В сборник Кира Булычева вошли четыре повести: «Два билета в Индию», «Речной доктор», «Детки в клетке» и «Кровавая Шапочка».

«Два билета в Индию» — это повесть о том, как Юля Грибкова встретила в лесу сетчатого питона и бенгальского тигра. Девочке пришлось привести их домой и познакомить с бабушкой и уже вместе с ней разгадать тайну появления столь необычных гостей в подмосковном лесу.

В повести «Речной доктор» Гарик и Ксюша спасают целебный родник и реку от людей, которые пытаются устроить в этом месте настоящую свалку, и помогает им в этом настоящий волшебник — речной доктор.

В повести «Детки в клетке» надо спасать не только природу, но и людей от удивительно злых «деток», Марата и Кати, с которыми не в силах бороться ни родители, ни милиция, ни даже директор зоопарка…

А в сказочной повести «Кровавая Шапочка» рассказывается о Красной Шапочке и других знакомых каждому с детства персонажах, но все они ведут себя как-то не по-сказочному.

В издании воспроизводятся 80 иллюстраций самого известного иллюстратора Кира Булычева — Евгения Мигунова.

Кровавая Шапочка: Два билета в Индию; Речной доктор; Кровавая Шапочка, или Сказка после сказки; Детки в клетке: Фантастические повести / Худож. Е.Мигунов — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2016. — 232 с.:ил. — (Большая иллюстрированная серия).

ISBN 978-5-9922-2220-3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава первая

ТИГРЫ ХОДЯТ ПО НОЧАМ

Чрезвычайное происшествие случилось в летнем лагере «Ого_

нек» за четыре дня до конца смены, когда все думали, что смена

обойдется без чрезвычайных происшествий.

Юля Грибкова из третьего отряда увидела на поляне за кухней,

как Юра Семенов и Олег Розов по прозвищу Розочка издеваются

над кошкой Ларисой. А издевались они так: Семенов привязал к

хвосту кошки консервную банку, в которую насыпал гвоздей, и

собирался выпустить кошку в таком виде на эстраду, где самодея_

тельный коллектив репетировал народные танцы Сейшельских

островов. Розочка помогал Семенову советами.

Услышав вопли кошки, Юля Грибкова, как пантера, выскочи_

ла из кустов, где читала книгу Даррелла «Зоопарк в моем багаже»,

и принялась молотить этой книжкой по голове Семенова. Потом

она отбросила книжку и исцарапала Семенову щеки. Семенов,

как только опомнился, стал сопротивляться, нанес Грибковой

множественные, хотя и несущественные телесные повреждения.

Розочка был свидетелем и подавал Семенову советы, поэтому

тоже получил свою долю синяков...

Вечером Юля Грибкова сидела у эстрады со своим приятелем и

одноклассником Фимой Королевым. Ужинать она не пошла, не

хотелось. Она ждала, когда после кино соберутся вожатые и выго_

нят ее из лагеря. Мимо проходили знакомые, выражали сочувст_

вие, девочки ругали Семенова, а ребята шутили. Потом приходи_

7

ла повариха Верочка и принесла котлету и стакан компота. Ве_

рочка любила кошку Ларису. Юля отдала котлету и компот

Фиме — он такой толстый, что никогда не может толком наесть_

ся, а дома его держат на диете.

— Твоя бабушка не переживет,— сказал Фима.— Она очень

нервная.

Юля вздохнула и ничего не ответила.

— Придется тебя спрятать у меня дома,— решил Фима.— Мои

все равно в отпуске. Кончится смена, приедешь домой как ни в

чем не бывало.

—Разумно,— сказала с иронией Юля.— А из лагеря потом при_

дет письмо, что меня выгнали за драку.

— И чего тебя увлекло в бой? — спросил Фима, допивая ком_

пот.— Ничего кошке от этого бы не случилось...

— А нервы? — возразила Юля.— А унижение? Ведь нервные

клетки не восстанавливаются.

—У кошек, может, и восстанавливаются,— сказал Фима.— Это

еще не доказано.

— Нет!..— Юля была непреклонна.— Если звери не могут ска_

зать, то наш долг их защитить. И так многих истребили. Морской

коровы уже не осталось. И страус моа вымер.

— Кошкам это не грозит,— сказал Фима.

— Тут дело в принципе.

— Могла бы и словами обойтись. А то Семенову чуть глаз не

выцарапала. Он старшему вожатому жаловался.

— Вот видишь! А Лариска никому не может пожаловаться.

Ушла к себе под дом и переживает.

—Странная ты, Юлька,— сказал Фима.— Иногда мне кажется,

что ты любишь животных больше, чем людей. Ты бы и тигра при_

грела. И скорпиона.

—Плохих зверей не бывает. Как и плохих младенцев. Люди по_

том постепенно перевоспитываются и превращаются кто в отлич_

ника, а кто в урода. А звери остаются младенцами.

— Опасное заблуждение,— не согласился с Юлей Королев.—

Ты на той неделе змею из леса притащила. Говорила, что уж, а

оказалось — гадюка. Младенцы не бывают ядовитые...

— Во_первых, гадюка никого не укусила, и я ее обратно в лес

унесла. Во_вторых, от гадюк польза...

8

Юля Грибкова, как пантера, выскочила из кустов,

где читала книгу Даррелла «Зоопарк в моем багаже»,

и принялась молотить этой книжкой по голове Семенова.

Фима отмахнулся от этих слов и опрокинул стакан, чтобы ви_

шенки, которые остались на дне, скользнули ему в рот. Юля заду_

малась. Положение у нее и в самом деле было трудным, родителей

в Москве нет, бабушка еле ходит... как ей скажешь, что тебя вы_

гнали из лагеря за драку?

— Змеи, скорпионы и всякие гады...— задумчиво произнес

Фима. На дне стакана оставалась еще одна вишенка.— Я предпо_

читаю иметь дело с автобусами.

Он снова запрокинул голову, взор его скользнул к небу, и в

поле зрения попала вершина большого дуба, что рос у самого за_

бора. Там, в листве, было что_то большое, серое и непонятное.

Вроде толстого кабеля с головой и черными глазами.

Фима так удивился, что не заметил, как проглотил вишенку.

— Ты что? — удивилась Юля.— Подавился?

— Э...— сказал Фима и показал дрожащей рукой на дерево.

Что_то зашуршало, и кабель исчез.

— Ничего не вижу,— сказала Юля.

—Ине надо видеть,— ответил Фима.— Это, наверное, от твоих

разговоров у меня в глазах галлюцинации.

Начало смеркаться. Появились первые комары, намечая себе

боевые цели. Из леса тянуло слабым запахом грибов и прели. Лето

кончалось. По дорожке шла кошка Лариска, верно, хотела побла_

годарить Юльку, но не дошла, выгнула спину — шерсть торчком,

зашипела и умчалась.

— У забора кто_то есть,— сказал Фима.— Кошки чуют.

— Пойду посмотрю,— сказала Юлька.

— Погоди!

Но Юлька уже поднялась. Ей тоже показалось, что в кустах у

забора что_то таится. Кусты густой стеной прикрывали забор, и

потому вожатые не догадывались, что в заборе есть удобная дыр_

ка, сквозь которую можно после отбоя убегать к реке.

Стоило Юльке сделать два шага к забору, как кусты покачну_

лись и замерли. Тихо.

—Не ходи, а?—сказал Фима.— Ничего там интересного. Мало

тебе своих ран?

— Что же там было?

—Волк,— сказал Фима.— Или медведь. Мало ли что бывает в ку_

стах.— Он попытался засмеяться собственной шутке, но не смог.

10

Тут сзади раздались голоса — кино кончилось. Фима подхва_

тил тарелку и стакан — побежал на кухню.

Юлька осталась одна и мужественно вынесла все смешки и

шутки. Вожатые и прочие лагерные взрослые пошли в домик ди_

ректора, где должны были обсуждать чрезвычайное происшест_

вие. Юлька постояла немножко, потом отправилась в свой кор_

пус — одноэтажный деревянный голубой дом, села на кровать и

стала ждать, как решится ее судьба.

Она даже не знала, сколько времени прошло — стемнело.

С площадки неслась музыка, там танцевали. Кто_то забегал в па_

лату, что_то спрашивал. Юлька пыталась было читать Даррелла,

но ничего не получилось. Да и свет зажигать не хотелось.

Потом к окну простучали мелкие шаги. Юлька догадалась —

Фима.

— Юлька, ты здесь? — сказал он.— Обсудили.

— Меня обсудили?

— Я под окном подслушивал. Окно открыто, все слышно.

Юлька высунулась в окно — оно было низким, голова Фимы

как раз поднималась над подоконником.

—Ну и что?—спросила Юлька, стараясь не выдать волнения.

— Они смеялись,— сказал Фима.

— Почему?

— Они сначала старались серьезно обсуждать, а потом смея_

лись. А Степаныч, физкультурник, все требовал, чтобы кошку

привели как свидетеля. Понимаешь?

— Ничего не понимаю.

—Они решили тебя не выгонять.ИСеменова тоже.Инаша во_

жатая Рита очень ругала Семенова, а потом Семенов, который

под окном со мной вместе стоял, крикнул, что он в порядке само_

обороны. А ты — как дикая кошка.

— Ну, если он мне попадется...— начала Юлька.

—Тогда второй раз тебя не простят. Только они потом нас ото_

гнали от окна, и я не знаю, чем кончилось.

— Что_нибудь обязательно придумают,— сказала Юлька.

Тут вошли девочки с танцплощадки и начали громко разгова_

ривать на глупые темы. Фима убежал, чтобы его не увидели. А по_

том Юля легла в постель, чтобы больше ни с кем не разговари_

вать. И притворилась, что спит.

11

На самом деле она не спала. Ей совершенно не хотелось спать.

Постепенно угомонились соседки по палате, заснул весь лагерь,

поднялась луна и осветила кровати. Зажужжал комар. Далеко_да_

леко загудел на реке пароход. Синяк на щеке разболелся, как зуб.

«Все равно,— подумала Юлька,— если бы я сейчас его увидела, я

бы снова на него напала».

—Юля,— раздался голос под окном, тихий, как комариный звон.

Юля подумала было, что вернулся Фима, хотя это было неве_

роятно, потому что Фима обожает поспать. Может быть, Семенов

решил свести счеты? Юля решила подождать.

—Юля,— снова послышался голос.— Выйди к нам. Надо пого_

ворить.

Юля вскочила с кровати, хорошо, что та стояла у окна, и высу_

нулась наружу. Никого на улице не было. Дорожки казались свет_

лыми, почти белыми от лунного света, по небу бежали тонкие

рваные облака, и вокруг стояла пустынная тишина.

— Кто здесь? — спросила Юля.

— Не бойся, Юля,— послышался голос из большого розового

куста, который рос на перекрестке дорожек.—Мыне шутим. Нам

надо поговорить с тобой, чтобы никто не видел.

— Это ты, Семенов? — спросила Юля.

—Ты нас не знаешь,— сказал голос.— Нам не к кому обратить_

ся, кроме тебя. Ты нас поймешь.

— Покажись,— произнесла Юля,— если ты не Семенов.

— Ты испугаешься,— сказал голос.

— Меня уже ничем не испугаешь,— ответила Юля искренне.—

Я боялась только, что меня из лагеря выгонят.

— Спасибо тебе,— ответил голос.— Тогда мне ничего не оста_

ется, как перед тобой появиться. И постарайся не падать в обмо_

рок от страха.

В обморок от страха Юля еще никогда не падала, но такое пре_

дупреждение может кого угодно испугать. Ведь Юля почти не со_

мневалась, что все это — месть презренного Семенова.

И потому, когда куст начал раскачиваться и из_под него на се_

ребряную дорожку стал вытягиваться длинный толстый шланг,

Юлька даже почувствовала некоторое облегчение. Что угодно, но

это был не Семенов.

По дорожке полз удав метров в пять длиной, в Юлькину ногу

толщиной. Шея его сужалась к плоской широкой голове, длин_

12

ный раздвоенный язык быстро высовывался изо рта и прятался

вновь, неподвижные черные глаза смотрели в упор, как будто

гипнотизировали. Удав прополз по дорожке несколько метров и

свернулся кольцами под самым окном.

— С ума сойти,— прошептала Юлька, которая знала зоологию

и разглядела при свете луны сетчатого питона, обитателя тропи_

ческих стран. Странно, но ее в тот момент не столько удивило,

что змея разговаривает, сколько чисто зоологическая неправиль_

ность.— Сетчатые питоны у нас не водятся,— сказала она.

— И не говори,— согласилась громадная змея.— Это совер_

шенно исключено.

Рот змеи открывался в такт словам, но глаза оставались непо_

движными, будто говорила не змея, а какая_то машинка внутри

нее.

За Юлькиной спиной кто_то сказал сонным голосом:

— Ну, скоро ты угомонишься, Грибкова?

Юлька не ответила, а перемахнула через подоконник. Мокрая

от росы трава была холодной.

— Куда идти? — спросила она шепотом.

— За кухню,— ответил питон.— В кусты.

— Тогда быстрее,— сказала Юлька.— В любой момент может

проснуться собака или сторож.

— А ты не простудишься без обуви? — спросил питон.

Юлька не ответила, на цыпочках побежала по дорожке, а пи_

тон пополз за ней, пришептывая на ходу:

— Ты не боишься? Совсем не боишься?

Юлька выбежала на поляну. Удивительно, но она и в самом деле

не боялась. Ведь куда лучше говорящий питон, чем мстительный

Семенов, которого уже из двух школ исключили.

Неподалеку залаяла собака сторожа. Питон прибавил ходу,

скользнул вперед и исчез в кустах.

— Сюда,— сказал он.— За мной, отважное существо.

«Отважное существо» конечно же относилось к Юльке. Она

раздвинула кусты — впереди был лаз в заборе, за ним сразу начи_

нался лес. В лесу было темно и сыро — Юлька пожалела, что не

оделась толком.

Змея исчезла.

— Где вы? — спросила Юлька.

13

Никакого ответа.

—Выже сами просили,— сказала Юлька, и тут ей стало страшно.

В гробовой тишине спящего леса откуда_то справа послыша_

лось зловещее бормотание, цоканье, словно проскакала лошадь.

Потом знакомый голос питона произнес:

— Говори по_русски. Не пугай человека.

— Ты проверил? — раздался второй голос.— Она одна? Это не

ловушка?

— Глупости,— сказал питон.— Нам сказочно повезло.

— Не уверен, не уверен,— ответил второй голос.— Я уже разу_

верился в людях.

—Где вы, в конце концов?—сказала Юля.— Я скоро замерзну,

а вы выясняете свои отношения.

— Сделай шаг вправо,— сказал питон.— Здесь светлее. Я хочу

познакомить тебя с моим другом.

Юля послушно шагнула в сторону и оказалась на маленькой

прогалине. Позади нее лежал огромный тигр, и он был бы очень

страшен, если бы морда у него не была перевязана так, будто у

него болел зуб.

Глава вторая

РОКОВАЯ ОШИБКА

— Еще чего не хватало,— сказала Юлька, увидев тигра.—

А если вас кто_нибудь увидит? Вы же можете кого угодно до смер_

ти перепугать.

— Пока что все случается наоборот,— мрачно сказал тигр. Го_

ворил он медленно, с акцентом, из_за чего не все его слова можно

было разобрать.

— Садитесь, Юля,— предложил питон.

Юля обернулась и увидела, что питон сложился тугими коль_

цами и получилась высокая круглая подушка.

— Садись, не стесняйся,— сказал питон.— Земля сырая, а ты

совсем раздета.

Юлька послушалась и села на упругую прохладную подушку.

Голова питона покачивалась у самого ее уха.

Наступила пауза.

14

Юлька смотрела на тигра, тигр лежал, положив голову на тяже_

лые лапы, и сердито смотрел на нее. Юльке даже стало не по себе.

Нет, она не подумала, что ее заманили, чтобы съесть, об этом она

совсем не думала. Она тихонько ущипнула себя за локоть, потому

что поняла, что, вернее всего, это сон. Во_первых, удавы и тигры не

говорят, а во_вторых, они не водятся под Москвой. Если, правда, не

сбежали из зоопарка. Но тогда они тоже не говорят. Так как пауза

затянулась, Юлька решила, что пора кому_то продолжить разговор.

— Простите,— сказала она, обращаясь к тигру.— Вы бенгаль_

ский или уссурийский? Вообще_то вы производите впечатление

бенгальского тигра, но сейчас плохое освещение...

— Я произвожу впечатление драной кошки,— сказал тигр.

—Что есть, то есть,— согласился питон.— Но нашей гостье хо_

чется узнать о нас побольше, не так ли?

Тут тигр закрыл глаза и сделал вид, что спит.

— Очень хочется,— сказала Юлька.— Ведь все это так необыч_

но...

— Куда уж,— сказал питон.— На вашем месте я бы решил, что

сплю.

— Я уже себя щипала,— сообщила Юлька.

— И правильно сделали,— сказал питон.— В общем, у нас слу_

чилось несчастье, и нам нужна помощь.

— Вы из зоопарка и потерялись? — предположила Юлька.

— Ни то, ни другое. Жизнь, как всегда, куда более драматич_

на,— сказал питон, наклоняя голову так, чтобы заглянуть Юльке

в глаза.

Юлька поджала ноги, чтобы не мерзли. Сидеть на свернутом

питоне было удобно. Если бы еще ее накрыть тигром вместо одея_

ла, то можно было бы заснуть.

— Мы прилетели на Землю позавчера,— сказал питон.

— Прилетели? — спросил тигр, не раскрывая глаз.— Мы есть

грохнулись, дрябнулись, фолились, дропнулись...

— Мой друг еще не совсем освоил ваш язык,— сказал питон.—

И у него слегка повреждена голова.

— Мягко сказано,— заметил тигр.— Данке шен.

— Я продолжу? — спросил питон.

—Значит, вы из космоса?—удивилась Юлька.—Иу вас все та_

кие?

15

— Где у нас? — спросил питон.

— На вашей планете.

— Она сошла с ума,— сказал тигр.— Она крейзи, рехнулась.

— Предположение самое логичное,— сказал питон.— Но лож_

ное.

— А почему же вы такие?

—Потому что нас отправили в образе самых обыкновенных су_

ществ, чтобы не привлекать внимания,— сказал питон.

—Не привлекать внимания? Да это самый лучший способ при_

влечь внимание! И даже посеять панику.

— Вот именно.— Тигр потянулся, сел и широко зевнул, пока_

зав, какие у него страшные клыки.

—Я же говорю, что мы упали,— сказал питон.—Мылетели со_

всем не к вам. Мы летели туда, где наш вид не вызовет никакого

подозрения. А именно в штат Майсор в Южной Индии, в сердце

индийских джунглей.

— И не долетели?

—Ошибки случаются даже в такой развитой цивилизации, как

наша,— печально произнес питон.— Нас специально готовили

для этой экспедиции. Тщательно изучили все особенности Юж_

ной Индии, наши тела три года перестраивали.Мыдолжны были,

с одной стороны, быть самыми обыкновенными, с другой — до_

статочно сильными, чтобы на нас нельзя было невзначай насту_

пить...

— Но если вас можно было переделать, то переделали бы в ин_

дусов. Их в Индии полмиллиарда.

— Люди! — сказал тигр.— Люди! Пиипл! А документы? А во_

просы? А проникновение в государственный заповедник? Не есть

хорошо!

— В самом деле, в глубине джунглей куда лучше быть тигром,

чем человеком,— сказал питон.— Мы должны были выполнить

нашу задачу, а через месяц за нами должен прилететь корабль, ко_

торый дежурит сейчас за планетой... как же ее зовут?

— Платон,— сказал тигр.— Сколько раз тебя учить?

— За Плутоном,— поправила Юлька.— Это очень далеко. Зна_

чит, вам месяц прятаться надо?

— Нам надо в Индию,— сказал тигр.— В джунгли. Вы есть глу_

пая и не понимаешь.

16

Юлька смотрела на тигра, тигр лежал, положив голову

на тяжелые лапы, и сердито смотрел на нее.

— С вами поглупеешь,— проговорила Юлька.— Вы думаете,

мне раньше приходилось на питонах сидеть или с тиграми разго_

варивать?

— О, не сердитесь, добрая девочка,— сказал питон.— Поймите

моего друга. Он вчера заходил в один одинокий домик попросить

помощи, а пожилая женщина, которая там живет, стала бить его

по голове кочергой. Вы знаете такой прибор?

— Ой, извините! — сказала Юлька.— Я и не знала. Но вы ее

очень испугали.

— Я три раза попросил прощения,— возразил тигр.— Я сказал,

что не причиню никакого вреда, а эта женщина била меня по го_

лове очень... очень... забыл слово на вашем варварском языке...

— Больно? — спросила Юлька.

— Нет.

— Жестоко,— сказал питон.

— Ну, пускай будет жестоко,— согласился ворчливо тигр.

— Я вас перевяжу,— предложила Юлька.

— Еще не хватало! — сказал тигр.— Я боюсь щекотки.

— Представляете весь ужас,— продолжал питон. — Наша кап_

сула разбита, мы чудом уцелели. Наш корабль придет за нами че_

рез месяц и совсем в другую страну, показаться на улице мы не

смеем, потому что люди немного боятся и немного сердятся, а мы

должны выполнить наш долг в джунглях Майсора.

— Какой долг? — спросила Юлька.

— Сто лет назад без вести пропал корабль, который перевозил

в соседнюю звездную систему коллекцию национальных драго_

ценностей на галактическую выставку. Все эти сто лет наши уче_

ные высчитывали его траекторию, и только лет пять назад удалось

точно установить, что обломки корабля лежат в самом центре

Государственного майсорского заповедника в Индии. И если мы

не выполним наш долг, то пойдут прахом надежды и труд тысяч

наших соотечественников.— Питон тихо вздохнул и опустил пло_

скую голову.

— Тут я вам помочь не смогу,— сказала Юлька.— Индия дале_

ко, и билеты для тигров туда не продают.

—Я же говорил,— отозвался тигр.— Надежды нет. Я повешусь.

— Погодите,— сказала Юлька.— Мы с вами еще не начали ду_

мать.

18

— Вот именно,— сказал питон.— Будем думать.

— Вы голодные? — спросила Юлька.

—Не беспокойтесь,— ответил питон.— В этом нет проблемы.

— Когда подохнем с голоду, то будет проблема, как снять с нас

шкуры,— сказал тигр.

Питон снова вздохнул. Ему было неловко за своего несдержан_

ного друга.

—Уважаемая Юля,— произнес он.— Я должен сказать, что мой

друг лишь кажется сварливым и сердитым. В действительности

он знаменитый профессор и отважный исследователь.

— Ах, оставь,— возразил тигр.— Какое это имеет значение?

— Уж прямо не знаю,— сказала Юлька,— как вас накормить?

Сколько вам мяса нужно!

—Она есть сумасшедший,— проворчал тигр.— Она думает, что

я ем мясо. Может, я кусаю людей? Может, мой друг глотает коро_

ву?

—Мы не едим мяса,— мягко сказал питон.—Мывообще очень

сдержанны в своих потребностях. В этом отношении мы не будем

вам обузой. Нам нужен кров и дружба.

Юлька почувствовала, что замерзает. Но прежде чем уйти, она

задала еще один вопрос:

— А почему вы позвали именно меня?

—Странно,— ответил тигр.— Кого еще? Молодого человека по

имени Семенов, который мучает мелкого хищника?

—Мы просидели весь день в этих кустах,— сказал питон.—Мы

наблюдали ваш лагерь, отыскивая именно такое, как вы, сущест_

во. Доверчивое, широкое, смелое, гордое, отзывчивое, энергич_

ное...

Юлька почувствовала, что ей уже не так холодно. Но тигр все

испортил. Он сказал:

—Итакое глупое, что пойдет ночью за незнакомой змеей в лес.

— Ах, Транкверри_Транковерри,— грустно произнес питон.—

Неудачная посадка лишила тебя твоих лучших качеств.

— Я всегда говорил правду,— ответил тигр.— А ты, Юля, обе_

щала поправить мне повязку. Чего ж ты, забыла?

Повязку оказалось поправить очень трудно, потому что она

была сделана из наволочки, которую пришельцы сняли с чужой

веревки, к тому же тигр все время ворчал и мешал работать.

19

А кстати, вам когда_нибудь приходилось перевязывать бенгаль_

ского тигра в ночном лесу? Причем тигра, крайне разочарованно_

го в жизни?

Поэтому Юлька вернулась в свой домик только через час.

Правда, заснула как убитая.

Глава третья

ХИЩНИКИ СРЕДИ НАС!

Утром Юльку разбудил горн. Она никак не могла прогнать

остатки сна — там все перепуталось: джунгли, драка с пиратами,

стая тигров и говорящий слон. Так и не проснувшись еще, Юлька

выбежала на зарядку. Снаружи было прохладно, низкие облака

неслись, задевая за мачту с флагом. Юлька взглянула на лес, под_

ступавший к лагерю, и поняла, что все происшедшее — не сон.

Там, в лесу, может, даже выглядывая оттуда в нетерпении, ее ждут

инопланетные пришельцы.

После завтрака Юлька отозвала в сторону Фиму Королева.

— Что мы еще придумали? — спросил Фима.— С кем будем

драться?

— Не знаю,— ответила Юлька.— Но я хочу познакомить тебя с

моими новыми друзьями.

—Все ясно,— сказал Фима.— Ты нашла головастика и пригре_

ла скорпиона.

— Ты почти угадал,— ответила Юлька.

Но докончить она не успела, потому что на дорожке показалась

докторша, которая позвала Юльку на проверку ее синяков и цара_

пин. Фима Королев хотел было подождать Юльку, потому что

был заинтригован, но потом вспомнил, что хотел сделать лук и

еще вчера присмотрел для этого как раз за забором ровный и

длинный ствол орешника. Однако вчера у Фимы не было ножа, а

сегодня он одолжил большой перочинный нож у одного парня из

первого отряда, но обещал вернуть его как можно скорее. Так что

Фима не стал тратить времени даром и побежал к дыре в заборе,

пролез в нее и быстро пошел по лесу. Вот тут должен быть нуж_

ный ореховый куст... Фима вынул из кармана нож, раскрыл его и

20

сделал шаг вперед, оглядываясь, чтобы не пропустить куст.

«Ага,— сказал он себе.— Вот ты мне где попался!»

Он схватил ствол орешника и потянул к себе.

И в этот момент прямо из_под ног у него вылетело что_то жел_

тое, полосатое, огромное и с криком: «Этого еще не хватало!» —

пропало в чаще.

Трудно сказать, кто испугался больше — Фима Королев или

переделанный в бенгальского тигра пришелец с трудным именем

Транкверри_Транковерри. Тигр, который решил, что Фима на

него охотится, добежал до реки и там спрятался в камышах, а

Фима перелетел через забор, пробежал, размахивая ножом, до

столовой, вылетел на линейку и тут столкнулся с Юлькой, кото_

рая как раз вышла из медпункта.

— Ты куда бежал? — спросила Юлька.

— Я? — Фима обернулся, но его никто не преследовал.

— Можно подумать,— сказала Юлька,— что за тобой тигр

гнался...

И она осеклась — шутка получилась слишком похожей на

правду.

Фима посмотрел на нее странными, совершенно круглыми

вишневыми глазами, которые особенно выделялись на побелев_

шем лице, потом еще раз нервно оглянулся и сказал тихо:

— Тигр... ты думаешь, тигр?

—Ты где был?—спросила Юлька.— Пока меня не было, ты где

был?

— Нигде, то есть я был в лесу... там, совсем рядом... а тигр

прыгнул, чтобы растерзать... ты не понимаешь.

— Не понимаю? А питон тебе не встретился?

— Кто?

— Питон. Метров шесть длиной.

Юлька говорила совершенно серьезно, и Фима понял, что она

над ним издевается, презирает его, потому что ни один нормаль_

ный человек не будет говорить, что в окрестностях пионерского

лагеря бродят тигры и бросаются на людей.

— Все ясно,— сказал Фима, спрятал нож в карман и повернул_

ся, чтобы уйти навсегда. Он кипел от негодования и обиды. Вчера

он еще был верным другом и ничем, понимаете, ничем не заслу_

жил такой обиды.— Все ясно,— повторил Фима.— Там еще был

слон и два крокодила.

21

И очень удивился, потому что вслед ему донеслись спокойные

слова Юли:

— Слона и крокодилов там быть не может. Их всего двое. Тигр

и питон.

— Ага,— произнес Фима. Потом прошел еще два шага. Потом

остановился, посмотрел на Юльку и спросил:—Тышутишь, что ли?

— Шучу? Я сейчас к ним пойду. Поговорить надо,— ответила

Юля.

— С кем?

— С тигром. И с питоном.

Вообще_то раньше Фима считал Юлю Грибкову в принципе

нормальным человеком. Но все может случиться. Особенно, если

Семенов что_нибудь повредил Юльке в голове. Но с другой сто_

роны — с кем столкнулся Фима в орешнике? Или ни с кем не

сталкивался?

Облака рассеялись, выглянуло не очень жаркое солнце, будто

устало за лето жечь и теперь отдыхало. На деревянной эстраде не_

дружно стучали ногами танцоры, разучивая народный танец Сей_

шельских островов к торжественному закрытию лагеря. Из кухни

тянуло жареной рыбой: там начали готовить обед. Кошка Лариска

сидела на крыльце у кухни и с отвращением глядела на судачью

голову — это была восьмая голова за утро — поварихи старались

развлечь животное после вчерашних переживаний.

Юля Грибкова пошла к поляне, словно была уверена, что Ко_

ролев пойдет за ней. Но он не шел, он стоял, крутил головой и ни_

как не мог объединить в голове обыкновенность лагерной жизни

и странные события и странные слова, которые ему пришлось

услышать.

—Ты, надеюсь, не боишься?—спросила Юлька, подойдя к ку_

стам у забора.

— Я? — ответил Фима, не двигаясь с места.— Кого?

— Тигров.

— Нет,— сказал Фима. Он очень боялся тигров.

— Тогда пошли,— позвала Юлька. И, не оглядываясь больше,

исчезла в кустах.

А Фима не двинулся с места.

Он хотел бы двинуться, он считал своим долгом двинуться,

чтобы остановить Юльку, отговорить от безумного похода в лес,

22

где на людей нападают тигры, но ноги отказались идти в лес, а го_

лос отказался крикнуть вслед Юльке.

Юлька_то думала, что Фима все_таки пойдет за ней, потому что

при всех своих недостатках, к которым относились обжорство и

трусость, он все равно ей друг и в беде не оставит. Поэтому она

сделала несколько шагов вперед, пролезла сквозь дыру в заборе и

тихо позвала своих новых знакомых. Но никто не ответил ей.

Что ж, решила Юлька, пройдем еще немного, ведь они недавно

были здесь.

Деревья и кусты сомкнулись вокруг Юльки, и потому она не

могла услышать, что происходило за забором в лагере и как нере_

шительность Фимы Королева повлекла за собой другие события.

Пока Фима стоял и боролся со своими ногами, чтобы оторвать

их от земли, сзади к нему подошли Семенов и его закадычный

дружок Розочка. Вид у Семенова был сердитый, пластырь пересе_

кал лицо, как шрам у гвардейца кардинала после поединка с д’Ар_

таньяном. Семенов жаждал мести. Семенову надоело, что второй

день все, включая малышей, над ним смеются. Но не бить же

Грибкову! И тут, когда Семенов во власти грозных дум шел по до_

рожке, он увидел трусливого толстяка Фиму Королева, Юлькино_

го друга.

— Где твоя Юлька? — спросил Семенов грозным голосом.

— А тебе чего? — спросил Фима и почувствовал, что его ноги

уже могут двигаться, и скорее всего в ту сторону, которая подаль_

ше от Семенова и Розочки.

—Хочу с ней поговорить,— сказал Семенов.— Давай выклады_

вай правду. история футбольного фк заря клуба

Фима в самом деле подумал, что Семенов хочет отомстить

Юльке, и ему в голову не пришло, что жертвой нападения станет

он. Хотя, конечно, от Семенова можно было всего ожидать.

—Да что с ним разговаривать,— сказал Розочка, снимая очки и

протирая их. Розочка был маленьким хрупким математиком, ти_

хоней и большим пакостником. Он был из тех мальчиков, кото_ Чистка питьевых колодцев очистка колец колодца, ремонт колодца http://liveistok.ru/chistka-kolodcev Углубление докопка колодца.

рых обожают бабушки, а мамы говорят: «Дружи с ним, он такой

культурный и занял второе место на районной математической

олимпиаде». И учителя любят Розочку — пока не разберутся, в

чем дело.— Я тебе советую, Юра, как следует нажать на этого

шпиона и предателя.

23

—А он предатель?—спросил Семенов, которого уже исключа_

ли из двух школ, и ясно, что он отличался силой, но не умом.

Даже банку к кошкиному хвосту он не догадался бы привязать,

если бы Розочка не рассказал ему, как это будет смешно.

— Разумеется,— сказал Розочка и снова надел очки.— Если он

друг Грибковой, значит, он тебя предал.

Розочка знал, что надо сказать слово, к которому можно при_

драться. Теперь оно западет Семенову в голову.

— Ну, предатель! — зарычал Семенов и двинулся на Фиму.

Фима понял, что Семенов его за что_то собирается побить,— и

бросился бежать к лесу, но не прямо к тому месту, куда пошла

Юлька, а в сторону. Потому что даже в тяжелые моменты он по_

мнил, что предавать друзей нельзя.

Семенов побежал за ним, а Розочка остался на месте, так как

увидел, что по дорожке идет физкультурник Степаныч. Розочка

сразу присел на корточки и принялся нюхать незабудку.

— Куда это твой друг побежал? — спросил физкультурник, кото_

рый еще вчера требовал, чтобы Семенова выгнали из лагеря за то,

что он поднял руку на женщину, хоть и в порядке самообороны.

Невинное, украшенное большими очками худенькое личико

Розочки обратилось к физкультурнику.

— Биология,— сказал он тихо и вежливо.— Мы решили напи_

сать доклад о флоре и фауне нашего края. К началу учебного года.

Вот я и изучаю растения.

— Ага,— сказал физкультурник.— А Семенов_то чего изучает с

такой скоростью?

— Бабочек,— ответил Розочка.— Семенов побежал за капуст_

ницей редчайшей раскраски...

Если бы кто другой рассказал эту историю физкультурнику,

Степаныч никогда бы не поверил, что Семенов будет носиться за

капустницами, а потом писать доклад. Но Розочке он, разумеет_

ся, поверил, очень удивился, пожал плечами и пошел дальше.

Когда он скрылся за углом здания, Розочка осторожно поднялся

на ноги и, сжимая в кулаке незабудку, не спеша пошел в лес.

Тем временем Юлька все_таки разыскала питона. Питон вы_

полз из_за поваленного ствола, наклонил плоскую голову и по_

здоровался с Юлькой.

— Что вы прячетесь? — спросила Юлька.

24

—Нас преследуют,— ответил питон.— Только что неизвестное

лицо напало на нашего тигра с ножом в руке, и тот еле успел

скрыться в камышах.

—Знаю уже,— сказала Юлька.— Это недоразумение. Фима хо_

тел срезать ствол орешника. Он сам испугался.

— Вы убеждены в этом? — спросил питон.

—Абсолютно. Скоро он придет, и я его с вами познакомлю. Он

мой друг.

—Не знаю, не знаю,— вздохнул питон.— Транкверри_Транко_

верри так травмирован...

— Как же вы собирались в Индии жить? — спросила питона

Юлька.— А если там настоящие охотники вас бы нашли?

— Там заповедник,— серьезно ответил питон.— А здесь мы не

под охраной закона.

— Может, сходим с вами в милицию? — спросила Юлька.—

Расскажем все и попросим их помощи?

— Ни в коем случае,— возразил питон.— Во_первых, никто не

должен знать, что мы на Земле,— это нарушит основной Закон

невмешательства. И второе,— представьте, как мы подойдем к

милиции и что они скажут...

Юлька не стала спорить. Ее больше беспокоило, куда делся

Фима. Может, что_нибудь случилось? Может, он снова встретил

тигра и теперь сам побежал в милицию?

И только успела Юлька обеспокоиться, куда делся Фима, как

со стороны реки послышался страшный треск — будто сквозь лес

проламывалось стадо взбесившихся буйволов. Юлька вскочила и

метнулась к стволу — питон стрелой взлетел на дерево, которое

наклонилось под его тяжестью.

На полянку вылетел Фима Королев. Ничего не видя перед со_

бой, он бросился прямо к дереву, где стояла Юлька, врезался в

нее, и тут же, не удержавшись, на голову Фиме рухнул пятиметро_

вый питон, взвизгнув при этом на инопланетном языке.

Все трое упали на землю и целую минуту лежали неподвижно,

пока не пришли в себя. Первой очнулась Юлька, поднялась и по_

пыталась стащить с оглушенного Фимы оглушенного питона.

Питон был вялым, податливым и тяжелым, как бесконечный ди_

ванный валик, а Фима вроде бы лишился чувств. По крайней

мере, Юльке пришлось его как следует хлопнуть по щеке, чтобы

он открыл глаза.

25

— Опять,— сказал он.

— Тебе плохо?

— Опять тигры.

— Вставай и рассказывай.

—Я не могу встать. У меня нервы не в порядке. На меня дерево

упало.

—Это не дерево, а мой новый знакомый,— сказала Юля.— И я

хочу, чтобы вы тоже познакомились.

Фима осторожно скосил глаза в ту сторону, куда показывала

Юлька, зажмурился и постарался встать, чтобы тихо уйти.

— И это мужчина конца двадцатого века,— сказала Юлька.—

Пришелец, скажите что_нибудь, чтобы успокоить Фимку.

— Здравствуйте,— сказал питон.— Можете называть меня Ке_

ном. На самом деле я только кажусь пресмыкающимся, а обычно

преподаю исторические науки в высшем учебном заведении на

моей далекой планете.__

  • Комментарии
Загрузка комментариев...