Роковое место!

669
10 минут

Орловские достопримечательности: дом, где накрываются финансы.


«Шел разговор о воровстве в орловском банке, дела которого разбирались в 1887 году по осени.
Говорили: и тот был хороший человек, и другой казался хорош, но, однако, все проворовались.
А случившийся в компании старый орловский купец говорит:
- Ах, господа, как надойдет воровской час, то и честные люди грабят.
- Ну, это вы шутите.
- Нимало. А зачем же сказано: "Со избранными избран будеши, а со строптивыми развратишися"? Я знаю случай, когда честный человек на улице другого человека ограбил.
- Быть этого не может.
- Честное слово даю - ограбил, и если хотите, могу это рассказать».

Так начинается знаменитый рассказ Н.С. Лескова «Грабёж». Речь в этой завязке идет о резонансном для дореволюционного Орла событии – банкротстве Орловского городского общественного банка. История сама по себе мистическая: считавшийся самым стабильным в округе банк в одночасье разорился, и разорил город Орел. Ничего сверхъестественного в этом, по правде сказать, не было: по «Положению об общественных банках» 1862 года их правления получили полную свободу деятельности. Воспользовавшись этим, некоторые банкиры стали усиленно привлекать средства со всей страны, так что балансы крупнейших из общественных банков измерялись миллионами рублей (при законодательно установленном минимуме основного капитала в 10 тыс. рублей). Однако вложить собранные огромные средства и прибыльно, и надёжно, у банков, действовавших в основном в пределах своих городов, не получилось. В результате с 1878 года последовали банкротства крупнейших банков, гремевших на всю страну. Так что пресловутый Мавроди, создатель АООТ «МММ», не изобрел ничего нового… («Все уже украдено до нас» ©) Но история банкротства вот этого конкретного Орловского общественного банка оказалась связана в представлении горожан с конкретным местом, зданием банка. А после того, как через сто лет разорился второй банк, расположившийся в этом доме, в сознании орловских обывателей над зданием светится огромная надпись: «Бизнесменам и финансистам не приближаться!» Впрочем, и в разорении второго банка нет ничего мистического. Тогда в стране вообще был дефолт… Речь идет о так называемом «Доме Перелыгина» на Московской улице. Итак, о судьбе дома и его жильцов, и по возможности без мистики.

Дом этот заложил 9 июня (даты даются по старому стилю) 1856 года орловский купец и почетный гражданин Алексей Николаевич Перелыгин. Во время реставрационных работ в 1991 году была найдена закладная чугунная доска, подтверждавшая и дату закладки, и имя владельца. Купец строил свой дом с большим размахом: это двухэтажное кирпичное здание, состоящее из центральной части и правого крыла. Это правое крыло выходит на угол улиц Московской и Революции (бывший Нарышкинский переулок). Левое крыло купец достроить не успел… И здесь начинается любимая нашими читателями мистика, связанная с числами «3» «4» и «20».

Купец А.Н. Перелыгин был уважаемым в городе человеком и церковным старостой церкви Покрова Пресвятой Богородицы, когда-то одного из центральных храмов города Орла. Начиная с XVII века этот храм стоял недалеко от деревянного Сошного моста (потом – железного Мариинского, а потом – стального Красного моста). Во время страшного городского пожара 1848 года церковь выгорела, и ее фактически пришлось отстраивать заново. Отстраивать храм по проекту архитектора Н.Т. Орлова взялся купец А.Н. Перелыгин. И строил, надо сказать, ревностно: для продолжения строительства ему пришлось продать в 1863 году городу свой недостроенный дом.

Тогда же, в 1863 году купец-подрядчик заметил, что кладка сводов мастерами ведется с нарушением строительных норм и правил. Была создана комиссия, которая, изучив чертежи и сметы, пришла к выводу, что строительство ведется в соответствии с проектом Орлова… Купец Перелыгин пытался еще возмущаться и что-то доказывать, но кому поверила публика: купцу, выросшему за прилавком, или интеллигентам с высшим образованием, авторитетным в обществе? Конечно, не купцу… Гром грянул 8 ноября 1873 года в 8 часов утра. Рухнул центральный купол храма и погрёб под собой один из боковых куполов. Перелыгин разорился: вместе с куполом отправились в небытие 50 тысяч рублей – огромная по тем временам сумма. Для любителей нумерологии: А.Н. Перелыгин продал свой дом в конце 1863 года, ровно через десять лет произошла катастрофа на строительстве храма.

В 1974 году он все-таки «вывел» с новыми мастерами четыре боковых купола и освятил боковые пределы. Центральный купол 22 года так и пролежал в развалинах. Попечительский комитет по достройке Покровской церкви под председательством купца З. Петрова-Пастухова был создан только в 1879 году, еще пятнадцать лет ушло на сбор необходимых средств, и только в 1904 году храм был достроен и освящен. Может показаться мистикой, но в истории Покровского храма тоже прослеживается нумерология: эта красивейшая церковь Орла пережила три революции, гражданскую войну, антирелигиозную кампанию, немецкую оккупацию и советское освобождение – и была разрушена в 1948 году, ровно через сто лет после рокового пожара, уничтожившего первоначальную церковь.

После того, как дом А.Н. Перелыгина перешел в собственность города, он был отдан под Орловский общественный банк, который размещался в доме с 1864 по 1883 год. Директором банка стал купец И.А. Авилов. Человек с безупречной репутацией. Честный. Как показали последующие события – слишком честный… В общем, когда 5 апреля 1883 года (через 20 лет после продажи дома первым хозяином и 10 лет после событий на строительстве Покровской церкви) против бывших членов правления городского общественного банка было возбуждено предварительное следствие по обвинению в растрате, именно Авилов и стал главным «козлом отпущения».

27 июля 1884 года банк был признан несостоятельным должником: при собственном капитале в 600 тыс. рублей, убытки банка дошли до 3 миллионов. Следствию так и не удалось выяснить, куда исчезли банковские деньги. Согласно заключению прокурора Харьковской судебной палаты от 16 января 1885 года преданы суду за обнаруженные подлоги и растраты директор банка И.А. Авилов, члены правления Н.К. Бахтин и М.Н. Кубышкин, бухгалтер Н.Н. Пацковский и орловский голова Н.В. Митин. Судебный процесс над руководством Орловского общественного банка проходил с 3 по 20 ноября 1887 года. По приговору суда бывший директор банка И.А. Авилов был слан на 2 года в Томскую губернию с последующим поселением на 6 лет. Заместители директора Н.К. Бахтин и М.В. Кубышкин были освобождены от ответственности, но вынуждены были оставить свои должности. Бухгалтера банка Н.Н. Пацковского и бывшего городского голову Н.В.Митина оправдали. Кроме того, суд постановил взыскать с имущества И.А. Авилова, Н.К. Бахтина и М.В. Кубышкина 2 021 000 рублей. В связи с признанием указанных лиц несостоятельными должниками по статье 25 «Положения о банках» долг обанкротившегося городского общественного банка был перенесен на городское управление. Город Орел превратился в город-банкрот. Недвижимость обесценилась, промышленное производство и торговля пришли в упадок, зарплата понизилась. В 1887 году была создана временная комиссия по делу о банкротстве Орловского общественного банка под председательством Веселкина. Для ликвидации последствий банкротства комиссия испрашивала у правительства ссуду в один миллион рублей, но получила отказ министра финансов Бунге.

В 1887 году император Александр III, рассмотрев положение в городском самоуправлении Орла, принял беспрецедентное решение – назначить на выборную должность городского головы государственного чиновника МВД Д.С. Волкова. Волков сделал много для подъема города: открыл почтово-телеграфное отделение, отремонтировал богоугодные заведения, выстроил торговые лавки, заложил новый Полесский водопровод. Но разрешить проблему городского долга Д.С.Волков не сумел, и город Орел был обречен на постепенное угасание.

Только в мае 1903 года эта проблема стала решаться: новая городская управа добилась в Министерстве финансов разрешения на выпуск городского займа в 1 600 000 рублей. Были выпущены облигации на предъявителя достоинством в 100, 500 и 1000 рублей под 4,5 % годовых. Вкладчикам бывшего общественного банка было выдано облигаций на сумму 400 тысяч рублей. Остальную сумму планировалось направить на погашение долга Орловского общественного банка, постройку воинских казарм, устройство водопровода, покрытие дефицита бюджета. Погашение займа должно было осуществляться пятьдесят лет и закончиться 2 октября 1952 года. По какому-то странному совпадению займ был выпущен через 20 лет после банкротства банка и почти через 30 лет катастрофы на строительстве Покровского храма. Через год, в 1904 году центральный купол церкви Покрова Пресвятой Богородицы был окончательно восстановлен.

После суда 1887 года дом городского общественного банка перешел во владение к богатому орловскому помещику, инженер-капитану В.С. Шиловскому. Дела инженер-капитана и состоятельного помещика после этого постепенно пришли в упадок. В 1896 году городская управа выкупила дом у Шиловского, и он был передан под штаб вновь формируемого в Орле 51-го драгунского (с 1907 года – 17-го гусарского) Черниговского полка. В истории дома начинается новая глава. В его стенах побывали Великая княгиня Елизавета Федоровна (1864 1918), сестра последней русской императрицы и Шеф Черниговского полка, Великий князь Михаил Александрович (1878—1918), брат царя, командир Черниговского полка с 1909 по 1911 годы, Митрофан Сребрянский, полковой священник, прославившийся в городе Орле святостью жизни и ставший настоятелем московской Марфо-Мариинской обители.

Любопытно, что старшинство Черниговского кавалерийского полка было определено с 1668 года, с момента создания полурегулярного казачьего «компанейского» (по нашему – добровольного) «охотноконного» (по нашему – конно-егерского) Черниговского полка, который впоследствии влился в состав регулярной петровской армии, поскольку остался одним из четырех украинских полков, сохранивших верность царю после измены гетмана Мазепы. То есть драгунский Черниговский полк по воле Николая II оказался старше Первой бригады Российской Лейб-гвардии (Преображенского и Семеновского полков). Старый Черниговский полк прославился в эпоху наполеоновских войн. «Багратионовыми волками» называл черниговцев Мюрат. Интересное совпадение, но полковой праздник Черниговского кавалерийского полка, как «старого», так и «нового» приходился на день Покрова Пресвятой Богородицы, полковой иконой была икона Покрова Пресвятой Богородицы, заказанная в 1820 году 5-м эскадроном черниговских конных егерей. Может быть, поэтому история расположившегося в доме Перелыгина полка сложилась вполне удачно: полк без больших потерь прошел русско-японскую войну, все его командиры – полковники А.А.Цуриков, В.С. Зенкевич, А.И.фон Кауфман, князь Н.В.Урусов и Н.С. Блохин – уходили с полка на повышение. Кроме Великого князя Михаила… но тут нужно было думать, прежде чем вступать в морганатический брак с собственной подданной. Но в целом, «дух дома» отнесся к своим военным постояльцам благосклонно.

После того, как 17-й гусарский Черниговский полк в 1914 году покинул Орел и отправился на фронт, его место заняла Орловская конвойная команда. Во время гражданской войны в доме Перелыгина располагались госпиталь и пекарня. При советской власти дом был отведен под жильё. После освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, в 1944-1957 годах в доме находился Орловский государственный педагогический институт. На этажах размещались аудитории, в подвале – квартиры преподавателей. После 1957 года дом пополнил собой жилой фонд города Орла. В это время «дух дома» никак не проявлял себя.
Грянула перестройка, и у населения нашей страны образовалось огромное количество «лишних» денег. Часть этих «лишних» денег люди отнесли в АООТ «МММ», часть – в росшие как на дрожжах коммерческие банки. Результат был одинаков – люди освобождались от «лишних» денег и от забот, связанных с ними. В 1991 году дом Перелыгина перешел к коммерческому «Ока-банку», который принадлежал клану Е.С. Строева. Началась реконструкция и реставрация здания (историческая записка – искусствовед Л.Н. Иванова, архитектурный проект – архитектор О.А. Кокалевский). Были удалены достроенные при советской власти стены, и зданию была возвращена прежняя планировка. Кроме того, в подвале дома был смонтировано огромное сейфовое помещение. Но это не помогло снять лежащее на доме проклятие. Незадолго до дефолта, 20 февраля 1998 года у «Ока-банка» была отозвана лицензия за неисполнение обязательств перед вкладчиками, а 18 июня 1998 года «Ока-банк» был ликвидирован.

В настоящее время в «Доме Перелыгина» располагается редакция рекламной газеты бесплатных объявлений «Из рук в руки» и… вновь созданный банк «Церих» (бывший «Зенит бизнес банк»). ЗАО «Зенит бизнес банк» был зарегистрирован 18 ноября 2008 года, но уже в июне 2011 года произошло поглощение этого банка ЗАО «Церих». Остается подождать, что случится с ним. Ведь магия места действует до сих пор…

Этот текст был написан мною в октябре 2012 года. И вот могу сообщить своим читателем, что приказом Банка России от 26.02.2016 № ОД-674 отозвана лицензия на осуществление банковских операций у кредитной организации Банк «ЦЕРИХ» (закрытое акционерное общество) Банк «ЦЕРИХ» (ЗАО) (рег. № 3278, г. Орел) с 26.02.2016. Я думаю, что теперь уже все всё поняли. По крайней мере, в воздухе витает мысль разместить в доме Перелыгина кадетский корпус…

© Гуларян А.Б., текст, 2018
© Гуларян А.Б., фотографии, 2018

  • Комментарии
Загрузка комментариев...