Белоснежные паруса

1178
10 минут

Декабрьский вечер, сырой и холодный, не располагает к пиву – поэтому два давних приятеля, Калитовский и Савельев, взяли по ирландскому кофе, который теоретически должен был их согреть. Они уселись в углу кафе и тихонько обсуждали свои дела. А дела были такие – Денис Калитовский на Рождество улетал в Берлин, так что Саша Савельев должен был заменить его на двух важных встречах и еще кое-что сделать – так, чтобы начальство не догадалось, что Денис сбежал, оставив поручение невыполненным.

- У меня крыша конкретно съехала, - сказал Денис. – Вот посмотри на меня – я похож на идиота?

Саша как-то подозрительно хмыкнул.

- Это совершенно идиотская история. И к тому же мистическая. Мистически-идиотская. Если бы я не решил срезать угол… Сашка, я никогда в жизни этот угол не срезал! Я даже не знал, есть там проезд или нет! Веришь?

- Верю.

На самом деле никакой особой мистики не было – Калитовский ехал дворами и чуть не задавил собаку; собакина хозяйка подбежала и оказалась женщиной неземной красоты; и погиб козак!.. Забыв обо всем на свете, он взялся ухаживать и неожиданно быстро одержал победу. Настолько быстро, что другая женщина, с которой он встречался полтора года, даже не успела понять, что происходит.

- Я скотина, - горестно произнес Денис. – Но я с ней больше не могу оставаться. Я думал – привыкну, притремся, будет семья, и она хотела, чтобы семья… Ну, не получилось! В общем, я вот что решил – я ей смс-ку напишу. И больше не приду.

- А если она тебя будет искать? Встретит тебя с этой твоей новой зазнобой – как бы чего не вышло.

- Тоже верно…

Рождественское путешествие в Берлин было, как понял Саша, предсвадебным.

- Пацана жало, - вдруг сказал Калитовский. – Хороший у нее пацанчик, умненький… Ох, блин, я же ему фрегат к рождеству обещал!.. Последнее дело – парня обманывать.

- Ну так пойдем, купим фрегат, - предложил Саша. – Если хочешь, я занесу, совру чего-нибудь… ну, что ты в командировке…

- Не надо ничего врать. Просто позвонишь в дверь, отдашь коробку – и гуд бай. Ага… так будет правильно… она догадается, что я уже не приду…

Калитовский со своей красавицей улетел утром, а днем Саша позвонил по оставленному номеру директрисе совершенно безумного магазина подарков и поехал выкупать фрегат.

Это было здоровенное плавсредство, в длину – сантиметров семьдесят, с тремя высокими мачтами и белыми парусами в несколько ярусов. Саша и сам бы от такого подарка не отказался. Он только сомневался, что мать отдаст ребенку на растерзание такую дорогую игрушку.

Он хотел завезти корабль вечером, но позвонила мать, которая каким-то непонятным образом оказалась на окраине с двумя большими сумками и пустым кошельком. Пришлось ехать на выручку. А следующий вечер уже был рождественским.

Адрес бывшей Денисовой подруги хранился в телефонной памяти. А вот ее телефона Калитовский впопыхах не оставил. Да и зачем? Вряд ли мать маленького ребенка где-то шастает по вечерам.

Саша ехал по городу и любовался праздничными витринами, разноцветными фонариками, нарядными елками. Он немного жалел, что в годы его детства не было такого великолепия. Хотя, казалось бы, в тридцать пять лет смешно любоваться на фонарики.

Наверно, мать была права – он никак не мог расстаться с детством. Потому и семейной жизни не получилось. Она даже говорила, что у него на лбу написано: «Люди добрые, муж из меня никакой!» Специалист – да, руководитель отдела – да, а муж… ну, не состоялся…

Саше редко приходилось бывать в Золитуде, и он не сразу нашел нужную улицу. Выйдя из машины, он постоял немного, любуясь пейзажем – в центре нет таких безукоризненно гладких снежных ковров. Местные жители праздновали рождество так, как полагалось бы встречать Новый год, - взрывали петарды. Прямо над Сашиной головой раскинулся огромный зонтик из лиловых огоньков.

Он подумал – а в самом деле, как нужно себя вести? Сидеть за столом и чинно ждать – чего? Боя курантов? Как вообще должен выглядеть миг Рождества Христова? Что должно измениться в мире?

Калитовский, как и следовало ожидать, не предупредил о кодовом замке на двери, и Саша с огромной коробкой ждал, пока не появится кто-то из соседей. Потом он поднялся на пятый этаж и наконец ощутил неловкость. В самом деле, дико это как-то – сунуть коробку в руки и убежать.

Запел свою электрическую песенку звонок. Дверь распахнулась. На пороге стоял шестилетний мальчишка.

- Папа? – удивленно спросил он. – Мама-а-а! Папка пришел!

Саша лишился дара речи.

Его бывшая супруга с ребенком жила на другом конце города, на Третьей Югле, что она тут делает?!.

- Папа, заходи, раздевайся! – командовал сын. – А это что – это мне?

- Тебе.

- Папа, я тебя ждал, ждал!.. – сын, уже не обращая внимания на коробку, обхватил Сашу, не давая шагу ступить.

- Никитка, ты чего кричишь? – спросила Катя, выходя с кухни. Она была в нарядном передничке поверх платья, и это Сашу удивило – в платье он бывшую жену видел только в загсе.

- Ты?.. – спросила она.

Саша кивнул.

- Вспомнил про сына?

- Мама, смотри! Настоящий корабль! Я такой давно хотел! Летом мы поедем на озеро…

Никитка строил великолепные планы, а Саша и Катя глядели друг на друга, и Саша все яснее понимал – надо молчать. Если он сейчас начнет объяснять, что его попросил об услуге Денис Калитовский, результат непредсказуем.

- Откуда ты узнал адрес? – спросила Катя.

Саша сообразил – квартира съемная, бывшая жена сбежала наконец от родителей, которые основательно приложили руку к их разводу.

- Тебя тут ребята видели, - туманно ответил он. – Остальное дело техники.

Никитка потрошил коробку, освобождая парусник.

Катя молчала, и Саша отлично понимал причину – она с минуты на минуту ждала Дениса, бывший муж был совсем некстати.

Странное дело – пока подруга Калитовского была для Саши безымянной, он относился к выдумке приятеля спокойно: в самом деле, лучше порвать отношения разом и без объяснений, чем расставаться понемногу, со сценами, упреками и слезами. Раз мужчина пропал – значит, ждать его  больше незачем. Но сейчас, когда этой подругой оказалась Катя, а пацаненком – Никитка, Саша был сильно недоволен.

Он знал, что будет дальше. Выставив его, Катя будет ждать Дениса еще часа полтора-два, потом примется ему названивать. А он отключил телефон – это однозначно. Она забеспокоится, не случилось ли чего, и ближе к полуночи позвонит родителям Дениса. Ей скажут правду… веселенькое же у них с Никиткой получится Рождество…

Первая мысль была – побыть тут с полчасика, чтобы ребенок успокоился, и уйти. А Катюха пусть разбирается со своим ненаглядным как знает. Она свободная женщина, а свобода – это не только радости. Вторая мысль была – принять удар на себя. Сидеть до упора – пусть сердится, пусть выпроваживает. При таком госте она не станет звонить родителям Дениса и позориться. А потом, когда Никитка будет уложен в постель, объяснить ей, что произошло недоразумение. Она разозлится – но это даст ей возможность, как говорят, кажется, японцы, сохранить лицо.

- Чаем не напоишь? – спросил Саша.

В прихожей висели часы, Катя посмотрела на них и кивнула.

Они не общались около года. С того дня, как Катя позвонила и сказала, что встретила мужчину, который готов заменить Никитке отца. Саша, оглушенный ее возгласами, сдуру согласился – нужно дать мальчику возможность полюбить отчима. Ему потом за такое мудрое решение нагорело от матери, но исправлять ситуацию он не стал – думал, что выждет немного, позвонит Кате и попросит отпускать сына хотя бы раз в месяц. Собирался, собирался, а время не то что пробежало – со свистом промчалось…

Стол был накрыт в комнате, как полагается, и Саша удивился – кажется, Денису удалось сделать из Кати хозяйку. Бывшая жена усадила его, не только чаю налила, но и предложила вкусных салатов. Никитка, усевшись между ними, звенел без умолку – он был счастлив. Великолепный парусник стоял рядом на табуретке.

- Как ты догадался, что он хочет корабль? – спросила Катя.

- Предположил.

- Ясно… Ты ешь, а я сейчас…

Саша понял – она пошла звонить. Нарочно вышла в прихожую, чтобы не смущать бывшего мужа.

- Ты теперь останешься с нами? – спросил Никитка.

- Ну, сегодня я еще уйду домой, к бабе Наде. А дальше будет видно.

Катя вернулась хмурая. Саша поразился – пока у нее не было оснований предполагать плохое, но, видно, женская интуиция – не миф. Бывшая жена посмотрела на него исподлобья – поди догадайся, что сказала она этим взглядом, «убирайся» или «побудь еще немного»?

Уходить Саша не стал – решил сперва дождаться, когда Никитка ляжет спать. Посидел рядом с кроваткой, поговорил с сыном о кораблях и парусах, потом на цыпочках вышел. Катя сидела в комнате с телефоном в руке. Перед ней была табуретка с парусником.

- Ну точно мистика, - сказала она. – Этот кораблик должен был принести совсем другой человек. Как все по-дурацки…

- Давай еще по чаю.

- Давай…

Они сидели на кухне и сперва говорили о Никитке, потом Катя принялась упрекать Сашу за прошлое. Упреки сводились к одному: ну почему ты был таким дураком и позволил мне уйти? Саша не сразу понял это – а когда понял, был уже третий час ночи. Теперь-то Катя точно не стала бы звонить родителям Дениса. Сашу смутило, что она не делала попыток обзвонить больницы – человек же пропал. Видно, Катин роман уже трещал по всем швам – и бывший муж пришел на удивление вовремя.

- Но почему ты явился именно сегодня? – в десятый, пожалуй, раз спросила Катя. – Ты что-то почувствовал?

Они сидели совсем рядом, наклонившись друг к другу, и Саша понял, для чего нужна рождественская ночь. Для того, чтобы простить друг другу все обиды и глупости, а наутро начать жизнь сначала. У Кати был Денис – ну так и он сам далеко не ангел, у него была странная история с Машей из отдела реализации. Каждый попробовал самостоятельно найти свое счастье – и каждый понял, что счастье там, где Никитка со своей мечтой о корабле под парусами… белоснежными, невзирая на все морские бури, парусами…

- Мне показалось, что я нужен вам обоим, - сказал Саша. – Тебе и Никитке. А корабль… ну, понравился мне корабль… Он прямо просился в руки… ну, я не устоял – купил… Рождество все-таки, должно же в мире что-то измениться…

… Уже четвертое Рождество приходит в эту семью. Катя и Дениска так и не знают правды. И не узнают никогда. Если тебе удалось совершить чудо – не раскрывай тайны и никому ее не рассказывай. Главное – что любовь вернулась. Приплыла, как в сказке, под белыми парусами… 

(С) Дана Витт

  • Комментарии
Загрузка комментариев...