До начала ХХ века в срубах жилых построек применялся угол «в обло», (местное название «круглы вугол») обоих видов: а) врубка угла и жёлобообразная вырубка, в которую закладывается уплотняющая прокладка из мха или пакли делается в нижнем бревне по его верху; б) врубка угла и жёлобообразная вырубка производятся в верхнем бревне по его низу. Первый вид, вероятно, более старый, встречается в старых постройках, которых сохранилось немного. Второй применялся вплоть до средины ХХ века, постепенно уступая место «чистому углу», или «немецкому», который с половины ХХ века полностью вытесняет «круглый угол» с остатком.



Рис. 1 а          

                      

Рис 1 б


В хозяйственных постройках применяется угол «в охряпку» (местное название «товарны вугол», видимо потому, что применялся при постройке хлевов для скота, а крупно-рогатый скот называют на Полесье товаром) (Рис. 2). Применение этого угла в жилых постройках не замечено. Видимо это связано с необходимостью заполнять мхом или паклей большие пустоты, которые образуются при рубке такого угла.



Рис. 2. Угол «в охряпку» (товарны).

Рисунок взят из книги Бломквист Е.Э. Крестьянские постройки русских, украинцев и белорусов. (Поселения, жилища и хозяйственные строения //Восточнославянский этнографический сборник: Очерки народной материальной культуры русских, украинцев и белорусов в ХIХ – начале ХХ в. /Ответственный редактор, доктор исторических наук С.А. Токарев. – М.: Изд-во АН СССР, 1956. – С. 69.

Разновидностей «чистого угла» (без остатка), чрезвычайно много. Можно сказать, что в каждой местной традиции будут присутствовать свои особенности рубки таких углов, но в регионе все они носят название «чысты», или «немецки», и восходят к углу, известному под названием «в лапу» (Рис.3), украинскому «рыбячому хвысту» (Рис. 4) и другим.



Рис. 3. Угол «в лапу» («чысты», «немэцки»)

Рисунок взят из книги Бломквист Е.Э. Крестьянские постройки русских, украинцев и белорусов. (Поселения, жилища и хозяйственные строения //Восточнославянский этнографический сборник: Очерки народной материальной культуры русских, украинцев и белорусов в ХIХ – начале ХХ в. /Ответственный редактор, доктор исторических наук С.А. Токарев. – М.: Изд-во АН СССР, 1956. – С. 69.



Рис. 4. «Німецький» замок, «рибячій хвіст» (Украина). («Чысты», «немэцки» вугол).

Рисунок взят из книги Бломквист Е.Э. Крестьянские постройки русских, украинцев и белорусов. (Поселения, жилища и хозяйственные строения //Восточнославянский этнографический сборник: Очерки народной материальной культуры русских, украинцев и белорусов в ХIХ – начале ХХ в. /Ответственный редактор, доктор исторических наук С.А. Токарев. – М.: Изд-во АН СССР, 1956. – С. 69.


Причин перехода к «чистому» углу от «круглого» называется много. Среди них отметим следующие, как наиболее существенные:

1.Стремление сделать угол лучше удерживающим тепло.

2.Обезопасить угол от намокания и тем самым увеличить срок его службы.

3.Увеличить полезную длину бревна-модуля.

4.Возросшее мастерство плотников позволяет рубить более сложный «немецкий» угол.

5.Использование при возведении сруба бруса вместо кругляка.

6.Эстетические соображения.

Первая причина совершенно не состоятельна, и её можно было бы и не приводить, но она почему-то встречается у некоторых авторов. Дело в том, что теплопроводность древесины вдоль волокон более чем в два раза больше чем поперёк[1]. Следовательно, угол с остатком по своим характеристикам в отношении удержания тепла лучше «чистого». На это обстоятельство обращает внимание и Е.Э. Бломквист[2].Так что задача теплоизоляции становится актуальной именно у «чистых» углов.

Вторая причина тесно связана с первой. Чем выше влажность древесины, тем больше её теплопроводность. Это с одной стороны. С другой стороны – влагопроницаемость вдоль волокон древесины в сотни раз (в зависимости от породы) больше, чем поперёк волокон[3]. То есть влага из намокающих торцов «чистого» угла беспрепятственно попадает в массив древесины, что приводит не только к периодическим разбуханиям и усыханиям элементов конструкции угла, но, под воздействием тепла, и к появлению гниения и грибковых поражений. То есть «чистый» угол оказывается, без специальных защитных приспособлений, менее долговечным, чем «круглый» угол с остатком. И именно «чистые» углы и оббиваются толстыми наличниками для предотвращения потери тепла и попадания влаги в конструкцию.

Таким образом, первые две причины свидетельствуют о функциональном превосходстве угла с остатком в сравнении с «чистым», то есть, они входят в генетическую систему угла с остатком.

Третья из названных причин на Полесье, весьма богатом лесами, в конце ХIХ – первой половине ХХ веков существенной роли играть не может. И действительно – увеличение модуля на 20 – 30 см. в регионе не составляет проблемы, используя наличный стройматериал.

Что касается «возросшего мастерства плотников». Вопрос требует более тщательного анализа. Отметим с самого начала, что только идея «круглого» угла проще идеи углов «чистых». Но сама реализация этой идеи сложнее – это криволинейная, «лекальная» обработка древесины, которая всегда сложнее, чем прямолинейное скалывание и стёсывание брёвен при рубке «чистых» углов. То есть, «чистый», «немецкий» угол в исполнении проще, чем круглый «в обло» с остатком. Об этом свидетельствуют и старые плотники, с которыми мне приходилось беседовать в 70-х годах прошлого столетия. Рубить угол «в обло» мог только очень опытный плотник, и в артели не каждый мог справиться с этой работой. И после гражданской войны – «при Польше», и после Отечественной, ряды плотников пополнялись людьми малоквалифицированными, большинству из которых срубить «круглый» угол было не по силам. А вот «чистый» угол осваивался достаточно быстро. Так что тезис «о возросшем мастерстве» нужно причислить к недоразумениям. Он мог появиться только у людей, совершенно не знакомых с плотничным ремеслом «вживую». Это плод размышлений кабинетного этнографа.

Что касается пятой причины, то она является производной от других, и об этом будем говорить несколько позже, эстетические же соображения будут рассмотрены в своём месте.



Рис. 5. Простой замок двухсторонний (Украина). Применялся не только для рубки углов в постройках из толстых пластин, но и при возведении построек из бруса.

 Рисунок взят из книги Бломквист Е.Э. Крестьянские постройки русских, украинцев и белорусов. (Поселения, жилища и хозяйственные строения //Восточнославянский этнографический сборник: Очерки народной материальной культуры русских, украинцев и белорусов в ХIХ – начале ХХ в. /Ответственный редактор, доктор исторических наук С.А. Токарев. – М.: Изд-во АН СССР, 1956. – С. 69.

Таким образом, только одна из названных причин, а именно: квалификация плотников, может рассматриваться как причина замены «круглого» угла «немецким», и она сыграла свою роль, но это не было главной причиной процесса. И нужно отметить, что эта причина имела воздействие обратное предполагаемому.

Обратим внимание на следующее обстоятельство: для возведения сруба в «круглый» угол требуется тщательный подбор брёвен по толщине как в одном венце, так и в предыдущих и последующих. Брёвна для сруба подбирались диаметром 20 – 24 см. Причём разница в диаметрах верхнего и нижнего венцов была не больше 1,5 см. Увеличение разницы приводило к необходимости увеличивать вырубку в нижнем бревне (при возведении сруба в подкладку), или верхнем (при возведении сруба в накладку), а также приводило к заметной разбежке в длинах угловых вырубок брёвен разных венцов сруба. Послевоенные увеличения потребности в жилищном строительстве, в особенности после Великой Отечественной войны, привели к резкому дефициту древесины нужного диаметра. Применение древесины меньшего диаметра приводило к уменьшению толщины стен, а это значит к их промерзанию. Более толстые брёвна нужно было распускать на брусья, сруб из которых невозможно было возводить в «круглый» угол. Кроме того, брусья по высоте могли отличаться на 10 и более см. Подбирая для каждого венца брусья примерно одной высоты, сруб можно было возводить при помощи «чистых» углов. При этом венцы сруба могли отличаться друг от друга по высоте на те же 10 и более см. То есть, переход к углам без остатка был вынужденной мерой, продиктованной необходимостью использовать в строительстве древесину больших диаметров, чем при возведении построек с углами «в обло». Этот переход был обусловлен распространением в конце ХIХ века технологией распиловки леса на брусья и доски, первоначально вручную, а потом и на механических пилорамах. Нужно сказать, что на Полесье распиловка леса для нужд индивидуального строительства, вплоть до начала 60-х годов прошлого века, производилась вручную. Только после электрофикации в конце 50-х годов в колхозах начинают появляться пилорамы.

Нужно отметить, что возведение сруба из бруса возможно и соединением венцов в угол с остатком (Рис. 5). Но в этом случае брус должен быть примерно одинаковым по высоте во всех венцах сруба. Видимо потому этот способ и не получил распространения.

Таким образом, замена в срубной технике «круглого» угла с остатком чистым «немецким» была вызвана комплексом причин, которые привели к необходимости использовать при возведении построек брёвен большого диаметра, распускаемых на брусья. И первая из них – в разы возросшая потребность в жилье, вызванная сначала потребностями послевоенного восстановления, а в 50-х годах и ростом благосостояния населения Полесья (частично этой темы мы уже касались в очерках об отходничестве)[4]. Эта смена, во вторых, была подготовлена и стала возможной благодаря развитию с конца ХIХ века распиловки леса на брусья, сначала вручную, а позже и в пилорамах, работающих от паровых машин, двигателей внутреннего сгорания, и, наконец – электромоторов. Нужно сказать, что в Погорынье распиловка лесоматериалов вплоть до конца 50-х годов ХХ века производилась преимущественно вручную. Пилорамы в колхозах появляются только после проведения электрофикации в конце 50-х годов. Нужно отметить, что сруб из бруса невозможно рубить в «круглый» угол. По высоте брусья отличались друг от друга на 10 и более см. Это не давало возможности рубить сруб в простой двухсторонний замок (Рис. 5), о чём говорилось выше, и единственным выходом были способы рубки углов без остатка, которые известны под названием «немецкий угол». Нужно сказать, что видов «немецкого угла» существует около десятка. Ну и третий фактор изменений в срубной технике – это широкое распространение прямолинейной обработки угла при помощи запилов, сколов и затёсываний, которое быстро усваивается новыми плотникам, не знакомыми, или слабо знакомыми с традиционными приёмами возведения сруба. В 40 – начале 50-х годов специальность «плотник» становится массовой. Таким образом, изменения в срубной технике вызваны естественными причинами, в первую очередь – «природного» характера, стали возможными благодаря развитию технологий обработки древесины и восприняты специалистами-плотниками благодаря своей простоте и доступности.

На припятском Полесье только в Пинске до ХIХ была традиция каменного и кирпичного строительства, но и здесь весь жилой фонд, за исключением нескольких построек, был деревянным. Деревянными были и местечки Погорынья – Столин и Давид-Городок. В Столине до ХIХ века было только одно кирпичное здание – синагога[5], в Давид-Городке сохранилось несколько кирпичных построек, некоторые, возможно, построены в ХIХ веке, все они связаны с поляками и евреями[6]. Кирпичными были некоторые производственные и торговые сооружения, в том числе и в деревнях, да дворец Радзивилов в д. Маньковичи возле Столина и церковь Божией Матери Казанской 1913 года постройки в Давид-Городке.

До 40-х годов жилые постройки в Погорынье возводились традиционно на «штандарах» – дубовых колодах, поставленных на торец под углами постройки и под стенами через 2 – 3 м. Внутри постройки до первого дубового венца «подвалины», засыпалась земля, которую утрамбовывали и по которой ложили «подрубы» (лаги), если пол был деревянным, либо устраивали глинобитный пол. С внешней стороны жилья на высоту «подвалины» и на растоянии 0.4 – 0.5 м. от стены устраивался плетёный или дощатый заборчик, и пространство между ним и стеной забивалось утрамбованной землёй и накрывали досками или горбылями так, чтобы дождевая вода стекала наружу. Это была «прысьба» (у русских – завалинка), на которой хорошо было посидеть летом после работы, или в воскресенье и праздничный день - побеседовать с соседями, обсудить новости и так далее.

В конце 40-х годов вместо дубовых «штандар» стали выкладывать кирпичные столбики, чаще всего 1,5 на 1,5 кирпича. Видимо это тоже была вынужденная мера – в разы возросшую потребность в твёрдой древесине местные леса обеспечить уже не могли. К тому же, использование кирпича позволяло поднимать сруб выше над землёй, а закладывая пространство между столбиками кладкой в полкирпича сруб выше поднимался над землёй и внутреннюю отсыпку можно было сделать более качественно. Несколько позже кирпичные столбики начали возводить и под «подрубами» (лагами), по которым настилался дощатый пол. «Прысьба» функционально становилась не нужной, и она исчезает в жилых постройках с конца 40-х годов ХХ века. В 50-х годах под жилую постройку уже возводят настоящий ленточный фундамент в траншеях, прокопанных до твёрдого «материка» и высотой полметра и более, в зависимости от рельефа местности. Под печью и около неё часто устраивают погреб, стены которого выкладываются кирпичом. Кирпич становится обязательным строительным материалом не только при возведении печей. Это приводит к строительству кирпичных заводиков в местностях, где есть пригодные для этого производства глины и к модернизации и расширению уже существующих производств. В местечках, районных центрах и крупных деревнях разворачивается кирпичное строительство административных, производственных и общественных зданий и сооружений.

Кирпич к 60-м годам становится устойчивым дефицитом и предпринимается строительство крупных производств керамической продукции. (В регионе, например, возводится крупный комбинат строительных матералов в Речице возле Столина).

К 60-м годам относятся и первые кирпичные жилые постройки. Планировка их такая же, как и у деревянных, правда, потолки несколько ниже. Кладка стен производилась в полтора кирпича, что явно недостаточно, так как промерзание в регионе достигает 60 см. Потому в большие морозы стены таких построек, особенно углы, мокреют. Потому такое строительство не получило большого распространения. Тем не менее, такие постройки в деревнях, а особенно в местечках, встречаются повсеместно. Встречаются одиночные постройки в два этажа или же с мансардой. Тем не менее, планировка первого этажа и его оборудование, полностью соответствует традиции. Тем не менее, при обязательном наличии «русской» печи, с 70-х годов в кирпичных домах устраивается водяное отопление на твёрдотопливных котлах. Примерно в это же время водяное отопление начинают устраивать и в ранее построенных деревянных домах. Во вновь возводимых домах, включая деревянные, печь из традиционного центрального места переносится, вместе с кухней, в более отдалённые помещения (но об этом в воответствующем разделе). Второй этаж и мансарда используются под комнаты для молодёжи, спальни, а при отсутствии отопления – как летние и холодные зимние помещения.

С 70-х годов в частном жилищном строительстве в регионе всё шире начинают применяться газосиликатные блоки. Из них выкладывались стены внутри помещения, снаружи эти стены облицованы кирпичом. Между кирпичом и газосиликатными блоками оставлялось воздушное пространство в 5 – 7 см. – для теплоизоляции. Таких построек становится всё больше. Это связано с нарастающим дефицитом и удорожанием деловой древесины. Не смотря на то, что размеры построек растут, планировка их является трансформацией планировки традиционного жилища (и об этом подробно будет сказано ниже). До конца 80-х годов в сельском и местечковом индивидуальном жилищном строительстве господствует традиционная компоновка жилища, которая выражается в организации объёмов и членении плоскостей возводимых сооружений. В 90-х годах появляются единичные примеры возведения жилых построек по образцам, активно культивируемым в пригородном (возле Бреста, Пинска, Кобрина, Лунинца), дачном строительстве. Однако такие постройки, не отвечающие условиям жизни местного населения, не получили широкого распространения. Внешне похожие на них постройки, например, в д. Ольшаны, других деревнях, планировку и организацию объёмов имеют восходящие к традиционным. И только этажность и членение плоскостей напоминают пригородные дачи. Ещё раз подчеркнём, что таких построек немного, и, чаще всего, они выполняют престижную роль. 

В настоящее время трудно сказать, какое влияние окажут такие постройки на развитие традиции жилищного строительства. Но то, что в таких постройках активно применяются новые материалы, которые через них будут проникать и в практику возведения построек традиционного типа, ясно уже сейчас. Например, клинкерный кирпич уже используется достаточно широко, причём, чаще всего высококачественный немецкий или итальянский. Для заполнения оконных проёмов в настоящее время в основном применяются окна, изготовленные по «евротехнологиям». При этом предпочтение отдаётся столярным изделиям, изготовленным из массива древесины. «Евроокна» пластиковые и дюралевые практически из моды вышли, и встречаются только в постройках конца 90-х – «нулевых» годов.

Появляются постройки, срубы которых сделаны из клееного бруса. При этом возвращается приём возведения срубов при помощи соединения брусьев в венцах в угол с остатком. К сожалению, вблизи такой сруб обследовать не удалось, но он напоминает постройку с модифицированной традиционной планировкой, о чём разговор будет ниже.

Современные пиломатериалы применяются, также, для устройства полов. Полы всё чаще устраиваются с подогревом, причём и в постройках 60 – 70-х годов, если там производится ремонт и устанавливаются котлы для водяного отопления. Применяются современные пиломатериалы и для наружной облицовки старых деревянных построек.

Широкое распространение получили и новые кровельные материалы, в особенности так называемая металлочерепица. Причём ей перекрывают и постройки, возведённые в 70 – 80-х годах прошлого столетия. Такие постройки, как правило, подвергаются перепланировке, их достраивают новыми конструкциями и элементами. Всё большее распространение получает и применение керамической черепицы, не смотря на её дороговизну и сложностей в монтаже.

Перекрытия цокольного этажа, в котором часто помещается гараж для легкового автомобиля, подсобные и обслуживающие помещения жилого дома (котельная, складские помещения, мастерские и так далее), устраиваются из стандартных железобетонных плит, как и перекрытия основного жилого ядра (или первого этажа). При устройстве гидро- и теплоизоляции применяются современные строительные материалы, которые отвечают санитарным нормам и требованиям, и эти нормы и требования, как правило, проходят проверку применением в практике строительства в данном регионе.

Нужно сказать, что традиция возведения жилища на Полесье оказалась способной к восприятию инноваций, их проверке на соответствие этнокультурной традиции и включение в неё элементов не разрушающих эту традицию. Конечно, процесс ассимиляции инноваций в практике жилищного строительства не является единовременным и завершённым. И говорить о прочном включении инноваций в этническую традицию можно будет только по прошествии довольно значительного времени. Несомненно – некоторые строительные материалы и приёмы возведения жилья будут отвергнуты, не войдут в традицию. Другие, претерпев изменения, будут присвоены этой традицией. Результаты этого процесса будут видны через достаточно длительное время, как об этом говорилось выше.

За прошедшие 30 – 35 лет претерпело изменения и инструментальное оснащение строителей. Если в 80-х годах далеко не у всех специалистов, имеющих дело с деревом, были деревообрабатывающие станки, часто полукустарного изготовления, то в настоящее время плотники обладают, кроме простейших режущих и сверлящих инструментов, высокоточными универсальными станками, позволяющими производить многие операции, что в разы увеличивает производительность труда и значительно повышает качество работы. То же можно сказать и об оснащении рабочих других специальностей: каменщиков, штукатуров, плиточников, печников,

сантехников и других. Характерно, что при этом наблюдается более узкая специализация рабочих. Нужно отметить, что и техническое оснащение, и дробление специализаций строительных рабочих, вполне воспринято этнической традицией.

Можно сказать, что техническое переоснащение рабочих-строителей в значительной степени шло под влиянием развития технологий на Западе. И эти технологии возведения индивидуальных жилых построек рабочими с Полесья освоены полностью. Свидетельством этому может служить тот факт, что строители с Полесья вполне комфортно себя чувствуют, выполняя заказы на строительные работы в Бельгии, Франции, Италии, Испании.

Таким образом, процесс медленный, постепенной смены угла с остатком, который начался на Полесье с 40-х годов ХХ века, продолжился изменениями в использовании строительных материалов в регионе, что привело в конечном итоге к применению новых технологий в строительных работах, расширению их механизации, появлению новых высокопроизводительных инструментов. Это, в свою очередь, повлекло за собой выравнивание уровня квалификации рабочих-строителей и интернационализации данного вида работ. Конечно, всё это неизбежно приведёт к изменениям в этнокультурной традиции, что станет очевидным спустя два – три десятилетия…




[1] Интернетресурс thermalinfo.ru


[2] Бломквист Е.Э. Крестьянские постройки русских, украинцев и белорусов. (Поселения, жилища и хозяйственные строения //Восточнославянский этнографический сборник: Очерки народной материальной культуры русских, украинцев и белорусов в ХIХ – начале ХХ в. /Ответственный редактор, доктор исторических наук С.А. Токарев. – М.: Изд-во АН СССР, 1956. – С. 68.


[3] Интернетресурс www.drevesinas.ru


[4] Интернетресурс: http://vizkov.com/articles/science/research/otkhodnichestvo_chast_pervaya/


[5] http://shtetlroutes.eu/ru/stolin-cultural-heritage-card/


[6] Шелехов А. Польские здания в Давид-Городке; Сайдель Ю. Продолжение «Польские здания». Интернетресурс: https://sites.google.com/site/davidgorodok2011/home/polsk