Сборник рассказов из мира ведьмака Геральта

1413
5 минут
Illustration belong to CD PROJEKT RED 
Доклад, прочитанный на VII международном форуме «Гуманитарные индустрии» в г. Москва, 2017 год.

1.

Мысль о сборнике историй в мире ведьмака Геральта, который создал поляк Анджей Сапковский, пишущий в жанре фентези, возникла несколько лет назад в разговоре с Войтеком Седенько,  издателем и владельцем небольшого издательства, специализирующегося на фантастике, с родным каждому любителю жанра названием „Solaris” (Солярис).

Никаких любительских текстов, только произведения, написанные известными, авторитетными авторами - однако не польскими, а русскоязычными. На этом строился оригинальный замысел, на контрасте образа мира, рожденного воображением польского автора с разными путями его понимания читателями, (одновременно являющимися известными писателями), из другой страны - страны, в которой его книги приобрели огромную популярность.

За основу я взял российский проект «Миры братьев Стругацких – время учеников», в рамках которого авторитетные русскоязычные писатели продолжили и развили сюжеты из произведений некоронованных королей фантастики Аркадия и Бориса Стругацких.

Седенько отнесся к этой идее скептически. Он считал, что создание рассказов в мире иного автора лишено большого смысла, поскольку таким образом могут появиться только вторичные произведения, интересные лишь ярым фанатам оригиналов. В Польше нет, да и не было тогда заметной традиции создания подобных текстов, и соответственно  не появлялись - за редкими исключениями, легко считаемыми по пальцам одной руки – сборники, составленные из текстов подобного рода.

Седенько побаивался так же, что ведомые только узкому кругу польских читателей писатели – хотя и очень известные у себя на родине – еще и отвадят потенциальных покупателей от знакомства с книгой, поскольку те могут подумать, будто имеют дело с любительской графоманией авторов об экзотических фамилиях.

Полагаю, (хотя это и допущение, не больше), на Войтеха подействовало и то, что я еще не имел опыта в реализации подобных проектов. Это был первый, в котором я попробовал свои силы.

И самый веский аргумент – Сапковский строго охранял свою монополию на Геральта. До того момента ни один подобный замысел его официального одобрения не получил и не увидел свет. Почему именно этот должен стать исключением?

Что ж, с такими доводами спорить было трудно. Проект был отложен ad acta*. На время.  

2.

Через какой-то год после того разговора Седенько ко мне обратился. Он хотел возвращения к замыслу проекта, поскольку передумал, находил его не лишенным смысла и желал бы воплотить. Я до сих пор не знаю, что склонило его к этому: не поинтересовался, радуясь самой возможности реализации своих планов.

Мы разделили задачи – Войтек должен был заняться изданием книги и так же – это казалось гораздо труднее – получением благословения Сапковского. А я должен был определить авторов, поддерживать с ними контакт  и провести селекцию присланных текстов.

Начальный  список писателей,  к которым я намеревался обратиться с предложением принять участие в проекте, содержал около двадцати имен. Я написал всем, и некоторые из них немедленно отказались, вежливо, но твердо, несколько согласились сразу,  (хотя и не все сдержали обещание). Великую помощь оказал Владимир Аренев, писатель и редактор из Киева, и не только редактированием  и переводом приглашений. Это он назвал несколько имен, которых не хватало в моем начальном списке, и они появились в оглавлении готового сборника. Так же он написал один из текстов, вошедших в антологию.

Мы установили конечный срок для авторов в несколько месяцев. Теперь оставалось только пожинать плоды тяжелой работы.

3.

Началось ожидание – новых произведений,  новых идей. Мы рассчитывали на то, что эти тексты окажутся не просто продолжениями историй Сапковского, а творческим развитием его прозы. Уровень писателей, согласившихся на столь сложный труд, позволял на это надеяться.  

Так и вышло, все получилось.  

Мы обрели разнообразные рассказы, начиная от весьма близких по духу к оригиналу, (Успенский, Кудрявцев), а также развивающие в полноценную историю два-три проходных для Сапковского предложения, (Галина),  считающих оригинальный текст  отправной точкой для посещения других миров, (Аренев, Белянин), использующих вселенную ведьмака для создания схожей с оригиналом действительности – всего лишь на первый взгляд, (Васильев), и заканчивая трактующими его как предлог начать полностью собственное повествование, (Золотько, Легеза).

Особенно мне врезался  в память рассказ Золотько, свалившийся на мой электронный адрес, когда я отдыхал в Хорватии. Все тогда потеряло для меня значение  – солнце, море, достопримечательности, хватило нескольких абзацев, чтобы появилось желание ознакомиться с ним тотчас, незамедлительно.

4.

Все попавшие в антологию произведения я переслал Войтеку для дальнейшей работы. С самого начала я решил, что одно  из них переведу. Хотелось бы все, но не позволяло отсутствие времени. Выбор пал на запомнившийся рассказ Золотько, едва ли не самый органичный среди отобранных.

А потом осталось лишь ждать появления книжки и реакции читателей.

На мой взгляд, в Польше она была заинтересованно-ровной. Зато российское издание порадовало оглушительным успехом, ух ты - редакция журнала «Мир фантастики» признала ее лучшей  антологией года, и это при нехилой конкуренции, (сборники составленные признанными мэтрами жанра – Джорджем Мартином, Гарднером Дозуа, Брюсом Стрелингом), к тому же номинировав ее в категории «Книга года», а так же «Наилучшая отечественная фантастика», (эти награды получить не удалось).

5.

Работа над антологией принесла мне большое удовольствие. Удалось собрать некоторое количество очень хороших текстов, которые иначе никогда не появились бы. Подобное обогащает, это воистину великое дело.

* ad acta – под сукно, (прим. переводчика)

© Лауданьский Павел, текст, 2017
© Кудрявцев Л.В., перевод, 2018

  • Комментарии
Загрузка комментариев...