Чат

2262
28 минут
«сборник "Вербариум"»: "Снежный ком", Издательский дом "Вече". ; Москва; 2013
ISBN 978-5-904919-64-1, 978-5-4444-1482-8
Аннотация
Рассказ "Чат" напечатан в сборнике "Вербариум" издательства "Снежный ком"
Леонид Кудрявцев

 

Чат

Фантастический рассказ
 
«А56с78: Самый полный список?

Монк: Да, я хочу знать обо всех событиях, зафиксированных в доме за минувшие сутки, детально»

Список возник на экране почти без задержки. Изучив его примерно на треть, наблюдатель обратил внимание на один абзац.  

«…С 12.40 по 12.41  – мимо двери квартиры прошел отладчик домашней среды. Он был вызван в соседнюю квартиру. В 12. 56 – раскрытие штор на окне спальни, поскольку солнце достигло зенита и свет его для этой комнаты стал допустимым. В 13.00 – переключение климатического режима на более соответствующий обеденному настроению, способствующий восстановлению сил и пищеварению. В 13.30 – переключение на более работоспособный режим. В 13.32-14.15 разговор с Сюми Тзхор, помеченной в списке абонентов как подруга. В 14.16 включен обслуживающий комбайн, функция «маникюр». В 14. 23…»

Любопытно.

Он глотнул цветочного чая, аккуратно поставил чашку на стол и еще раз перечитал кусок чата, показавшийся любопытным.

А чем, собственно? И нет ли тут возможности поразвлечься?

За десять лет в должности наблюдателя на станции зеленого питательного раствора, нюх у него на подобное выработался исключительный. Условия работы этому способствовали. Вахтовый метод, две недели через две, полное одиночество. В обязанности входит постоянно находиться в зале управления, да в случае непредвиденной ситуации нажать кнопку перезагрузки главной системы. Раз в год, не чаще. Все остальное время принадлежит тебе безраздельно. Да, еще немаловажная подробность. Интернет разрешен лишь в виде электронной почты и чата. Любая попытка обойти запрет наказывается так, что мало не покажется.

На этом ограничения заканчиваются. Все остальное – можно. Фильмы, музыка, книги? Сколько угодно. Достаточно захватить с собой персоналку, забив предварительно ее память до отказа и можно засмотреться, зачитаться и заслушаться. Года на три этого хватило. Потом потребление духовной пищи вернулось в норму и появилось желание дополнительных развлечений. Общение в чатах? Не более года и оно тоже снизилось до определенного уровня.  Он попробовал резать по дереву и быстро убедился, что это не доставляет ему большого удовольствия. Искусство не задалось. Стихи и проза у него получались одинаково бездарными.

Он перепробовал множество иных занятий. Дошел даже до игры в гольф в центре зала управления. В ней вместо кеглей использовались старые водяные фильтры, а шаром служил сломанный робот, чистильщик труб. Самой необычной была игра в «следопыта». Явившись на смену, он первым делом принимался тщательнейшим образом осматривать главный зал, а так же находящиеся в нем кухонный и спальный модули, пытаясь по оставленным в них следам определить, чем занимался его сменщик предыдущую пару недель. Это требовало умения находить, замечать, делать логические выводы, и вроде бы неплохо у него получалось. При удаче на игру запросто можно было убить целый день. Кстати, при этом открывалось много забавного .

Лет через пять такой службы он неожиданно осознал,  что изменился. Работа подстроила его под себя, и для каждого увлечения нашелся отрезок времени. Еще только отправляясь на очередную вахту, он уже знал, каким делом и на какой день займется. Все было учтено и расписано. Кстати, одним из пунктов привычного расписания значился ежедневный чат с иск-интеллектом своего дома и получение от него полного списка происходивших событий. Это создавало иллюзию связи с обычным миром.  

Наблюдатель перечитал заинтересовавший его кусочек.

«…В 12. 56 – раскрытие штор на окне спальни, поскольку солнце достигло зенита и свет его для этой комнаты стал допустимым...»

Любопытно... Ну-ка, с кем можно сейчас поговорить?  

Он просмотрел список любимых чатов  и, выбрав один наугад, вошел в него. Десятка два ников светились желтым.  

Замечательно. Есть из кого выбрать.  

«Монк: Превед, удав!

Грин-кобра: Превед, обезьяна!

Монк: Сделай доброе дело. Плиззззз…

Грин-кобра: Запросто. У тебя все норм?  

Монк: Все – как в Польше.:)))))

Грин-кобра::))))))

Монк: А у тебя?  

Грин-кобра: Еще четче.:)))))

Монк: Круто.:)))))

Грин-кобра: Че надо-то?  

Монк: Выйди на любой сайт о погоде и скажи мне точное время нахождения солнца в зените. Вчера. Э?  

Грин-кобра: Без проблем. Сейчас.  

Монк: Жду.  

Грин-кобра: Посмотрел. Зенит в 1.29. Вчера.  

Монк: Это точно?  

Грин-кобра: За кого ты меня принимаешь? Точнее не бывает.  

Монк: Ок. Спасибо большое.  

Грин-кобра:ББ, обезьяна»

Глотнув чая, наблюдатель поудобнее устроился в кресле и глубоко задумался. Минут через пять он встрепенулся и придвинул клавиатуру поближе.  Связавшись с другим приятелем, он задал и ему вопрос о нахождении солнца в зените.  Цифры в ответе были те же самые.

Получается, подумал наблюдатель, иск-интеллект его дома совершил ошибку. Плохо, очень плохо. Жена может быть в опасности.

«Монк: А56с78 – ты все еще знаешь меня?  

А56с78: Час назад ты ввел правильные логин и пароль.  Ты живешь в моем доме.  

Монк: Верно. У меня есть к тебе задание.  

А56с78: Слушаю.  

Монк: Запусти полное, подробное самотестирование. Немедленно устранять все ошибки и восстанавливать любые замеченные повреждения.  

А56с78: Самотестирование началось. Весь процесс займет предположительно пятнадцать минут.  

Монк: По его окончании выдашь мне подробный отчет»

Ну вот, подумал он, проблема решена. Сбой произошел мелкий, и его сейчас исправят.

Однако, вместо того чтобы расслабится и допить чай, он, все время пока шла проверка, просидел не сводя глаз с монитора, слегка барабаня пальцами по крышке стола, напряженный как струна.

Отчет о проведенном самотестировании возник на экране. Прочитав его, наблюдатель встал и, сделав по залу несколько шагов, остановился перед широким окном, за которым виднелись огромные, оплетенные толстыми канатами синтетической плоти, баки переменной циркуляции.  Глядя на них, но на самом деле их не видя, он погрузился в размышления. Привычка раздумывать долго тоже  появилась потому, что у него было много времени. Некуда торопиться. Да и причина сейчас была серьезная. Получалось, иск-интеллект его дома оказался в полном порядке. А как же ошибка? Она откуда появилась?

Вернувшись к монитору, наблюдатель еще раз просмотрел отчет.

Нет, все прочитано верно. И ничего не остается, как вызывать ремонтников? Это обойдется очень дорого. А может, есть еще какие-то объяснения случившемуся? 

Он почесал в затылке.

Атака неведомого хакера? Бред. Зачем бы ему это могло понадобиться? Материальной выгоды  никакой. Славой тоже не пахнет.

Связавшись по чату с модулем безопасности дома, наблюдатель затребовал у него архив подключений. Выяснилось, что никто посторонний с иск-интеллектом в контакт не входил.

Он хмыкнул.

Существовал еще один возможный вариант, и его нельзя было не учесть. Изменения могла внести жена. Только зачем ей это понадобилось? Спросить у нее напрямую? А если она оскорбится его подозрениями?    

Обнаружив, что кружка опустела, наблюдатель прошел в дальний конец зала, где находился кухонный модуль. Тщательно вымыв чайник, он вынул из настенного шкафчика пакет с чаем. Аккуратно отмерил четыре большие ложки заварки, вернул пакет на место и включил бойлер.  

Дожидаясь, когда вода закипит, наблюдатель вполголоса напевал песенку из оперетты «Марица». Потом бойлер едва слышно щелкнул, на его корпусе появилась надпись «готово». Теперь оставалось лишь налить воду. Что и было сделано. Поставив чайник на крохотный кухонный стол, наблюдатель покинул модуль и вернулся к монитору.

Ничего на экране за время его отсутствия не изменилось.

Если жена и в самом деле это сделала, то почему? Или… Стоп, начинать надо с другого вопроса. Как она это сделала? 

Полузакрыв глаза, наблюдатель представил, как супруга входит в систему и просматривает отчет. Потом она его правит. При этом ей нужно прямо на месте выдумать формулировки, время, события. На это она способна, поскольку не глупа. И все-таки гораздо легче не выдумать, а просто скопировать.

Он улыбнулся.

Если так, то нетрудно найти, откуда данные скопированы. Допустим, из отчета двухнедельной давности, когда они были правдой. При желании можно вычислить день точно.

Наблюдатель вычислил. Затребовал отчет за определенный день. А получив его, взглянул и убедился. Да, все совпадало до запятой.  Браво!

Он вновь отправился в кухонный модуль, налил чашку чая и вернулся с ней на рабочее место. Удобнее всего было бы захватить с собой и чайник, но он оставил его на столе. Привык ходить за каждой чашкой отдельно. Это позволяло убить немного времени дополнительно.

Вот такие дела, подумал наблюдатель. Ну, теперь - доволен?

Очень спокойно, можно сказать, отстраненно, он допил чай. Два раза перечитал полученный от иск-интеллекта ответ.

Ошибкой и не пахло.

Вспомнив, что так и не выкурил положенною утром сигарету, он опять прошел в кухонный модуль. Вынул из стоявшего там стола пачку, достал из нее набитую табаком бумажную палочку и потратил минуту, пытаясь найти зажигалку. Обнаружил.  Она почему-то оказалась не в том кармане. Прикурив сигарету, он положил пачку обратно в ящик стола и вернулся к монитору.

Докурив сигарету до половины, он подумал о том, что это могло случиться и не в первый раз. Да и проверку сделать нетрудно. Надо лишь затребовать отчет за год и поискать совпадения. Времени много не потребуется.

Через два часа кропотливого труда стало понятно, когда это началось. Он потратил еще полчаса на проверку и убедился, что не ошибся.  Получалось, супруга химичит с отчетами уже с полгода.

Что в итоге? Две недели на смене и две – дома. Значит, не менее шести раз. А его жена все это время мастерски разыгрывала святую невинность.  

Взглянув на пепельницу, он обнаружил, что прикончил уже две сигареты. Многовато. Впрочем, имеет ли это хоть какое-то значение? Две, три, пять. В чем разница?

Спокойствие, сказал себе наблюдатель, полное спокойствие. Если супруга наставила рога, это еще не означает, что жизнь кончилась. Банальная история, происходящая всегда, везде и со всеми. Вы живете вместе более десяти лет. Срок вполне достаточный, чтобы добродетель слегка приелась. Не надо строить из себя мавра, не потянешь, не тот темперамент. И кстати, игра еще не закончена.  Надо окончательно удостовериться, не случилось ли ошибки. Шансы минимальные, но они есть. Совпадения в этом мире бывают иногда просто невероятные.  

Он мрачно глянул на монитор.

А ведь сейчас у него в распоряжении осталось только одно средство. И можно ли заставить супругу проговориться, если она полгода его так искусно обманывает? Дождаться личной встречи?

Нет, неделю неизвестности он не выдержит. И значит, разговаривать надо сейчас. Пока он себя еще не накрутил, не измучил ревностью, пока способен логично думать. Вот только в лоб разговор начинать не следует. Рано.

Он вздохнул и воздел руки над клавиатурой. Подержал, вынул из кармана платок, вытер пот со лба. Снова приготовился печатать. И наконец:

«Монк: Привет!»

Ответ пришел почти сразу, словно бы супруга его сообщения ждала.  

«Луфи: Привет, дорогой!

Монк: Как у тебя дела?

Луфи: Великолепно. А у тебя? Никто из женского пола не заходил проведать?:)

Монк: Все шутишь?:)

Луфи: А чем мне еще заниматься? Кроме обычных, домашних дел?

Монк: Ну, к примеру, ты можешь потрепаться с Сюми Тахор.  

Луфи: Вот как? О чем можно говорить с этой старой сплетницей?»

Он покачал головой и мрачно ухмыльнулся.

«Монк: Раз она сплетница, значит с ней можно обсудить то, кто с кем и кому изменяет, кто за кем ухаживает. Тебе это не интересно?

Луфи: Иногда. Но не постоянно же? Устаешь от сплетен. Они с действительностью никак не связаны.  

Монк: Неужели?  

Луфи: Действительность, как правило, оказывается интереснее и необычнее любой выдумки.  

Монк: Тут ты права. Меня тоже более всего интересует происходящее у меня дома.

Луфи: Это хорошо, не так ли?

Монк: Ну да. Ведь это мой дом и ты – моя женщина.

Луфи: Только твоя и ничья больше. Сомневаешься в этом?»  

Он стукнул кулаком по столу.

Что можно на подобное ответить? Она с ним явно играет. И не ухватишь. Выскальзывает из рук, словно маринованный масленок.

«Монк: Я дал повод себя в этом заподозрить?

Луфи: Почему бы тебе немного не поревновать? Нормально для любого мужчины. И вообще, говорят, без ревности нет любви.

Монк: В таком случае признаюсь, что тебя ревную, причем – бешено.

Луфи: о_О!  

Монк: Не веришь?

Луфи:  Мне это льстит. Однако бешеная ревность предусматривает хоть какой-то к ней повод. Есть ли он?»

Наблюдатель убрал пальцы с клавиатуры, опустил голову.

Совпадение или насмешка? Да нет, не может быть. Еще сегодня утром была полная уверенность, что жена ему верна. А вот сейчас…

Он вздохнул, взглянул искоса на монитор.

Если обходные маневры не проходят, придется брать быка за рога. Рубануть с плеча и будь что будет.

«Монк: А вдруг он есть?

Луфи: О чем ты? Не понимаю.

Монк: Ты изменила данные отчета иск-интеллекта нашего дома на отрезке в несколько часов. И делала это не раз. :(  Разве у меня нет причин для ревности?»

Ну вот, она сейчас наверняка призадумается. Есть причина.

Ответ пришел тотчас.

«Луфи: Ты обратил внимание, наконец? Дождалась я. :)

Монк: Дождалась?:Р

Луфи: Ну да. Я все гадала, когда ты задашь этот вопрос, поскольку ответ на него у меня уже есть и давно. Только – спокойно, без нервов. Ничего страшного не случилось.

Монк: Вот как? :р

Луфи: Конечно»

На подобную наглость, подумал наблюдатель, следует отвечать пулей. Интересно, как по чату заказать пистолет? С кем договориться? Если все сделать с умом, то за оставшуюся неделю можно вооружиться не хуже спецназовца.

«Луфи: Задумался? Прикидываешь, где достать оружие, чтобы наказать изменщицу?»

Неожиданно осознав, что не понял из последнего сообщения ни слова, он прочитал его еще раз. Медленно, мысленно проговаривая каждое слово. Подумал, хмыкнул и написал в ответ:

«Монк: Пытаешь меня спровоцировать, чтобы на разводе обвинить в излишней агрессивности?  

Луфи: Дурак!

Монк: Кто бы сомневался? Так долго водить за нос можно лишь полного идиота.  

Луфи: О разводе забудь. Учти, немного погодя ты сам попросишь у меня прощения. Нет у тебя повода меня хоть в чем-то подозревать. Нет ни малейшего.  

Монк:  Да запросто извинюсь, если объяснишь, зачем подделала отчеты иск-интеллекта. Чем ты в это время занималась? Получится?  

Луфи: И не только объясню, но и докажу. Кстати, тебя не удивило, как легко я угадала твои мысли?»

Наблюдатель нахмурился.

Ну вот, сейчас она начнет наводить тень на плетень, как у них и принято.  

 «Монк: Ничего удивительного. Такие мысли приходят любому, узнавшему об измене партнера.     

Луфи: Уверен?  

Монк: Конечно. Не пудри мне мозги. Не выйдет.  

Луфи: И не пыталась. Вот тебе еще одно доказательство, посолиднее предыдущего. Помнишь, в детстве, в соседском саду был куст красной смородины? Она тебе очень нравилась, а куст рос близко к забору. Помнишь?»

Странно. Он и в самом деле помнил.

«Монк: При чем тут куст смородины?  

Луфи: Не нужно было перелезать через забор. Достаточно лишь перегнуть на свою сторону ветку, сгрести с нее кисть смородины и быстро сунуть в рот. Однажды ты так торопился, что не заметил сидевшую на ягодах осу. Она ужалила тебя в язык. Помнишь?  

Монк: Какое это имеет отношение к тому, что ты мне изменяешь?  

Луфи: Подумай. Я знаю, хотя ты мне об этом не рассказывал. Странно, не правда ли?  

Монк: Нет. Мне кажется странным, что я обвиняю свою жену черт те в чем,  а она рассказывает мне истории из моего детства.  

Луфи: Но ведь это было?  

Монк: И что?  

Луфи: Попытайся угадать, откуда я все знаю, если за  предыдущие годы совместной жизни ты об этом случае не обмолвился и словом?   

Монк: А я не помню. Может когда-то и говорил?   

Луфи: Хорошо, тогда еще одно. Сам напросился, между прочим. Помнишь как-то летом, когда тебе было пятнадцать лет, ты познакомился с девочкой, жившей в соседнем районе? Коротко стриженые волосы, голубые глаза, платье в горошек. Вы общались только один день, а потом ее увезли в другой город.  

Монк: Дальше?  

Луфи: Тебе лучше знать.:) Могу добавить лишь  слово «босоножка». Достаточно?»

Стоп, а вот это уже необъяснимо. Задолго до того, как женился, он знал, что нельзя попадаться на примитивную женскую ловушку «Если любишь, будь со мной честен до конца, расскажи о своих предыдущих приключениях» И не попался ни разу. Откуда  она знает о том дне?

Наблюдатель встал и прошелся вдоль пульта, глянул в окно, на баки. Вернулся было в кресло, но тут же снова вскочил и, нервно размахивая руками, прошел в кухонный модуль. Открыв шкафчик, рассеянным взглядом обвел его полки.

Что ему здесь все-таки нужно? Нет, не вспомнить…

Осторожно закрыв дверцу, он вернулся в кресло и, перечитав последние строчки чата, убедился, что ошибкой даже не пахнет.

«Монк: А еще добавить можешь?

Луфи: Большего не потребуется. Мне так было сказано.    

Монк: Что ты пытаешься доказать? :Р

Луфи: Подумай. Неужели трудно догадаться, с кем я встречаюсь, когда тебя нет дома? От кого я все узнала?»

Он глубоко и резко вздохнул, вполголоса выругался.  

«Монк: Кажется, я понял с кем именно.  

Луфи: Уверен?  

Монк: Да. И для этого не обязательно иметь семь пядей во лбу.  

Луфи: Неужели?:)

Монк: Нечего ухмыляться. Я уже слышал о подобных случаях. Не часто, но они бывают.   

Луфи: И с кем? Ну-ка скажи. :)  

Монк: Со мной самим, не так ли? Ты изменяешь мне со мной?

Лафи: Верно. Все понял правильно. Прости, но ты должен понять…  ты не можешь не понять.  

 Монк: На сколько он старше?  

Луфи: Он не признается, но на глаз я бы определила разницу лет в тридцать. Если у них там, в будущем, не изобрели всякие там омолаживающие составы, конечно.  

Монк: Как он объяснил свое появление? Тем, что ты умерла раньше?

Луфи: Да.  

Монк: Вот гад. И когда это случилось, он тебе не говорит?  

Луфи: Нет. Ты знаешь, им запрещено, для того, чтобы не изменить прошлое. И еще бывают петли времени… Прости меня, но когда ты из будущего ко мне пришел, то был такой несчастный и я не смогла… не сумела выгнать. Прости. :((((

Монк: ?

Монк: Ты куда делась?  

Монк: Эй, у тебя все нормально? Ты почему ушла от клавиатуры?  

Луфи: Прости. :((((( Я плачу»

Женщины…

Наблюдатель тяжело вздохнул и развел руками. Потом поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее.  Даже закинул руки за голову, вольготно вытянул ноги.

По крайней мере, ни в кого стрелять не требуется, подумал он. Все оказалось проще, гораздо проще. Или сложнее? Фактически измены не было. Или была-таки?

«Луфи: Еще раз – прости. Я снова здесь и  больше не плачу.  

Монк: По идее слезы лить  положено мне.  Это у меня «рога выросли».

Луфи: Издеваешься? Просто воспринимай это как отложенную ласку. На будущее. И учти, получается, я уйду раньше тебя. Может – гораздо.  Об этом ты подумал?  Я от такого известия вся испереживалась.  

Монк: А тебе не приходило в голову, что оно может оказаться враньем?  

Луфи: Как это?  

Монк: Вдруг у них там, в будущем, научились подделывать облик? Вдруг это вообще чужой человек?  

Луфи: Нет, это ты. Перепутать я не могла. Дело не только в лице, но ведь еще есть и речь, привычки, характер. А что, в  случаях, о которых ты слышал, попадались двойники?  

Монк: Нет, вроде.  

Луфи: Вот видишь.  

Монк: Вижу, но в то же время понимаю, что за тридцать лет с человеком случается всякое.  

Луфи: Что именно?  

Монк: Откуда я знаю? К примеру, я мог стать преступником или просто сойти с ума.  А еще через тридцать лет я могу превратиться в старого негодяя, готового даже крепко соврать для того чтобы вернуть молодость, переспать с молодой женой. Допускаешь?  

Луфи: Ты – не такой.  

Монк: Это я сейчас не такой, но люди меняются, и кто знает, какими будут мои следующие тридцать лет?  

Луфи: Но ведь он предупредил, рассказ мне случаи из твоего прошлого. Какая в этом может быть корысть?  

Монк:  Он помнит, что я догадался, помнит, когда и как это произошло. Возможно, желает втереться в доверие, а потом использовать к своей выгоде.  

Луфи: Ужас. О_О Насчет этого я и правда не подумала. А ты… ты допускаешь, что подобное возможно?  

Монк: Повторяю: кто знает, до чего мы можем дойти в старости?  

Луфи: Ужас. О_О

Монк: Осознала,  да? Поэтому в следующий раз его не пускай. Он появится до моего возвращения?  

Луфи: Должен еще раз. Завтра. А потом – нет, только в следующую твою вахту.  

Монк: Завтра ты его не пустишь, ни под каким видом.  

Луфи: Как это?  

Монк: Пока я не определю, что у старого сладострастника на уме. его к тебе подпускать нельзя.  

Луфи: Как я могу тебя прогнать? Ты просто встанешь перед дверью и будешь звонить.  Я знаю, ты такой, не уйдешь, пока своего не добьешься.  

Монк: А ты ни за что не открывай.   

Луфи: Не получится. :( Давай заявим в полицию? Они обязаны принять какие-то меры.  

Монк: В этом случае полицейские и пальцем не шевельнут. У них есть инструкция, мне рассказывали. Черт знает что может получиться, если они вмешаются. Представляешь, сколько юридических казусов, тонкостей, возможностей для разных толкований эта ситуация может породить? Болото, в которое ни одного стража порядка и на аркане не затащишь.  

Луфи: А что делать?  

Монк: Надо подумать»

Ну, вот за что это, за что?

Наблюдатель вновь откинулся на спинку кресла, почувствовал, как оно подстраивается под его вес, дает возможность расслабится. Теперь следовало несколько раз глубоко вздохнуть и успокоиться. Иначе можно наломать дров, да не на одну поленницу.

Итак, с полицией связываться не стоит. Пока, с точки зрения закона, все происходящее является семейными разборками. Подкараулить и набить морду самому себе не удастся.  Старый козел великолепно помнит, где я буду его караулить, и туда просто не пойдет. Не получится и кого-то для этого нанять. Он будет знать и на время заляжет на дно. А потом снова появится. Что остается? Как обвести вокруг пальца самого себя из будущего? Задача…

Кстати, если ему разрешили наносить визиты в прошлое, значит, он никоим образом не оказал влияние на историю, для нее не опасен. Не удивительно, если подумать.

Наблюдатель открыл глаза, сел прямо, защелкал по клавиатуре.

«Монк: Ты здесь?  

Луфи: Я внимаю тебе, мой повелитель.:))))

Монк: Перестань, не до шуток. Дело серьезное.  

Луфи: Извини. Так что ты придумал?  

Монк: Он приходит в одни и те же часы?  

Луфи: Да.  

Монк: Готов поспорить, его пускают к нам только в строго отведенный отрезок времени.  

Луфи: Возможно.  

Монк: Значит надо сделать так, чтобы вы завтра не встретились. Прямо с утра ты должна покинуть дом и отправиться туда, где я тебя не смогу найти. Можешь просто уехать из города на день. Главное, потом не проговорись мне, где была. Молчи, как партизан на допросе. Понимаешь?  

Луфи: Это обязательно?  

Монк: Да, тогда я не смогу тебя завтра найти.  

Луфи: Хорошо, я это сделаю.  

Монк: Еще одна вещь. У тебя возникнет желание никуда не уходить, остаться дома. Ты можешь понадеяться, что старикан из будущего не явится проверить, выполнила ли ты мой приказ. Уверяю, придет и проверит.  

Луфи: Кто бы сомневался? Уж я характер своего муженька знаю.  

Монк: Отлично. Ты поняла. С самого утра уходишь и возвращаешься домой только глубокой ночью. Будь осторожна.  

Луфи:  А ты? Что ты предпримешь?  

Монк: Думаю. Еще неделю здесь сидеть.  Время у меня есть»

Ну вот, кажется, одна проблема решена. И постепенно он раскатает все. Главное, не сдаваться.    

Наблюдатель вновь прогулялся до кухонного блока. Остановился возле него в нерешительности.

Эх, раз пошла такая пьянка, режь последний огурец.

Он сунулся к шкафчику и, вновь вооружившись сигаретой, поспешно вернулся на место. Табачный дым показался необыкновенно сладким, живительным.

Время есть, есть время…

«Луфи: ты что-нибудь придумал?  

Монк: Самое простое: если он от тебя не отстанет,  я могу его убить.  

Луфи: Убить? В каком смысле?  

Монк: В обычном. Если он надумает еще раз к тебе сунуться, куплю пистолет, придумаю как сделать, чтоб наша встреча оказалась неизбежной, и всажу в него пулю.   

Луфи: Тебя посадят. :(

Монк: С чего бы это? Законом наказание за самоубийство не предусмотрено. А если нет закона, то кто меня осудит?  

Луфи: о_О Ты уверен?  

Монк: Совершенно.  

Луфи: Но тогда ты и в самом деле совершишь самоубийство? Это – грех.  

Монк: Я не верующий.  

Луфи: Подумай как будешь жить дальше, твердо зная день своей смерти. А может, ты тайком пришел ко мне, поскольку не выдержал тяжести этого знания?  

Монк: Стоп, стоп, ты путаешь. Это не я, это – он, тот, из будущего.  

Луфи: Нет, это именно ты, просто постаревший на несколько десятков лет. Как ты их прожил? И не сам ли довел себя до такого состояния?

 Монк: Тут ты хватила. Извини, мне не хочется об этом напоминать, но его таким сделал и твой преждевременный уход. Ты представляешь, что он сейчас чувствует?  

Луфи: Ты сказал, он может о моей смерти и врать.  

Монк: Я уверен, что он врет, но все-таки…

Луфи: А если даже сказал правду?  И думая об этом, я не боюсь смерти, ибо она будет, возможно, еще не скоро. И смерть – вещь естественная. А вот одиночество…  Именно поэтому полгода назад я его пожалела, когда он пришел ко мне. Я чувствовала, что он, что ты – одинок. И теперь ты хочешь себя за это убить?  

Монк: А может, так и надо? И мне следует собственные страдания прекратить? Оправданное самоубийство, возможность уйти с честью? Вдруг старикашка пришел именно за этим?  

Луфи: Нет, конечно. Ему очень тяжело, но не настолько. Учти, убив себя, ты замкнешь круг. После этого уже ничего не изменишь. А пока, мне кажется,  есть еще варианты, разные варианты. Я думаю, твое будущее  определяется сейчас и здесь»

Наблюдатель покачал головой.

И откуда что взялось? Вот тебе и домохозяйка. Или на такое способная любая женщина, не желающая потерять любимого мужчину? Ладно, об этом – потом. А сейчас надо решить, что делать дальше. Посоветоваться с кем-то? Нет, чат тут не в помощь.

«Монк: Рассказывал он, как живет там, у себя?  

Луфи: Я пыталась задавать ему разные вопросы, но он объяснил, что даже словом обмолвиться не может. Если мы что-то узнаем, это повредит нашему будущему, его прошлому. Я так поняла, к нам отпускают только тех, кто умеет держать рот на замке.  

Монк: Вот как? А может, он хоть на что-то намекал, пусть даже слегка? Я был бы не я, не попытайся такое учинить.  

Луфи: Нет, вроде…  Раз я обмолвилась, что беседую с тобой по чату. А он на это: есть и другие возможности общения. Странно он это сказал, словно бы пытаясь мне сообщить нечто важное. Интонации у него были такие. Понимаешь?  

Монк: И это все?  

Луфи:  Да. Сообразил, что он имел в виду?  

Монк: Нет, но попытаюсь.  

Луфи: Удачи»

А ведь это действительно подсказка, смекнул он. Наверняка в пределах закона о путешествиях во времени, но подсказка. Зачем он ее сделал? Рука помощи это или ловушка?

«Луфи: А если он уже все понял и более не появится?  

Монк: Кто знает?  

Луфи: Я не желаю, чтобы кто-то из вас пострадал. Ни ты, ни он – будущий, одинокий и старый.  

Монк: Не волнуйся, что-нибудь придумается»

Наблюдатель покачал головой.

Вот у кого душевные терзания – не позавидуешь. Любимый мужчина раздвоился и обоих их  по-своему жалко. Причем даже выбирать нет смысла, ибо, по сути, это один человек. И есть еще знание, что жить осталось меньше, чем хотелось бы. Свихнуться можно от переживаний.

А ты – мужчина, тебе надо принять решение. А еще ты знаешь, что жить долго не так-то здорово. Каким окажется мир будущего? И в кого ты превратишься, приспосабливаясь к нему? А еще есть знание, что твоя судьба уже предрешена. Если предопределен хотя бы один ее кусочек, значит, она вся такая? Ну да – старость, одиночество. Не это ли заставило его отправиться в прошлое за счастьем, незаконным и оттого вдвойне сладким?

О чем он думает сейчас, этот пришелец из будущего? Как намерен действовать? Может, все-таки сбежит, удовлетворившись полученным? Ох, вряд ли. Попытается продолжить игру? А ведь он знает о своей уязвимости. С ним можно сделать что угодно, а вот он тем же ответить не в состоянии.  Не получится. Не может старик убить себя молодого. Не получится обойти определенные законы времени. С другой стороны, он уже сделал выбор и знает ответы на все его сегодняшние вопросы. Хорошо это или плохо?

Наблюдатель с недоумением взглянул на дымящийся окурок, неведомо откуда появившийся у него в руке.  

Не мог он сходить в кухонный блок за новой сигаретой и не заметить этого. Или мог? Однако…

Если этот старый хрыч не отступился, как он попытается меня нейтрализовать? Или захочет договориться?  Может, он действительно желает со мной поговорить, попытаться меня о чем-то предупредить? Может, не все предопределено, и если нам удастся пообщаться, я не превращусь в него? Стану более счастливым или менее, но не таким. И жена. Вдруг он знает, как ее спасти? Или меня все-таки ждет хорошо продуманная ловушка?

Не попав по пепельнице и потушив окурок прямо о крышку стола, наблюдатель принялся листать текст чата с женой. Не было в нем ответа на его вопросы. Да и не могло быть.

Хорошо, если старикашка решил появиться под белым флагом, станет ли он откладывать разговор в долгий ящик? Или он торопится, поскольку не желает, чтобы мы зря переживали?   

Взглянув на часы, наблюдатель отметил, что теперь знает с точностью до минуты границу, после которой с ним можно вступать в контакт. Если только она за тридцать лет не забудется.

Как это произойдет? Чем визитер из будущего воспользуется? Чатом или электронной почтой? Разговор в чате требует личного присутствия в настоящем времени, а вот электронная почта – нет. Написанное загодя письмо может быть отправлено адресату точно в заданное время. Минута в минуту.

Он пощелкал мышкой, проверил электронную почту. И вздрогнул.

Да, все верно. Полминуты назад на его адрес пришло письмо. Ник отправителя был buduscij_ja.

 «Луфи: Ты думаешь?

Луфи: У тебя все нормально?  

Луфи: Ты почему замолчал?»

Он  не отвечал, смотрел на значок письма и пытался решить стоит ли его читать? Или сходу потереть?  Что в нем, мир и покой  или капкан, установленный более опытным и хитрым человеком? И если будущее пока не предопределено, не значит ли это, что текст в письме может измениться в зависимости от его решения? Вдруг, открыв его или потерев, он выберет себе судьбу?

Наблюдатель усмехнулся.

Подброшенная вверх монетка. Орел или решка? А ведь он не может определить, что именно выбирает. И значит, совершенно все равно, окажется это письмо прочтено или нет. А может, способ определить нужную дорогу есть?

Вот сейчас нажать одну из клавиш мышки и тем самым сделать выбор. Ну? Потереть или прочитать? А вдруг письмо лишь предлог, может главный выбор совершается у него внутри? Доверяет ли он своему будущему? Верит ли он, что не изменится в худшую сторону через тридцать лет? Вот, наверное, самое главное.

Медленно, поскольку ладонь казалась ему заледеневшей, наблюдатель передвинул мышку, навел курсор на значок письма.

Он знал, как следует поступить. Надлежало лишь сосредоточиться, задать себе один  вопрос и честно на него ответить.  А потом нажать соответствующую кнопку.

Август 2012 г.

© Кудрявцев Л.В., текст, 2017

  • Комментарии
Загрузка комментариев...