Перемены всегда приходят внезапно. Рико, младший ученик мага, ощутил это в полной мере. Его спокойная и мирная жизнь в одно мгновение превращается в гонку на выживание. Враги повсюду, единственный путь для бегства — в глубины Пустоши… В глухие земли, оставшиеся после давней войны. Туда, где странные существа и обрывки древних заклинаний блуждают в нескончаемом хороводе, подстерегая неосторожных путников. Где ветер играет песком на улицах заброшенных городов, а к небу возносят свои шпили храмы забытых богов… 

 

Красников А.А.
Пустошь: Фантастический роман / Рис. на переплете В.Федорова — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2017. — 283 с.:ил. — (Фантастический боевик).
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 4 000 экз. 
ISBN 978-5-9922-2462-7

 

 

 

 

 

 

 

 


ГЛАВА 1

— Собственно говоря, сегодня я окончательно решил,

что такой раздолбай в качестве ученика мне больше не тре_

буется, — веско произнес развалившийся в кресле лысый

старикашка. Еще раз смерил меня взглядом с головы до

ног, скривил неодобрительную гримасу и потянулся за бо_

калом вина.

Мне же оставалось лишь почтительно стоять и, фигу_

рально выражаясь, обтекать. Так как за последние десять

минут учитель потратил львиную долю своего богатого сло_

варного запаса с одной_единственной целью — донести до

меня всю ничтожность моей личности и всю бесперспек_

тивность ее, личности, дальнейшего существования.

Досталось слабым успехам в области оперирования ма_

гической энергией, невразумительным результатам во вре_

мя практических занятий, не осталась забытой легкая не_

ряшливость в повседневной жизни... Учитель даже намек_

нул, что новые языки—ите даются мне хуже, чем могли бы.

Хотя я до сегодняшнего утра наивно считал, что как раз в

изучении древней письменности продвигаюсь лучше всего.

Но все эти мелкие придирки, оправданные и не очень,

терялись и меркли на фоне итоговых слов. Меня просто_

напросто выставляли из уже привычной жизни, наполнен_

ной ощущением тайны и, чего уж греха таить, избранности.

Прощайте, древние свитки и легкий серебристый туман ма_

гии. Здравствуй, прилавок в таверне отца и насмешки над

неудавшимся чародеем.

Наверное, мысль о грядущих переменах и заставила ме_

ня включить голову. Не знаю, как обстоят дела в остальной

5

Пустоши, но в Хрустальном оба городских мага считали се_

бя настолько выше остальных жителей, что пользовались

заслуженной нелюбовью всех подряд от мала до велика. Са_

мо собой, в лицо им никто ничего подобного не говорил, да

и не скажет никогда — из опасения за целостность своей

шкуры. Но вот бывший ученик мага — это совсем другое

дело. Никто не упустит возможности поиздеваться над тем,

кто почти взлетел в неведомую высь, но не удержался и

шлепнулся обратно. Народец у нас в городе тот еще. Жало_

стью и состраданием никто особо не блещет.

Да и вообще возвращаться к жизни сына трактирщика

мне хотелось мало. Таскать посетителям пиво, чинить по_

ломанную ими мебель, иногда получать по физиономии от

упившихся в хлам... Для последнего, впрочем, существует

наш вышибала, Хоральд, но здесь раз на раз, как говорится,

не приходится.

Проблема заключалась в том, что учитель славился на

весь город своим упрямством, и если сказал, что учеником

мне не быть, то от своего слова уже не отступится ни при

каких обстоятельствах.

— Возможно, вам, юноша, требуется особое приглаше_

ние, чтобы собрать свои пожитки и покинуть мой дом раз и

навсегда? — недвусмысленно поинтересовался маг, рас_

сматривая недопитый бокал вина.

Проклятье... В голову не приходило ни одной причины,

по которой меня стоило бы не выгонять из башни. Перево_

дить древние тексты маг и сам может, кормить живность в

маленьком зверинце — на это есть Айвен, старший уче_

ник... Что я должен делать такое, чего не могут другие, что_

бы остаться здесь? Уходить просто так, молча и безропотно,

теряя всякую надежду на лучшую жизнь в будущем, мне не

хотелось. Совсем не хотелось...

Ответ пришел в тот момент, когда мой бывший учитель,

похоже, окончательно потерял терпение.

Я не могу делать ничего особенного, но я могу делать все

подряд, облегчая жизнь старикашке. Да, быть слугой у ма_

га — это совсем не то, что быть учеником. Но все же остав_

ляет хоть какие_то надежды на будущее. Осталось только

6

убедить его в том, что идея сто:ящая. Благо язык у меня под_

вешен вроде неплохо...

— Учитель... — Маг в кресле брезгливо сморщился, но

ничего не сказал. — Учитель, позвольте сказать несколько

слов! Я не пытаюсь выпросить прощения, но вы сами пони_

маете, мне бы очень не хотелось покидать это место. Поэтому

я хочу предложить вам себя в качестве личного помощника,

ответственного за все ваши повседневные дела и освобож_

дающего бесценное время для вас и Айвена! Вспомните,

сколько времени у вас занимают мелкие домашние хлопоты.

А я могу избавить вас от них.

Наступила напряженная тишина.

— Кхм... Специально, что ли, речь заготовил? — нако_

нец пробормотал старик, с задумчивым интересом изучая

потолок. Затем несколько томительных минут рассматри_

вал попеременно то меня, то свой бокал, очевидно взвеши_

вая все плюсы и минусы моего предложения. Я затаил ды_

хание, ожидая ответа. Маг был упрямым, это факт. Но его

практичность вполне могла встать на второе место в ряду

личных качеств. Он просто обязан согласиться...

Наконец он все же с видимой неохотой остановил взгляд

на мне.

— И чего ты хочешь взамен?

Правильно, если бескорыстные, основанные только на

магической клятве отношения ученика и учителя заканчива_

ются и переходят в обыкновенные деловые, то не грех и обго_

ворить условия. Главное, слишком сильно не радоваться.

— Прошу позволения читать книги из вашей библиоте_

ки и присутствовать на занятиях с Айвеном, если это не бу_

дет мешать моей работе! — выпалил я единым духом.

— А еду и одежду сам добывать где_то будешь? — ехидно

поинтересовался бывший учитель. Посмотрел на мою не_

много растерянную физиономию и неожиданно весело

хмыкнул. — Ладно, это не проблема. Признаюсь, ты меня

малость удивил своими запросами. Неужели в тебе внезап_

но проснулась жажда к знаниям? Или же просто неохота

возвращаться в те трущобы, из которых ты таким чудом вы_

лез?

7

Проклятый старикашка, как обычно, весьма точно уга_

дал мои мотивы, так что оставалось лишь смотреть на него

честными глазами и изображать неугасимую тягу к учебе.

Что на фоне его недавней речи выглядело достаточно ко_

мично.

Маг тем временем, отрешившись от меня, опять рас_

сматривал потолок и шевелил губами, что_то обдумывая.

— Ладно... — прервал он свои мысли. — Может, это дей_

ствительно принесет пользу. Если не нам обоим, то хотя бы

мне. И работник в башне действительно не помешает. Слу_

шай внимательно, Рико, и не говори, что не слышал. Раз уж

ты останешься в моем жилище, то разрывать клятвы я не

стану. Я тебе, конечно, верю, но с ней как_то надежнее. Так

что технически ты так и продолжишь быть моим учеником.

В принципе логично и ожидаемо. Ученическая клятва —

заклинание, которое каким_то чудом пережило последнюю

войну и последующие полтора столетия упадка магии, —

обеспечивала замечательную верность ученика своему учи_

телю. От рабства очень и очень далеко, но чем_то навредить

наставнику ученик не мог в принципе. Точнее, мог, если

ему было не жалко самого себя. Клятва каким_то хитрым

образом впитывалась в энергетическую структуру тела,

обеспечивая этому самому телу проблемы, сопоставимые с

величиной проступка. Украл монетку у учителя — получи

головную боль. Рассказал кому_то секрет — расплачивайся

внезапно появившимися хроническими заболеваниями.

Попытался учителя убить — привет, остановка сердца.

Причем в обратную сторону это никак не работало, за

исключением того, что при каждом непорядочном поступ_

ке наставника структура клятвы, или Клятвы, как ее иногда

торжественно обзывали маги, истончалась и разрушалась,

давая в конце концов полную свободу ученику. Ну и еще в

ней был приятный бонус—защита от гипноза и ментально_

го воздействия. В древности были весьма неглупые волшеб_

ники, которые совсем не собирались терять учеников из_за

чьих_то подковерных игр.

Так что при мне останется эта самая защита, пусть она и

не особо кому_то нужна в наше время, а взамен я, как и

8

прежде, не смогу ничего украсть из башни. Впрочем, не

сильно_то и хотелось.

— Одежда и еда, понятно, за мой счет, как и раньше, —

продолжал маг тем временем. — Пожалуй, если ты будешь

хорошо справляться, я буду выдавать тебе по золотому в ме_

сяц. Не будешь — не получишь золотого, а потом и выле_

тишь отсюда, уже окончательно.

Я усердно кивнул. Золотой — это совсем даже неплохо.

В принципе, при желании на него можно даже прожить тот

самый месяц. Если покупать только хлеб и воду.

— С этого дня уборка полностью на тебе. Когда и как ты

ее будешь делать — не моя забота. Хочешь — спи до обеда,

а потом занимайся ею, хочешь — делай рано утром, а потом

приходи на уроки вместе с Айвеном, хочешь — ночью не

спи. Но чистота чтобы была.

Это пунктик — любит учитель чистоту. Правда, в этом

отношении он не совсем повернутый, так что ничего

страшного. Мы с Айвеном и так убирались здесь по очере_

ди, теперь просто придется делать это одному.

— Зверьки, понятно, теперь тоже на тебе, — продолжал

перечислять маг. — Покупки на рынке, походы с поруче_

ниями...

Здесь он немного задумался, очевидно не представляя,

чем еще можно занять нежданного помощника. Ничего не

придумал и махнул рукой:

— Дальше будет видно. А теперь, юный отрок, порадуй

своего нанимателя и принимайся за сегодняшнюю уборку,

пожалуй. И почистить клетку с ящерицей не забудь!

Именно таким образом мое ученичество плавно пере_

шло в службу великому магу Ольду Кровавому. Прозвище,

конечно, звучное, а на непосвященных так и вообще дейст_

вующее как ушат холодной воды. Но на деле магию старик

практиковал достаточно безобидную, хоть и связанную со

всевозможным использованием своей и чужой крови в раз_

личных артефактах.

Скажу просто — самый стабильный источник дохода у

мага заключался в долгосрочном контракте с городским со_

ветом, согласно которому Ольд в промышленных масшта_

9

бах изготавливал артефакты для уничтожения грызунов.

В город этих вредителей пробиралось немереное количест_

во, а провизия, особенно зерно, в нашей пустынной и каме_

нистой местности ценилась слишком дорого, чтобы позво_

лять ее безнаказанно жрать кому ни попадя. Вот и садился

каждую неделю маг за работу. Сцеживал у себя прямо из

пальца полстакана крови, затем выливал ее в зачарованное

блюдо, покрытое коряво нацарапанными рунами, давал там

отстояться пару часов, а затем принимался капать этой кро_

вью на подготовленные нами с Айвеном хлебные катышки.

Один шарик — одна капля крови. В итоге получался здоро_

венный котелок одноразовых артефактов, которые меня_

лись в городской ратуше на несколько золотых монет. За_

тем их разбрасывали в местах, требующих наибольшей за_

щиты от вредителей, а дальше все было просто—крыса или

пустынный прыгун хватали хлебный шарик, получали дозу

яда от давным_давно отравленной крови старого мага, а за_

тем ловили еще и несовместимые с жизнью повреждения от

микровзрыва, когда заклинание определяло прикоснове_

ние чужого живого существа и воспламеняло частичку кро_

ви, пропитавшей хлеб.

Вот такая вот страшная кровавая магия. Понятно, что

Ольду было доступно и много чего другого — недаром же

старик возился с ней чуть ли не полвека. Один его посох че_

го стоил... Но в обыденной жизни оказались нужны хлеб_

ные катышки. Ну, еще личные защитные артефакты, кото_

рые приходилось делать долго и нудно, вдобавок стоившие

для клиентов очень и очень дорого, из_за чего и не поль_

зующиеся особым спросом.

Прямо сейчас мне, кстати, было поручено отнести оче_

редную корзинку с хлебными шариками в ратушу, чем я и

занимался, топая по пыльным улицам города и периодиче_

ски отплевываясь, когда очередной порыв ветра бросал в

лицо песчинки. Город наш старый... очень старый, один из

немногих на полуострове, сумевших пережить войну.

Именно поэтому столь дико и звучит сейчас его название—

Хрустальный. Лет двести назад здесь варили хрусталь для

окрестных государств, а сам город сверкал и переливался в

10

лучах солнца всеми цветами радуги — хрустальные украше_

ния были везде и повсюду. Увы, за последние полтора сто_

летия мастерские исчезли, хрусталь на домах повывелся,

а сам город превратился в обычное засыпанное пылью не_

заметно подкравшейся пустыни захолустье.

И всего_то ценности в нем — небольшой оазис, обеспе_

чивающий водой нас и многочисленные караваны, шас_

тающие туда_сюда по остаткам древнего тракта, да две баш_

ни магов, наполненные несметными сокровищами и арте_

фактами... ну, это по мнению тех, кто внутри не бывал.

А основным занятием жителей являлось обслуживание

тех самых караванов. Мой вот отец давным_давно завел

трактир совсем недалеко от городских ворот и с тех пор

особого горя не знал. Правда и прибылей неземных тоже —

конкуренция была огромной.

Тем же, кто устроиться подобным образом не сумел, ос_

тавалось либо работать на благо города за смешные деньги,

либо перебиваться какими_то другими случайными зара_

ботками, либо же отправляться в глубины Пустоши в наде_

жде найти там артефакт времен последней войны и обога_

титься. Только счастливчиков в последнее время что_то не

видать, а возвращаются из пустыни искатели сокровищ все

реже и реже. Поблизости местность давным_давно исследо_

вана вдоль и поперек, за исключением пользующихся не_

доброй славой развалин южнее города, а чем дальше в Пус_

тошь — тем опаснее. Нет, существуют, конечно, давно сло_

жившиеся и более_менее успешно действующие команды

охотников за древностями, но их не так уж и много.

На моей памяти, правда, причем не так уж давно, был

случай, когда довольные охотники, вернувшись в город,

сразу же бросились к нашей башне и после яростного торга

продали магу увесистую древнюю книгу, найденную где_то

в дальних развалинах. Фолиант этот с тех пор бережно хра_

нится на подставке, окруженный какими_то символами,

чашками с кровью и прочими магическими атрибутами, —

учитель всячески восстанавливает ветхую реликвию, борясь

с желанием открыть ее и приступить к изучению. Не хочет_

11

ся ему, чтобы истрепанные временем страницы внезапно

начали рассыпаться в руках.

За всеми этими раздумьями я и не заметил, как поти_

хоньку добрался до ратуши. Зевающий охранник, знающий

меня чуть ли не с самого детства, не стал ничего спраши_

вать, просто махнул приветственно рукой и продолжил с

удрученным видом рассматривать окрестности. Я ему даже

посочувствовал — город у нас не самый благопристойный,

хватает всякого люда, но недовольства советом в последнее

время никто не выказывал и охранять ратушу было не от

кого. Сиди весь день, смотри на пыльную площадь с пере_

сохшим неизвестно когда фонтаном и иногда ради разнооб_

разия чихай от попавшего в нос песка — вот и все занятия.

Внутри моему появлению тоже никто не удивился—при_

выкли уже. Помощник главы совета, со скучающим видом

сидевший за массивным столом, кивнул, не говоря ни слова

вытащил откуда_то из_под стола позвякивающий мешочек,

отдал мне и принял взамен корзину с хлебными шариками.

Вот и все, очередное поручение, считай, выполнено.

Обратно я шел заметно медленнее. Сказывалось нежела_

ние возвращаться в башню, в последнее время ассоциировав_

шуюся у меня с непрерывным водоворотом хозяйственных

дел. Пол подмети, лабораторию проветри, клетку с зубастой и

агрессивной ящерицей помой... Та еще скотина, кстати, так и

норовит цапнуть за руку, а гадит как табун коней.

Вроде и не так сложно все, что поручает мне маг, но ко_

гда это продолжается изо дня в день — взвыть охота. И ме_

сяца еще не прошло с момента изменения моего статуса в

башне, а времена полноценного ученичества уже вспоми_

нались с гложущей душу ностальгией. Ольд явно вошел во

вкус, и теперь на мою голову свалилась вся черная работа

по хозяйству. Плюс беготня по поручениям, которых стано_

вилось все больше. Что_то изучать времени практически не

было, хотя маг полностью выполнял взятые на себя обяза_

тельства и я всегда мог свободно слушать то, чему он учит

Айвена, равно как и просиживать штаны в библиотеке, раз_

бираясь с книгами. Проблема была в постоянной накапли_

вающейся усталости — все чаще и чаще я предпочитал про_

12

сто отдохнуть от дневной беготни, а не осваивать какие_то

там методики управления энергией.

Единственное, что мне до сих пор давалось легко и при_

ятно,—это изучение иностранных языков. Так что теперь я

с позволения старого мага частенько забирал к себе в ком_

нату какую_нибудь книгу, привезенную с другого конца

света, и разбирался в хитросплетениях иностранной грам_

матики до тех пор, пока глаза сами собой не закрывались.

Этакий задел на будущее — что бы ни случилось с моей ра_

ботой у Ольда, куда бы ни занесла меня жизнь, умение пе_

реводчика, думаю, позволит заработать на кусок хлеба.

Я даже приобрел в городе толстую тетрадь и потихоньку

записывал туда свои заметки по древнеимперскому и древ_

несаккскому языкам, систематизируя накопившиеся зна_

ния. Учитель не возражал и даже посматривал с одобрени_

ем. Но и эта работа постепенно замирала, не выдерживая

гнета повседневной усталости.

В итоге всего через несколько недель после того, как я

напросился на должность слуги, мной уже овладело страст_

ное желание удрать из проклятой башни куда глаза глядят.

Останавливало лишь то, что я решительно не понимал, чем

же буду заниматься, когда ее покину. Огромного спроса на

переводчиков и еле_еле научившихся видеть энергетиче_

ские потоки учеников мага в городе почему_то не было, в

трактире работать не хотелось, а на то, чтобы примкнуть к

каравану, который идет в более интересные места, откро_

венно не было денег. В то, что кто_то меня возьмет в дорогу

бесплатно, не сильно верилось.

Да и получить новые знания все же хотелось. За два года,

проведенные в учениках старого мага, я освоил одновре_

менно очень много и очень мало. Очень много — для рядо_

вого жителя нашего города. Никто у нас не читает на древ_

них языках, очень мало кто разбирается в истории и геогра_

фии мира и уж точно всего считаные единицы что_то

понимают в магической теории. Здесь я, без сомнения, мо_

лодец. Но вот в плане волшебства... После того как я попал

в ученики, полтора года ушло только на то, чтобы научить_

ся видеть и чувствовать энергетические потоки. Это, как

13

сообщил учитель, вполне нормально. А вот дальше нача_

лись мучения.

Полторы сотни лет разрухи и деградации не прошли да_

ром. И методики обучения юных волшебников за это время

явно потеряли в эффективности. Особенно с учетом того,

что современные маги, за редким исключением, научить

могли только обращению с той стихией, в которой подна_

торели сами. Остальное — темный лес и для самого мага, и

соответственно для его учеников. Скажем, просить Ольда

вызвать дождь или молнию — бесполезно, не сумеет. Зато

живущий на другом конце города Гаррус Нездешний без

проблем справится с той самой молнией. Дождя, правда, не

вызовет.

Мне же далеко до обоих. Умом я понимаю, как можно,

скажем, заставить кровь загореться, а вот на деле все плохо.

Так что пока основные мои действия в плане ученичества—

это попытки «подружиться» со своим организмом и нау_

чить его впитывать энергию из окружающего мира. Первая

ступенька кровавой магии заключается, как я понял, имен_

но в этом. Маг одновременно учится воздействовать на

энергетические потоки и пропитывает свое тело стихийной

энергией. А затем происходит качественный скачок — ста_

новится доступным управление своим телом не на физиче_

ском, а на магическом уровне. И вот пожалуйста, берешь

каплю крови, освобождаешь спрессованную в ней силу —

и в итоге кровь загорается оттого, что вокруг нее происхо_

дит резкое усиление магического фона. Можно, кстати,

поджечь сразу ногу или руку целиком. Но кровь потихоньку

сама восполняется в теле, а вот конечность отрастить про_

блематично.

Опять же это в теории все просто. А на практике нужно

научить организм запасать и удерживать энергию. И этим

мне банально некогда заниматься, увы.

Размышляя о грустном, я потихоньку добрался до оби_

тели мага. Заданий больше на сегодня не было, так что, не_

много подумав, направился в библиотеку. После лаборато_

рии — самое интересное место в башне.

14

Здесь, как обычно, было тепло и сумрачно. Несколько

шкафов и письменных столов из дорогого темного дерева,

погашенный камин, весьма потертый кожаный диван и че_

тыре хлипких стула. Ольд, скорее всего, когда_то планиро_

вал вести шикарный образ жизни, отсюда и дорогая круп_

ная мебель. Но затем, похоже, жизнь внесла свои корректи_

вы — те же стулья были уже обычным ширпотребом, чуть

лучше, чем у нас в трактире.

Кинув жалобно звякнувший мешочек на любимый стол

учителя, я зажег две масляные лампы рядом с диваном и от_

правился к шкафам. В первом была собрана развлекатель_

ная литература из разных стран. В последнее время модно у

них на континенте придумывать всякую ересь и продавать

ее втридорога не умеющим считать деньги аристократам...

— Кхм... — Я воровато оглянулся. Ольда тоже ведь, по_

лучается, можно причислить к таким дурням. Но ему я был

благодарен за его увлечение — ничто не позволяет учить

языки быстрее, чем чтение книг.

Второй шкаф был гораздо более серьезным. И книги в

нем внушали трепет своей монументальностью. Вот, на_

пример, сто:ящий невменяемых денег географический атлас

мира. Вот десятитомник по довоенной истории. Справоч_

ник по растениям Пустоши. Интересно, какой безумный

ученый создал его — неужели ходил по нашим краям вдоль

и поперек? Хотя, скорее, просто путешествовал от города к

городу, расспрашивал о травах, покупал образцы и не осо_

бо_то рисковал шкурой.

Остановился я у третьего шкафа, самого ценного и са_

мого пустого. Всего_то десяток книжек, все на древних язы_

ках, потрепанные, не особо презентабельные. Но ценой на

порядки больше всего остального.

«Рунные надписи». Чуть ли не самая распространенная

из всех древних книг, добываемых охотниками, объясняю_

щая принципы использования письменности в магии.

Встречается в коллекции у каждого уважающего себя мага.

«Философское обоснование жизни химер». Ну, по край_

ней мере, я перевел название именно так. Читать пробо_

вал — та еще галиматья, перемежающаяся глубокомыслен_

15

ными вопросами — достойна ли места под солнцем создан_

ная магом химера? Создал ли маг полноценную жизнь или

лишь ее жалкое подобие? Практических сведений в книге

очень мало, но они все же есть, и учитель завел зверинец

именно после того, как заполучил в свои руки этот труд.

Старается, экспериментирует, но пока что_то ничего у него

не получается, только ящерица пустынная становится все

злее и злее.

«Пособие для поступающих в магическую академию».

Броское название и абсолютная бесполезность. Рассказы_

вающая о том, что именно студент должен выучить перед

поступлением на тот или иной факультет. И не дающая ни_

каких практических знаний, кроме названий факультетов и

дисциплин. Ольд ее терпеть не может, но не выкидывает.

Айвен как_то обмолвился, что книга была куплена магом за

баснословные деньги, а в итоге не принесла никакой поль_

зы. Так тоже бывает.

«Кровь как расходный материал». Думаю, именно с этой

книги и началось становление Ольда как мага крови. Имен_

но здесь расписаны базовые принципы использования ор_

ганизма в качестве накопителя энергии и последующая

эксплуатация его в целом и крови в частности.

«Мемуары Конрада Темного». Аж трехтомник. Книги

увлекательные и полезные одновременно. Именно по ним

я древнесаккский язык изучал и изучаю. Этот самый Кон_

рад, не скупясь на хвалу себе, любимому, длинно и со вку_

сом расписал всю свою жизнь — где был, кого стращал, ка_

ких демонов вызывал... Демонолог, маг_стихийник, да еще

и артефактор, судя по книге. Сейчас бы самой влиятельной

фигурой в мире был, наверное. А тогда, двести лет назад,

просто болтающийся по миру любитель приключений, и не

больше.

«Медитация». Тоненькая книжка с описанием медита_

тивных упражнений для очистки сознания и повышения

потенциала. Книжка не нравилась никому из нас—ни мне,

ни Айвену, ни Ольду. Ибо намекала, что тот, кто не прово_

дит в позе душистого коралла несколько часов каждый

16

день, — лишь прыщ на теле человечества, недостойный да_

же мимолетного взора Истинно Просветленного.

«Боги — вымысел и реальность». Неожиданно серьез_

ный труд, раскладывающий основные религии мира по по_

лочкам, сортирующий, препарирующий их и отделяющий

зерна от плевел. Самый неожиданный вывод, который я

сделал, прочитав книгу, это то, что поклоняться нужно

наиболее незначительным фигурам мирового пантеона.

Главные боги, которым молятся жители различных стран,

весьма неповоротливы... До такой степени, что часто стано_

вится непонятно, ответили они на мольбы паствы или нет.

Скажем, взмолилась вся страна богу об окончании засухи—

и пошел дождь. Но непонятно, сам он пошел или бог по_

мог. Если же помолиться, так сказать, в частном порядке, о

счастье и достатке для себя лично, то положат на тебя с не_

бес детородный орган, и никакого толку не будет. А вот ес_

ли найти где_то или сделать самому храм одного из мелких

и незначительных божеств, то отдача может быть впечат_

ляющей, вплоть до прямой помощи в сражении. Судя по

книге, таких случаев было около двадцати за последние

пятьсот лет.

Еще в конце книги, кстати, была интересная глава, по_

священная размышлениям на тему — можно ли создать бо_

га своими силами и молитвами. Получалось, что можно, но

требуются усилия чуть ли не целой страны. Проще уж най_

ти забытого бога и молиться ему—эффективнее получится.

Вот, собственно, и все древние магические книги. Еще

есть собственные исследования Ольда на тему магии крови,

и они гораздо более практичны — какие руны лучше рабо_

тают, как сделать тот или иной амулет, в каком порядке

следует создавать посох мага и прочее, прочее. Эти тетради

лежат в следующем шкафу.

Но сегодня у меня по плану было чтение мемуаров Кон_

рада. Надо немного освежить память — недалек тот день,

когда учитель сочтет свое последнее приобретение готовым

к чтению, и моя помощь ему точно понадобится — древне_

саккский я знал уж точно не хуже его.

17

Продираясь сквозь дебри чужого языка, я потихоньку

втянулся в историю демонолога. В этой главе он, продол_

жая невзначай хвастаться своим могуществом, со вкусом

расписывал, как призывал демона для поиска шайки раз_

бойников, терроризировавших земли какого_то лорда. Де_

мон призвался упрямый, на уговоры не поддавался и время

от времени пытался добраться до нежной плоти призывате_

ля. Но в конце концов был все же покорен и отправился

выполнять возложенную на него миссию...

На этом моменте мои глаза закрылись, а книга вы_

скользнула из рук, стукнувшись о деревянный пол и заста_

вив меня встрепенуться.

Подняв книгу и положив ее на столик, я с наслаждением

зевнул и потянулся. Сон потихоньку отступил, но оставался

где_то рядом, на задворках сознания. Некоторое время я

посидел на диване, размышляя, чем же заняться. Восста_

новление языковых знаний сегодня явно не шло.

Наконец пришлось заставить свою обленившуюся туш_

ку подняться и сделать несколько разминочных упражне_

ний — иначе заснул бы вновь.

Чуток взбодрившись, я подошел к окну и принялся рас_

сматривать Хрустальный с высоты. Башня, правда, не то

чтобы очень высока—всего четыре этажа, увенчанные пло_

щадкой для наблюдений за звездами, — но стояла она дале_

ко от центра города, и домишки поблизости были — самое

большее в пару этажей. Библиотека же, из окна которой я

высунулся, располагалась на третьем.

Город, освещаемый лучами послеобеденного солнца,

казался вымершим. Лишь вдалеке, там, где начинался мест_

ный базар, наблюдалось хоть какое_то оживление. И на

крыльце дома неподалеку мальчишка сосредоточенно стро_

гал ножом какую_то палку. Наверное, делал копье. Воз_

можно, для игр, возможно — для охоты на мелкую жив_

ность. Те же пустынные прыгуны — вполне приличное ку_

шанье. Народ с претензией на аристократичность ими

брезгует, а вот обычные, нормальные люди очень ценят.

Мясо напоминает молодую свинину, только не такую жир_

ную.

18

Из_за поворота улицы тем временем показался новый пер_

сонаж, за которым наблюдать было интереснее, чем за па_

реньком. Этакий франт, неизвестно каким образом попавший

в наши края,—черный плащ, черные с серебром сапоги, чер_

ная же шляпа... Я не удержался и фыркнул—наряд совершен_

но неподходящий для нашей местности. В таком хорошо гу_

лять по каменным залам столичных дворцов, он неплохо будет

смотреться где_нибудь в горах, на побережье, но уж точно не в

пропитанном пылью Хрустальном. Здесь в почете немаркая

кожаная одежда, либо если уж из ткани, то неприметных цве_

тов, чтобы не приходилось постоянно чистить ее от пыли.

Франт, дойдя до мальчишки, что_то его спросил и полу_

чил в ответ небрежный взмах рукой, указывающий на нашу

башню. Вот же... Я поспешно спрятался. Мог бы и догадать_

ся сразу, что к нам очередной клиент пожаловал. Попадать_

ся клиентам на глаза я не особо любил. Большинство из них

оказывались богатыми, но жадными сволочами, лебезящи_

ми перед магом, но смотрящими на нас с Айвеном как на

кучки крысиного помета. Оно мне нужно, такое общение?

Через минуту в дверь башни забарабанили.

— Хозяин, открывай! Дело есть!

Однако наглый какой. Обычно клиенты тихо_мирно

звонят в дверной колокольчик и ждут, а этот вот разоряется

на весь город.

На лестнице за стеной библиотеки послышались шаги

Ольда и Айвена. Маг что_то злобно говорил ученику, но слов

я не разобрал. Наверное, тоже не рад назойливому гостю.

Я вернулся к окну и прислушался. Внизу послышался

лязг замка.

— Чего нужно? — далеким от почтения голосом рявкнул

маг.

— Я имею честь разговаривать с Ольдом Кровавым, ве_

ликим магом и жителем славного города Хрустальный? —

витиевато и вежливо произнес гость. — Не представите ли

мне также своего сопровождающего?

— А... гм, — пробормотал сбитый, похоже, с толку

маг. — Да, я — Ольд, а это — мой старший ученик, Айвен.

Чем обязаны визиту?

19

— Дело в том, что мне в руки попало нечто, явно имею_

щее ценность для собирателей магических диковинок, но

сам я не могу понять, что именно делает эта вещь... Вот,

взгляните...

За окном послышалась какая_то возня, а затем легкий

свист. Я попытался расслышать что_то еще, но все было ти_

хо. Заинтригованный, я выглянул в окно. И челюсть моя

медленно поползла вниз.

Перед входом в башню на земле изломанными куклами

валялись тела Ольда и Айвена, а над ними стоял одетый в

черное незнакомец, задумчиво крутящий в руках какую_то

украшенную хитрой резьбой палку.

И почти сразу же по моему телу прокатилась звонкая

волна энергии, заставившая встать дыбом волоски на ру_

ках, — лопнула связь ученической клятвы, с абсолютной

точностью сигнализируя о том, что учитель мертв. Совсем,

совершенно.

Как раз в этот момент человек поднял голову, уставив_

шись мне прямо в глаза.__

  • Комментарии
Загрузка комментариев...