, - признался он. – Оказывается, я умею чувствовать.

- И что же ты чувствуешь? – сердце пропустило удар.

- Не знаю. - Танир хитро улыбнулся. - Но когда я пойму, обязательно тебе расскажу.

- Смотри, не думай слишком долго, а то я исчезну из твоей жизни, так и не узнав. А я любопытная. – Лексия могла все перевести в шутку, но глаза при этом смотрели очень внимательно и серьезно. Ей было чуть-чуть жаль, что доменус снова отдалился, испугался и не стал открывать душу до конца, а  ведь он был к этому близок. Если бы он сказал сейчас то, что Лексия сейчас хотела услышать, она бы изменила свое решение? Мошенница сама не знала ответ на этот вопрос.

- Ну так, может быть, любопытство тебя  удержит рядом со мной подольше? – хрипло спросил он и поцеловал, сжимая в объятиях.

Лексия чуть отстранилась и заметила:

- Поверь, меня рядом удерживает не только любопытство.

- Ах, да! – Он понимающе кивнул. - Еще и азарт.

- Да. - Мошенница не стала спорить. - Я крайне азартна. Ты даже не представляешь насколько.

Потемневшие глаза Танира снова горели страстью, и это настраивало на игривый лад. Лексия чувствовала себя сытой и довольной кошкой, хотелось поддеть лапой, чуть-чуть запусти когти в нежную кожу, а  потом потереться и замурлыкать.  Но нужно было спускаться вниз  и искать Мака и Яшму, пока эти двое что-нибудь не натворили. Поэтому мошенница с сожалением выскользнула из опьяняющих объятий. Впереди ждала работа.

А дальше… дальше, будет видно.

Лексия вышла из комнаты, позаимствовав рубашку Танира. Нужно было  привести себя в порядок и надеть очередную маску, которую имело смысл продемонстрировать доменусу.

Сегодня Лексия стала брюнеткой - каштановые волосы затемнены почти до черноты, кожа приняла смуглый, загорелый оттенок, а зеленые глаза потемнели. Красное платье, спадающее к полу мягкими складками, подчеркивало фигуру, а  откровенное декольте было призвано в очередной раз свести с ума Танира. Незначительная и необязательная мелочь, каприз, в котором отказать себе мошенница не могла. Она хотела вызывать у него страсть в любой маске, ни взирая на предпочтения. Блондинка, брюнетка, рыжая – Лексии было принципиально, чтобы Танир хотел именно ее и научился узнавать под любой маской.  Первый мужчина,  с которым она общалась в разных масках и даже пару раз показала себя почти настоящую.

Мошенница взглянула в зеркало и печально вздохнула – этот образ как нельзя лучше дополнило бы ожерелье страсти, которое было спрятано в доках. Жаль только, никогда не настает тот миг, когда Танир оценит обжигающий блеск камней и при этом не загорится желанием уволочь Лексию в Красный замок. Пожалуй, это единственное, с чем мошенница не хотела мириться.

Внизу уже все были в сборе. Яшма качалась где-то под потолком в закрепленном на балке маленьком гамаке – убрать она его не успела до появления Танира и, видимо, потом даже заморачиваться не стала. Девчонка висела, словно летучая мышь, вверх ногами. У Лексии даже голова закружилась от взгляда на нее. Танир со странным выражением на лице смотрел за тем, как Мак заканчивает на мольберте свое эпохальное полотно.

- Может быть, ты объяснишь мне,  что это такое? – Доменус брезгливо кивнул в сторону великолепной работы.

- Ну… - Лексия пожала плечами, так как не горела желанием объяснять, из-за чего у Мака вдруг проснулось вдохновение. Но лично ее образ на картине был хорош.

- У вас не хватает портрета, - заметил маг сосредоточенно. – Пусть будет такой. Он хорошо впишется в обстановку комнаты. И не так пафосен, как портреты ваших предков на лестнице. Вы же любите искусство, так отдайте ему дань! И не поганьте стены официальной рисовкой.

Мак вытер руки, отложил кисть и взглянул на Лексию.

- Смотрю, ты уже в образе? Может быть, сама представишь, нашу разработку?

Танир только сейчас, похоже, заметил то, что Лексия изменилась.  Мошенница не знала, злиться на него или счесть, что она все же достигла того, чего хотела и Танир узнает ее в любой маскировке.

- О, да… - Лексия улыбнулась и начала. – Позвольте представиться – я Лиссана эль Мирс, дочь короля островного государства Нали, расположенного так далеко, что связь с внешним миром для нас всегда была одним из приоритетных направлений развития…

У мошенницы даже голос изменился, став низким, грудным и очень волнующим.

- Нали? – удивился Танир, вспоминая курс географии из университета. - Там же одни туземцы. Они живут в хижинах и бегают с копьями за слонами.

- О, доменус! Вы так очаровательно не осведомлены. – Лексия полностью вжилась в роль и испытывала удовольствие от игры. - Наш уровень развития очень долго отставал, в силу отдаленности, но некоторое время назад - около двадцати лет - маги открыли чудодейственный цветок.

Мак вышел вперед, и на его ладони распустился нежно розовый лотос, а мошенница продолжила:

-  На основе его было изобретено множество различных заклинаний и самое главное то, которое позволило сократить расстояние. Маг катнул цветок в руках, и он ужался до маленькой горошины, очень похожей на черную жемчужину.

- Это телепорт?

- Да. - Лексия пожала плечами. – Розовый лотос. Мы маленькая страна и нуждаемся в поддержке, розовый лотос растет только у нас, поэтому мы готовы заключить с Эторией контракт на поставку цветов и портативных телепортов. Мой народ отправил меня к вам с этим заманчивым предложением.

- Но у Этории  есть черная жемчужина. Зачем нам это?

- Ну, во-первых, сейчас создалась беспрецедентная ситуация, когда две страны претендуют на одно и то же открытие. Пока они не договорятся, боюсь, черная жемчужина будет лежать мертвым грузом, а во-вторых, черная жемчужина разрушается после использования, а  розовый лотос - нет. Он раскрывается в цветок, а после использования снова ужимается до размера горошины. Мы привезли на пробу несколько образцов.

Мак открыл коробку и Танир осторожно взял в руки маленький шарик.

- И в чем подвох?

- В том, что на Нали, действительно, живут неграмотные туземцы, и я не представляю, что там растет.- Мошенница усмехнулась, на миг перестав играть представительницу экзотической страны.

- Что вы сделали?.. – уже жестче спросил Танир, и Лексия, вздохнув, поведала:

- Во-первых, Мак скопировал тогда черную жемчужину, и мы от вашего имени вернули ее сток-Ассу, естественно, предупредив о необходимости молчать об источниках. Скоро разразится скандал. Две уважаемые страны переругаются между собой, ну а на  саммите появится новый участник - Нали. Небольшая страна, которая имеет  нечто, что положит конец спору. Цветок захотят иметь все.

 - Ваш начальник не устоит, - подхватил разговор Мак. - С его подачи будет заключен контракт, который обойдется стране в миллиарды, что станет для ри Трантея  началом конца.

- Но… он не занимается этим…

- Конечно, но у него есть вы. Сегодня разведка доложит ему о нашей разработке, и он захочет ее заполучить. Это реально работающий образец. Попасть на Нали ри Трантей не сможет – образец работает, как жемчужина – нужно точно знать координаты. Но… -  маг замялся. – Мы почти подготовили павильон.

- Вы не представляете, какие красивые розовые лотосы, когда они растут в природе…

- Это сумасшествие, - заявил Танир, но в глазах у него зажегся азартный огонь. Лексии не нужно было даже спрашивать, чтобы понять – он в деле. Просто замечательно. Осталось совсем чуть-чуть – заманить в паутину большую и жирную муху.

 

Лексия зря переживала, что доменус не сможет пойти против начальства и системы. Она боялась, что законник в последний момент передумает, но он отработал свою часть аферы даже лучше, чем кто-либо ожидал. Видимо, злость на начальство была сильнее природной честности. Ровно через два дня была организована встреча Лиссаны эль Мисс с Алоном ри Трантеем.

Для ужина был выбран пафосный ресторан, называющийся - Ледяное царство. В его холодных, морозных интерьерах нобиле Лиссана смотрелась крайне экзотично и, что скрывать, привлекательно.

- Зачем же вам участие в саммите? Нали никогда даже не подавали заявки, – заискивающе интересовался ри Трантей, стараясь оказаться как можно ближе к изящной и явно теряющейся молодой даме.

Танир смотрел на ужимки начальника и злился, а вот Лексия оставалась совершенно хладнокровной. Она улыбалась мерзацу так, словно он был единственным мужчиной на земле. Так, как должна была бы улыбаться только ему – Таниру. Доменус пыхтел, сопел, но держал себя в руках. А мошенница играла свою роль с явным удовольствием.

- Вы знаете… - Она задумалась. – Мы маленькая, небогатая страна и саммит - это наша единственна возможность заявить о себе, и хотя бы немного улучшить финансовое положение.

- Вы же понимаете, что если продемонстрируете такие разработки, то ваш народ, ваша страна окажутся в опасности? – гнул свою линию ри Трантей.

- Понимаю… - Лексия притворно вздохнула, показывая, как озабочена этим обстоятельством. - Наша военная мощь не позволит  ответить на вторжение, но мы открыты  для переговоров… все же военная кампания более затратна, нежели честная сделка.

- Думаю,  смогу предложить вам решение этой проблемы… - ри Трантей сделал вид, будто задумался, не осознавая, что алчно горящие глаза выдают его с потрохами. -  Если все действительно, так как вы говорите. У меня есть некоторые сомнения, что маленькая слабо развитая страна оказалась способна создать то, что не под силу двум сильным державам.

- У меня есть все необходимое для того, чтобы развеять ваши сомнения. Мы понимаем, что без доказательств, с нами никто не станет иметь дело.  - Лисса на секунду позволила выйти наружу своей истинной сущности и в голосе мелькнули стальные нотки. Все же ри Трантей не дурак и должен бы понимать, что Нали отправило на переговоры не просто красивую куклу, а  человека осведомленного.

- Если все именно так, то Этория может предложить очень хорошие деньги…

- Зачем вам это? – поинтересовалась мошенница, словно сомневаясь. - У вас есть своя разработка, к чему перекупать нашу до начала саммита?…

- Понимаете, сейчас очень спорная ситуация. На нашу разработку претендует еще одно государство – это неприятный конфликт для обоих сторон, который  бы мне хотелось решить как можно скорее. А времени осталось мало. Нам нужна новая разработка, которая нейтрализует конфликт. Кому нужна будет одноразовая черная жемчужина, если у нас на руках будет розовый лотос?

- Я вас слушаю, пока предложение звучит заманчиво. – Лексия кивнула и пригубила вино из бокала.

- Если  демонстрация меня впечатлит… я бы мог предложить вам свое покровительство. Мы готовы выкупить у вас лотос, Нали  получит деньги и некую военную помощь, а мы разработку и сами лотосы, для производства телепортов. Но я должен быть уверен, что  ваша разработка действует.

- О-о-о, конечно же! – Лексия воодушевилась. - Как вы знаете, для того, чтобы телепорт работал корректно, его нужно настроить на координаты, того места, куда вы желаете попасть.  Лотосы не исключение. И  тот образец, который я готова передать вам с пакетом документов, настроен на самую большую ферму по выращиванию розовых лотосов. Если желаете, - Лексия сделала жест рукой и Мак, который в смуглом обличие смотрелся странно, раскрыл перед носом ри Трантея шкатулку, внутри которой на черном бархате  лежала переливающаяся розовая жемчужина.

- Мы можем испытать ее прямо сейчас?  - восхитился ри Трантей, не понимая, что заглатывает наживку и не оставляет себе шансов сорваться с крючка.

- Конечно же, - льстиво улыбнулась мошенница и осторожно взяла шарик в руки. – Только не здесь, не хотелось бы привлечь внимание досточтимой публики.

- А где? – на секунду в глаза ри Трантея промелькнуло подозрение, но следующие слова Лексии его окончательно успокоили.

- Пойдемте в сад. Ваши люди ведь оградят нас от нежелательных свидетелей? А там много укромных уголков, где мы не будем на виду.

- Конечно, - Ри Трантей кивнул. Танир, оставайтесь тут.

- Ну почему же? – Лексия снова улыбнулась. - Я готова организовать  экскурсию, не только для вас. Розовый лотос способен одновременно перемещать до пяти человек. Лиам, следуйте  за нами.

- Как скажете, - кивнул маг и, не выпуская из рук шкатулку, отправился следом за Лексией к выходу.

В саду было темно и тихо. Сюда почти не доносилась музыка, а по причине прохладных  вечеров,  пока было не так много желающих прогуляться на свежем воздухе, а те несколько  парочек, которые скрывались в тени акации, были разогнаны охранниками ри Трантея.

- Готовы? – поинтересовалась мошенница у своих спутников, и раскрыла на ладони розовый лотос.

Сердце пропустило удар. Лексия, конечно, верила в незаурядные способности Мака, но все равно волновалась и страшно боялась, что что-то пойдет не так. Но переход прошел быстро и безболезненно.  Всех участников переноса накрыло полупрозрачное облако и когда оно рассосалось, вокруг был совершенно другой пейзаж, не похожий на темный парк в Новартусе.

Во-первых, тут было светло, как и должно было быть в настоящем Нали в это время суток, во-вторых душно. На лбу сразу же выступили бисеринки пота, и Лексия с неудовольствием отметила, что похоже Яшма перестаралась с отоплением.

Сама воровка была тут же. Идея обрядить ее в традиционную одежду аборигенов Нали и затемнить кожу принадлежала Таниру. Воровке это очень не понравилось, и она сейчас пробежала мимо, злобно сверкая янтарными глазищами.

Цветастая юбка порхала вокруг темных лодыжек, а в руках Яшма тащила огромную корзину, доверху наполненную якобы сорванными  лотосами.

- А она не испугается пришельцев? – спросил ри Трантей и протянул Яшме руку, словно собирался погладить экзотическую зверюшку. Юмор у воровки был специфический, и она решила подыграть в меру своих весьма скромных артистических способностей. Она изогнулась и клацнула зубами буквально в миллиметре от пальцев ри Трантея.

Танир сзади закашлялся, но сумасшедшая девчонка уже сбежала.

- Они немного диковаты,  - неловко оправдалась Лексия. – Пойдемте, я вам покажу сами пруды, где растут розовые лотосы. Водоемы искусственные, но условия максимально приближены к натуральным. Лотосы практически не требуют ухода. Сами видите, хватает одной необразованной аборигенки – затрат никаких.

- Вы дадите нам сюда доступ? – Глаза ри Трантея загорелись.

- Конечно,  если вас все устроит, то сразу после экскурсии мы перейдем к подписанию бумаг. И передаче наличных.

-  Мне нужно будет полчаса, чтобы достать деньги.

- Ну, думаю, вы пошлете кого-то из своих ребят. Так ведь? А мы пока обсудим все тонкости.

 Ри Трантей замялся, видимо его напрягала необходимость брать деньги из своего личного сейфа. Но  Лексия не хотела давать ему время для раздумий.

- Завтра с утра последняя возможность зарегистрировать на саммит, - заметила мошенница.

- Я понимаю вашу спешку, и достану деньги.

Лексия честно отработала программу. Ри Трантею были показаны дикие обезьяны, которых Мак купил у заезжих циркачей, ядовитая змея обра -  ее неизвестно откуда притащила Яшма и сами пруды с лотосами. Они получились особенно красивыми.  Нежно розовые лепестки плавно покачивалась на слегка подрагивающей глади озера и мерцали. У мошенницы у самой даже дух захватило. После этого завораживающего зрелища, ри Трантей больше не сомневался ни минуты.

По возвращению в ресторан он был настолько воодушевлен, что даже не стал посылать за своим юристом – подмахнул документы, не глядя, и передал деньги Маку, который, получив заветный чемоданчик, скрылся. Первая часть аферы завершилась успешно, теперь осталось вернуть доброе имя Таниру.

- Я думаю,  за это нужно выпить, - улыбнулась Лексия. – Угостите даму, закажите вино.

Ри Трантей согласился с удовольствием, не понимая, что это последний вечер его свободной жизни.

На следующий день с утра пораньше в кабинете его ждал крайне неприятный сюрприз, в виде явившегося на работу раньше положенного Танира, а так же Эриса ри Коверго - опасного человека и непосредственного начальника.  Единственного, кроме императора, кто мог  устроить веселую жизнь начальнику департамента.

- Вы говорите, что ваш начальник планировал аферу давно? – осведомился ри Коверго, обращаясь к Таниру.

- Да. – Доменус соврал, не краснея. Все же общение с мошенниками не прошло бесследно. Ему даже стыдно не было.

- Но как вы узнали?

- Он предлагал мне участвовать. Даже мага нанял через меня. Мага вы уже опросили. Сначала команда воров под предводительством ри Трантея украла жемчужину у Этори… как вы знаете, эта история ударила рикошетом  по мне.

- Но жемчужину вернули! – завопил ри Трантей. – Это подстава! О чем вообще идее речь.

Из-за зелья, которое Лексия добавила ри Трантею в бокал, спал он долго,  а проснулся с головной болью. Все это позволило Таниру довести до ума последнюю часть плана и связаться с ри Коверго.

- Да вернули, потому что уже была изготовлена подделка, на основе которой сделаны розовые лотосы, - как ни в чем ни бывало, продолжил ри Аргос. Собственно именно для этого была организована кража.

- Это не подделка! Лотосы настоящие. Они многоразовые.

Возмутился ри Трантей и спешно полез во внутренний карман.

- Я старался для империи!

- Ваш лотос синтетическая подделка и еще сотни заготовок обнаружены в вашей подпольной лаборатории, - отрезал ри Коверго, бросив на начальника департамента быстрый, презрительный взгляд.

- Какой лаборатории!! Лотосы растут на Нали, хотите я вам покажу?! – Ри Трантей все же с третьей попытки смог достать из кармана потерявшую товарный вид розовую бусину.

- Не утруждайте себя, – отмахнулся ри Коверго - Мы уже видели вашу «ферму по выращиванию лотосов». Кстати, команда, которая создавала павильон в нескольких километрах от вашего загородного поместья, уже призналась, по чьему приказу его делала.

- По чьему же? – тихо прошептал ри Трантей, видимо, чувствуя, как глубоко увяз в неприятностях. Он не понимал, как такое возможно, но уже знал ответ.

- По вашему, - припечатал ри Коверго. - Заберите его!  - Кивнул он своим охранникам и, обернувшись к Таниру, сказал.

- Доменус, поздравляю вас с новым назначением. Вы достойны этого места.

- Это ты меня подставил! Не знаю как, но ты меня подставил и тебе не сойдет это с рук!

Вопил ри Трантей, пока его тащили к выходу. В ответ на угрозы, Танир лишь прохладно улыбнулся и перевел взгляд на ри Коверго.

- Благодарю вас, - кивнул он в ответ на поздравления. С неким сожалением доменус отметил про себя, что совершил нехорошую вещь, но так как цель была благая, не испытывает из-за этого поступка угрызений совести.

 – И у меня к вам будет небольшая просьба, - обратился он ри Коверго

-  Слушаю вас?

- Мне бы хотелось создать новую ячейку в нашей организаций.

- Даже так… и какую же?

- Тайную. – Танир усмехнулся. - Очень тайную команду, которая будет помогать решать деликатные проблемы.

- Такие как эта? – понимающе усмехнулся собеседник и покосился в сторону выхода, куда увели бывшего начальника департамента.

- Да, примерно.

- Действуйте, доменус. Я даже не стану спрашивать, кто будет входить в состав этой тайной команды. Верю, под вашим руководством их работа будет эффективной, а большего мне знать не нужно.

- Я к их услугам буду прибегать в крайних случаях.

- Думаю, так будет правильно. А сейчас, отметьте хорошо ваше новое назначение. Вы это заслужили.

- Спасибо, доменус.

 

***

 

- Неужели, мы сделали это? – сказал, наверное, в сотый раз Танир, оторвавшись от магвизора,  по которому предавали последние новости, в том числе и информацию об аресте ри Трантея.

- По всей видимости - так.

Лексия улыбнулась чуть сдержаннее, демонстрируя, что ни капельки не сомневалась в том, что афера закончится успешно. Хотя на самом деле - это было совсем не так.  Поводов для волнения выдалось предостаточно. Впрочем, как всегда.

Мошенница откинулась на спинку дивана и сделала глоток из бокала. Шампанское было самым лучшим – вкус доменуса, как всегда впечатлял. А сегодня, в честь успешного завершения дела, Танир достал жемчужину  из своего винного погреба.

- Денюжи, как же я люблю денюжки! – напевала Яшма, которая сидела на полу на куче купюр, которые только что вывалила из пухлого чемодана.

Вид воровка имела сосредоточенный, она складывала деньги в пачки, внимательно сверяя номерные знаки. Себе девушка отбирала по купюре из каждой серии, чтобы номера были совсем разными.  Лексия даже вникать не стала, зачем ей это нужно – пусть дите радуется. Самой мошеннице было не принципиально, какими именно купюрами получать гонорар, значительно принципиальнее, на что его потратить. Девушка блаженно щурилась и предвкушала -  шопогольный запой.

Мак тоже был возбужден, но косился на Лексию и пытался соответствовать. Делать невозмутимый вид у него получалось весьма неплохо. Это забавляло. Лексия никогда бы не подумала, что будет гордиться тем, что стала для кого-то примером и смогла научить азам своей профессии. Все же хорошая из них получилась команда.  

- Я благодарен вам за то, что помогли мне очистить имя. И надеюсь, что в случае необходимости смогу на вас рассчитывать.

Этот вопрос уже обсуждали и никто из команды не отказался. Работать вместе понравилось всем. Да и сорванный куш, в несколько раз перекрывал гонорар, который обещал Танир.

- То есть, ты теперь нас не будешь ловить? –  Яшма сразу же заинтересовано вскинула голову.

- Ну-у-у, если ты не будешь откровенно подставляться, то нет, не буду. Более того, лично для тебя вход в мое хранилище всегда открыт.

- Мне можно там играть? – восхитилась воровка.

- Да, только не забывай ставить игрушки на место.

- И мне можно? – воодушевился Мак.

- Нет, с тебя хватит того, что я разместил картину в центральном холле. Поверь, это уже много. Я  до сих пор вздрагиваю, когда прохожу мимо. Но я всегда рад всех вас видеть в этом доме,  - серьезно добавил Танир.

- Ты бы не разбрасывался обещаниями, - ухмыльнулась Лексия, которая почти допила шампанское. – А то мы можем воспринять приглашение буквально.

- Я – не приму, - подала голос воровка. – Просто буду приходить в гости. Как и обещала. Я, вообще, сейчас буду отдыхать здесь в городе. Эй! – она поймала несчастный взгляд Танира. – Отдыхать, а  не работать. Чтобы размяться у меня есть твое хранилище. Поэтому не переживай за сокровища Новартуса.

- А я, пожалуй, совершу вояж, - Поделился планами Мак и  задумчиво побарабанил пальцами по столешнице. – У меня осталось несколько незаконченных дел.

- Ну, а ты? – Танир внимательно посмотрел на мошенницу.

- А я пока не решила… - не моргнув глазом, соврала она. Как бы ни было хорошо, здесь с Таниром, все же пришло время двигаться дальше. Да и Сангрийские курорты манили, как никогда раньше.

Первой, досчитав деньги, исчезла Яшма, потом следом за ней удалился Мак, а Лексия так и осталась сидеть на диване рядом с Таниром, положив голову ему на плечо.

- Что ты хочешь?  - спросил он. «Любви» чуть не ответила мошенница, но промолчала, понимая, что сейчас он ее спрашивает не об этом.

- Даже не знаю… - Она томно изогнулась, зажмурилась по-кошачьи и,  подумав, сказала. – Помнишь наш первый ужин?

- Там на крыше? – уточнил мужчина и улыбнулся. В зеленых глазах появился теплый свет, от которого у Лексии замерло сердце.

- Именно, - ответила она на улыбку.  - Я хочу повторить. Это было так недавно, но с того мига изменилась я и изменился ты. Мне хочется узнать, какие ощущения я испытаю сейчас.

- Неизменным остался только вид на Новартус, - задумчиво согласился Танир. – Мне нравится твоя идея.

- Да, вид там шикарный. Особенно сейчас - ночь, лодки, вода, ветерок и мы с тобой одни. 

- Очень заманчиво… – ответил Танир, поднялся и направился к выходу. – Ты ведь не сбежишь, пока распоряжаюсь по поводу ужина? – полушутя полусерьезно уточнил он.

- Я никогда не сбегаю голодной, особенно если есть возможность поесть, - отшутилась Лексия. - К тому же у тебя божественные вина. Определенно  - нет. Я никуда не сбегу. Это было бы опрометчиво с моей стороны.

- Знаешь… как ни странно, но я верю тебе.

- И правильно, я не стала бы сейчас тебя обманывать. Не в случае с ужином.

- Жди меня здесь.

- Мы встретимся на крыше через пятнадцать минут. Хорошо? Это платье слишком официально.

- Ты приготовишь для меня что-то особенное? – в глазах доменуса зажегся неподдельный интерес. Он опалил и заставил сердце забиться сильнее.

- У меня всегда есть для тебя что-то особенное, - усмехнулась мошенница. Танир ушел, а Лексия с сожалением отставила в сторону пустой бокал и направилась к себе в комнату.

Мошенница действительно не врала и не собиралась сбегать. По крайней мере, не сегодня вечером. А вот о завтрашнем утре речи не шло. Впрочем, Лексия не могла недооценивать Танира и предполагала, что он понял, в чем заключается символизм этого ужина.

Там на крыше у них все началось, и там же закончится. Мошенница любила символичные вещи. Началось все немного раньше, но именно тот ужин почему-то запомнился, как точка отсчета.

Сегодня хотелось быть особенно красивой и желанной. Лексия удержалась от соблазна надеть на себя кучу масок, чтобы стать красивее, чем есть на самом деле. Танир не заслужил этого. Он имеет права видеть ее почти настоящей. Совсем обнажиться перед ним Лексия пока не была готова, как и назвать свое настоящее имя. Именно оно служило последней печатью.

Девушка распустила посветлевшие волосы по плечам, сейчас они не сверкали медью, а мягко переливались золотом, а после этого открыла шкаф. Основная часть багажа уже была упакована, что-то Лексия даже успела отправить – в шкафу болтались всего несколько платьев. Просто, когда она собирала вещи, еще не знала, какое из них будет более уместно. А сейчас определилась – длинное, в пол с глубоким вырезом из почти прозрачного, золотистого материала. Платье было легким и невесомым, приятно холодило обнаженную кожу и обрисовывало каждый соблазнительный изгиб тела. В таком не выйдешь в люди, а вот для свидания на крыше, где нет никаких посторонних людей – оно подходило, как нельзя лучше. Тонкая переливающая ткань слегка просвечивала. Платье было достаточно свободным, оно прилегало на талии и мягкими складками спускалось от бедер до кончиков пальцев ног.  Небольшой шлейф сзади падал на пол.

В таком не каждая женщина могла бы почувствовать себя уютно, но Лексия знала себе цену и шла с высоко поднятой головой, ощущая, как ласкает ноги прохладный шелк. Девушка не стала собирать волосы и надевать украшения – все это сейчас казалось лишним. Дополнительные детали будут отвлекать от нее самой. Она знала, Танир оценит именно такой,  максимально натуральный образ.

Он ждал ее, облокотившись о кованые перила, и смотрел на никогда не засыпающий город. Повернулся, едва заслышав шаги, и замер в восхищения.

- Я не буду оригинален, - начал он. – Но ты божественно красива. Наверное, тебе говорили это тысячу раз.

- Больше, -  ответила Лексия, просто констатируя факт. – Но меня редко трогают комплименты.  Так что это не важно. Важно, что  твои слова для меня желанны, и я хочу их слышать, слышать и слышать.

- Могу повторять всю ночь.

- Я, думаю, на ночь мы найдем занятие, - уклончиво заметила мошенница. – А сейчас показывай, чем ты будешь меня кормить.

- Даже не поцелуешь перед этим? – хрипло спросил он, поймал Лексию за руку и привлек к себе. Мошенница послушно поддалась, прильнув к сильной груди, обхватила руками за шею и, уткнувшись носом мужчине в шею, почувствовала запах, от которого сжималось сердце. Ей будет его не хватать.

По спине прошлись горячие руки. Ткань платья была такой тонкой, что позволяла чувствовать каждое прикосновение. Лексия прижалась сильнее к мужскому телу и прикрыла глаза, растворяясь в пока еще целомудренных ласках.  Обжигающие ладони нежно скользили по позвоночнику вверх вниз, заставляя мурлыкать от удовольствия. Мошенница потерлась о немного шершавую щеку Танира, вильнула бердами, заставив мужчину втянуть со свистом воздух, и тихо засмеялась. Грудь стала болезненно чувствительной, казалось, между ней и телом Танира нет преграды в виде платья и его рубашки. И это было так возбуждающе.

- Ты меня провоцируешь… - шепнул мужчина на ухо Лексии, а она только засмеялась и, отстранившись, заметила.

-  Ты же сам просил…

- Я просил поцеловать, а не соблазнять. А поцелуя так и не дождался.

- Какая ужасающая несправедливость, - хмыкнула она и, приподнявшись на цыпочках, осторожно лизнула его в губы. Маленький язычок мелькнул и исчез между двумя рядами жемчужных зубов. Танир рыкнул и притянул к себе девушку. Она изогнулась в спине и чуть отстраняясь, вызывающе посмотрела в полные страсти глаза.

Четко очерченные губы манили,  но Лексия специально дразнила, не делая первый шаг. Облизнула свои, и снова посмотрела с призывом. Этого Танир выдержать не мог. Выругался и впился в губы жадным поцелуем.

Горячая ладонь сдавливала затылок и не давала возможности отстраниться, но Лексия и не хотела, она закрыла глаза и растворилась в ощущениях. Танир был жадным, требовательным, словно понимал, что целует в последний раз.

Вино и закуски оказались забыты. Лексия ощущала за своей поясницей перила, а внизу под ними раскинулся город. Впечатление, что они с Таниром находятся практически в центре толпы, заводило сильнее. Дом доменуса был хорошо защищен, и Лексия не знала, виден ли с мощеных тротуаров набережной этот маленький балкончик, да признаться, ей было наплевать на возможных случайных свидетелей. Это они пусть испытывают неловкость и стыд.

Поцелуи становились требовательнее, а объятия жарче, Лексия провела руками по груди мужчины, проворно расстегивая маленькие пуговички-жемчужины. Ладони ощутили жар кожи и кончиками пальцов Лексия почувствовала ускоряющийся ритм его сердца.

Голова слегка кружилась, как от дорогого вина, которое они еще не успели выпить. Когда Танир двинулся ближе и, подхватив Лексию под бедра, одним движением усадил на узкие перила балкончика, она на секунду напряглась, вздрогнула, испытывая страх, но потом утонула в зеленых, пронзительных глаза и поняла, что с этим мужчиной не нужно бояться и полагаться на себя. Он удержит в любом случае, не даст упасть – он самая серьезная опора в этой жизни. Как жаль, что Лексия привыкла полагаться только на себя.

Сегодняшнее ощущение беззащитности и слабости было в новинку. Мошенница расслабилась в  уверенных руках,  немного переместила вес, и обхватила ногами мужчину за талию. Платье бесстыдно задралось, обнажая стройные бедра. Танир сжал сильнее ее талию, удерживая девушку практически на весу, и свободно рукой скользнул в вверх по внутренней поверхности бедра..

 Лексия могла только выгибаться навстречу ласкающим рукам, чувствовать, как  пульсирует внутри желание и все – ни дотронуться, ни подарить ласку в ответ.

Мошенница не удержалась и всхлипнула, чувствуя, как наслаждение затапливает с головой, заставляет слабеть ноги, и когда оно практически достигло своего пика, мужчина  отстранился, улыбнулся и, как ни в чем ни бывало,  сказал:

- Ужин остывает…

Хотелось кинуть в него туфлей. Лексия поймала себя на этой мысли и даже слегка смутилась. Неторопливо дернула платье на бедрах, позволив ему упасть  волнами до пола, и улыбнулась, показывая, что принимает правила игры,  к столу подходила нарочито медленно, прекрасно зная, как смотрится ее возбужденное тело в тонком полупрозрачном шелке.

Лексия сдерживала себя изо всех сил, чтобы не кинуться на законника. Она видела страсть в его глазах и понимала, что  стоит ей проявить инициативу, и он сдастся, эта мысль возбуждала, но впереди у них была целая ночь. Так к чему спешка? Лексия мелено обошла Танира и, остановившись у стола, соблазнительно изогнулась, делая вид, будто рассматривает этикетку марочного вина.

- Вы превзошли себя доменус, 1789 год. Лучший урожай минувшего столетия.

- Все для вас нобиле… - услышала она волнующий хриплый голос и ощутила руку и себя на бедре. Ладонь скользнула по ягодицам, сминая дорогой шелк, задирая невесомые складки, которые скользили по ногам, даря мало с чем сравнимые ощущения.

Танир сделал шаг и прижался сзади.. Горячие пальцы скользнули по позвоночнику и чуть надавили между лопаток. Лексия повиновалась, изогнулась в пояснице и повела бедрами, дразня. Услышала за спиной судорожный вдох, плавно поднялась и повернулась лицом.

- Паштет из гусиной печени? – как ни в чем ни бывало, поинтересовалась она. – Помнится, в прошлый раз он мне очень понравился.

- Может быть, сразу перейдем к десерту? – хрипло спросил доменус, и шагнул ближе, прижимаясь всем телом. Он наклонился  к губам Лексии, скользнул по ним едва ощутимым поцелуем и достал со стола за спиной мошенницы  уже открытую бутылку вина.

Чтобы разлить его по бокалам, нужно было лишь слегка отстраниться. Рубиновая жидкость потекла в прозрачное стекло. Один бокал Тарин протянул Лексии, а второй взял сам.

- За удачное завершение дела… - тихо произнесла девушка и сделала первый глоток, позволяя раскрыться богатому букету напитка.

- За нас, - добавил Танир и тоже поднес бокал к губам. Он сделал глоток, и хитро усмехнувшись, поддел пальцем бретельку платья – она медленно сползла с плеча мошенницы. Лексия вместо того, что ее поправить,  отставила бокал в сторону и дернула плечом, позволяя сползти и второй.

Дальше нужно было только немного отступить от стола, соблазняющее повести бедрами и платье медленно скользнуло к ее ногам.

Танир задержал дыхание.

- Будешь ужинать прямо так? – поинтересовался он.

- А тебя что-то смущает? – Лексия пожала обнаженными плечами и аккуратно присела на краешек стола, закинув ногу на ногу.

- Не уверен, что смогу думать о еде…

- А ты не думай, - Мошенница взяла с подноса небольшую тарталетку с паштетом и отправила ее в рот. Вторую протянула Таниру. Он осторожно поймал ее губами, словно невзначай скользнув по пальцам мошенницы. Она понимающе улыбнулась и чуть откинулась назад, облокотившись о столешницу.

Танир смотрел долго и внимательно. Лексия с удовольствием наблюдала за тем, как на его лице борется здравый смысл и желание. 

Он рывком скинул с плеч рубашку, кажется, оторвав остатки пуговиц, которые не успела расстегнуть Лексия, дернул за ремень брюк и склонился к мошеннице. Она не стала дожидаться, сама подалась на встречу, обхватила руками за шею и поцеловала – так, чтобы он не смог отстраниться или передумать, обвила ногами за талию, привлекая, соблазняя, заставляя сходить с ума и терять голову.

Танир был нетерпеливый, яростным. Прошептал хрипло ей на ухо «Моя». Она в ответ тихо засмеялась, приглашая и зачаровывая.

Слова стали не нужны, остались только ощущения,  ласкающий разгоряченную кожу ветер и россыпь звезд над головой. Бокал вина полетел на пол и со звоном разбился, но на него никто не обратил внимания, следом рухнуло блюдо с тарталетками и столовые приборы – ужин откровенно не задался, зато ночь выдалась просто великолепная.

Уходили Танир и Лексия, обнявшись. Она лишь накинула плечи его рубашку, а он прихватил бутылку вина.

- Ты знаешь, - шепнул он ей в волосы. – Почему-то мне совсем не хочется есть. По-моему, я могу думать только о тебе.

- Меня тоже если и терзает голод, - Лексия повернулась, хитро улыбнулась и поцеловала доменуса в кончик носа. – То это голод совсем иного толка.

- Но ведь у нас еще много времени впереди, чтобы его утолить? -  серьезно спросил он.

- Конечно. – Лексия улыбнулась немного грустно, уже открыла рот, но почему-то так и не добавила. «Целая ночь впереди». А просто - положила голову ему на плечо, обняла руками за талию и позволила утянуть себя в спальню.

 

***

 

Уже под утро Лексия встала и на цыпочках пробежала к двери, стараясь не смотреть на спящего Танира. И так было слишком больно, но мошенница не хотела оставаться и ждать пока он выгонит ее сам. Лучше уходить тогда, когда ты еще нужна. Она давно усвоила это правило и следовала ему неукоснительно. Только так можно сохранить лицо и теплые воспоминания о себе. А еще призрачную надежду на продолжение.

Как бы она ни старалась действовать аккуратно и тихо, уйти незамеченной от Танира не получилось. Только не от него. Он совершенно неожиданно появился в дверном проеме – еще сонный босой в наспех натянутых на голое тело штанах. Красивый.

- Даже не попрощалась… - с болью в голосе заметил он, прислонившись к косяку. – Неужели тебя не учили, что вежливые девочки говорят хотя бы «До свидания» или на худой конец «Прощай».

- Не люблю расставания… - Лексия передернула плечами, косясь в сторону выхода, и обреченно поинтересовалась. – Удерживать будешь? Почти все пытались.

Глаза обжигали слезы, но мошенница знала, она не позволит им пролиться. Не сейчас. Впереди долгий путь, можно рыдать столько, сколько хочется, нужно просто немного потерпеть.

- Как можно удержать ветер? – невесело усмехнулся он. – Но поцеловать-то на прощание ты меня могла бы? Или я не заслужил даже этого?

- Ты заслужил намного больше, - печально призналась она и сделала нерешительный шаг на встречу, все еще опасаясь, что он схватит, прижмет себе и сломает волю. Но Танир просто стоял и смотрел.

Его предложение было провокацией, но Лексия привстала на носочки и целомудренно чмокнула мужчину в небритую с утра щеку.

- Не знаю, почему ты бежишь, - сказал он, не пытаясь сомкнуть объятия и продолжить поцелуй. – Может быть, я  для тебя лишь мимолетное увлечение.

Лексия открыла рот, но он не дал себя перебить. Просто, приложил к губам теплый палец.

- А может быть, ты просто сбегаешь от себя или пытаешь разобраться…. Но… мне было хорошо с тобой, и если ты когда-нибудь надумаешь вернуться, знай, я всегда буду тут…

- Хорошо, - сердце сжалось от боли и тоски. – Ты так и не сказал мне, что чувствуешь…

Очень хотелось, чтобы он признался, удержал и не отпустил.  Впервые в жизни, но Танир лишь усмехнулся. В глазах появились веселые чертики, и он сказал:

- Э-нет, так будет нечестно. Вот, если ты когда-нибудь вернешься, я обязательно тебе скажу…

- То есть… ты понял?

- Что именно?

- Меня… - на губах мелькнула улыбка.

- Я понял… но тебе ведь пора? Сангийские курорты? Моя информация верна?

Мошенница кивнула, сделала шаг к двери и все же, не удержавшись, бросилась доменусу на шею, чтобы запечатлеть на губах жаркий поцелуй. Осознание того, что он будет ее здесь ждать, окрыляло.  Теперь она точно знала, что вернется и, возможно, даже быстрее, чем он успеет по-настоящему соскучиться.

Но волшебство в сердце и бабочки в животе не повод в очередной раз отложить поездку в рай. Тем более, Лексия была уверена – Танир не одобрит то, чем она собралась заниматься среди пальм, песка и выставки современного искусства.

 

 

Эпилог

 

Лексия сидела на подоконнике в кабинете доменуса ри Аргоса и с увлечением читала, прихваченные со стола секретные документы. Рыжие локоны, свободно рассыпались по плечам, а на посвежевшем и загоревшем лице не было ни грамма косметики. И привычной маски тоже не было. Она перестала быть необходимой. Сейчас мошенница была сама собой. Сангрийские курорты пошли ей на пользу. Она наконец-то смогла обрести гармонию, и совершенно очаровательный комплект из белого золота, который успела с утра припрятать в хранилище в доках.

Скрипнула дверь и Лексия  вскинула голову.  Танир замер в дверях, но надо отдать ему должно сумел сдержать удивление. И злости, к счастью, во взгляде не промелькнуло, хотя Лексии пришлось задержаться. Она отсутствовала дольше, чем планировала.

- Ты не пытался меня вернуть или искать… - Это было не удивление, и не вопрос - просто констатация факта.

- Знаешь. - Танир сделал несколько шагов и замер рядом с подоконником. – Когда ты не вернулась через месяц - злился. Через два – хотел броситься искать, через три – смирился… а потом понял одну вещь.

- Какую? – в горле застрял комок. Лексия на миг испугалась, что отсутствовала  слишком уж долго.

- Тебя удержать можно одним лишь способом… Отпустив.

Лексия улыбнулась и спрыгнула с подоконника, угодив прямо в объятия.

- Гвендолин, - сказала она, обхватывая Танира за талию и прижимаясь щекой к жесткой ткани камзола.

- Что?  - удивился он и, чуть отстранившись, заглянул, девушке в глаза.

- Меня зовут Гвендолин. Это мое настоящее имя. Ты достоин его знать. И я больше никогда не исчезну… обещаю.

- И все же…нет… - Он внимательно вгляделся в ее лицо, словно видел в первый раз. – Лексия. Моя Лексия. И я никогда и никуда тебя больше не отпущу. Оказывается, ждать слишком тяжело.

- Как скажешь, - удивительно покорно согласилась она и поцеловала, а потом, словно вспомнив что-то, отстранилась и спросила.

- Ты обещал мне что-то сказать, если я вернусь. Что именно?

- А ты не догадаешь?

- Нет. – Лексия  хитро прищурилась и ударила маленьким кулачком ему в плечо. – Хочу услышать.

- Люблю тебя, - шепнул он и прижал сильнее, утыкаясь носом в волосы.

- Вот теперь все так, как должно быть, - вздохнула Лексия довольно.

- Все ли? Неужели, ты ничего не скажешь в ответ?

- А разве ты не заметил? Я уже сказала.  – Мошенница обхватила его руками за шею. – Меня зовут Гвендолин… разве тебе мало этого признания?

- Мне всегда будет мало, - признался он и подхватил девушку на руки.

- Люблю тебя, - серьезно сказала она и поцеловала.

 

© Одувалова А.С., текст, 2017

 

  • Комментарии
Загрузка комментариев...