Исходной формой традиционного плана на Полесье была однокамерная постройка, характерная для восточных славян и некоторых неславянских народов, приведенная на рис. 1.


Рис. 1. Исходная однокамерная планировка
1. Покуть. 2. Печь. 3. Дверь. 4. Окна. 5. Лавки. 6. Стол. 7. Пол (полати). 8. Жилое помещение (хата). На последующих рисунках (Рис 2 – Рис 10), будет сохранена нумерация элементов жилища, применяемая на предыдущих, потому даются названия только вновь вводимых в данном рисунке элементов.


Эволюция полесского жилища очень сложный и многовариантный процесс, который можно свести к двум основным типам. Первый является развитием постройки со сводчатым потолком, существование которой отмечено на Полесье /22/. Это одна из самых архаичных построек, однако она уже является продуктом эволюции простейшей однокамерной срубной постройки, переходом от беспотолочного жилища к утепленному потолку при двухкамерной связи. Трехкамерная связь, о которой мы будем говорить ниже, связана с постройкой, в которой одним из структуросообразующих элементов является продольная балка – трам. Нужно отметить, что планировка жилого помещения в обоих случаях одинакова. Существенным являлось то, что в постройке со сводчатым потолком на 2–3 венца понижались стены при сохранении достаточной высоты жилья посредине постройки. Сводчатый потолок позволял также устраивать достаточно мощный слой теплоизоляции, что при отоплении по–черному имело большое значение. Однако такая постройка не могла быть рассчитана на большую семью, т.к. размеры ее были небольшими в силу технологических причин. Рис. 2, на котором представлена реконструкция такой постройки.


Рис. 2.
9. Сени. 10. Чердачное помещение “горыщэ”. 11. Продольные балки. 12. Поперечные балки. 13. Срубная основа печи. 14. Плахи сводчатого потолка. 15. ”Прысьба” – завалинка. 16. Нижний венец постройки “подвалина”. 17. Колодки под углами сруба “подрубы”. 18. Глинобитный пол. 19. ”Кроквы”. 20. ”Латы”. 21. ”Стреха” из камыша (черета). 22. ”Вильчик” – конек крыши из “кострыцы”. 23. Козлы, придерживающие “вильчик”. 24. ”Росоха”. 25. ”Вильчиковая” жердь. 26. Навешенные на коньковую жердь жерди–крюки, которые выполняют в данной конструкции стен роль стропил и обрешетки. 27. Стены сеней в технике плетенки. 28. Покрытие из соломы или “вишу” – скошенной осенью или ранней зимой травы. Покрытие прижималось жердями.



Реконструкция постройки со сводчатым потолком из д. Городная Столинского района. На плане изображены сезонные сени из приставленных к северному фронтону жердей, покрытых соломой или «вишом». На разрезе по Б – Б изображены распространенные в регионе сени со стенами, выполненными в технике плетня с крышей столбовой конструкции. Рис. 2, на котором представлена реконструкция такой постройки на основе сохранившегося строения в д. Городная Столинского района дает представление о ее конструкции и возможностях.

Планировка, приведенная на рис. 1 и 2, является типичной для всего Полесья и прилегающих регионов. Она зафиксирована также в археологических материалах раскопок Берестья /23/, Минска /24/ и других городов. Входная дверь такой постройки защищалась на зиму временными сенями из приставленных к северному фронтону жердей, которые накрывались соломой или “вишом”. Покрытие прижималось наружными жердями. Получалась шалашевидная пристройка (рис. 2, план), которая легко убиралась в теплое время года. Применялись также сени столбовой конструкции со стенами, выполненными в технике плетня (рис. 2, разрез Б – Б). Такая техника строительства применялась практически во всех исследованных регионах /25/ и зафиксирована в соответствующих полевых материалах. Она применялась в постройках, которые отапливались “по черному”, затем бытовала и в постройках с печами, которые снабжались дымоходом.

Вскоре сени стали строить в срубной технике. Сопряжение продольных стен сеней и жилого помещения выполнялось в технике “в шулы” /26/. Появились постройки, в которых печь врезалась в фронтонную стену, которая выходила на сени. Челюсти печи выходят на сени, печь топится с сеней, в которых напротив устя печи прорезается окно. Дым выходил на сени, которые не имели потолка, поднимался вверх на чердачное помещение и выходил наружу, часто через специальный деревянный короб, который врезали в конек крыши. Жилое помещение обогревалось только корпусом печи, надобность в высоком потолке отпала и его стали устраивать по поперечным балкам. Сводчатый потолок сохраняется как традиция и существует еще долгое время даже в помещениях, оборудованных печами с дымоходом. Затем, вероятно к концу 19-го века он полностью исчезает за исключением тех мест, где помещение под потолком между продольными и поперечными балками используется как технологическое, например, для просушки сырых гончарных изделий на “пястрах” – полках, устроенных из досок по поперечных балках, или для медленной просушки деревянных заготовок для столярных и бондарных изделий. Планировка постройки приобретает вид, изображенный на рис. 3.

С появлением дымохода, развитие которого хорошо прослеживается на этнографических материалах региона, сени трансформируются в кухню. Этот процесс вероятно протекал в межвоенный период (единичные сохранившиеся постройки позволяют сделать такой вывод), был прерван войной и завершился в 40–начале 50-х годов. В процессе эволюции жилища встала необходимость защитить вход на кухню и к боковой стене на всю длину кухни стали пристраивать “калидор” – помещение, играющее роль сеней, в котором выгораживается и кладовка. Устье печи с дымоходом конструктивно остаются связанными с кухней. В жилом помещении находится только задняя часть корпуса печи, что достаточно при малых размерах помещения для отопления. Планировка приобретает вид, изображенный на рис. 4. Она распространена на обширной территории бассейна Припяти, зафиксирована также в Наровлянском районе гомельской области и Хелмском (ныне Люблинском) воеводстве Польши. Это в основном постройки 50–начала 60-х годов.




Рис. 3.Реконструкция переходного типа постройки с устьем печи на сени, построенные в срубной технике.(Д. Богдановка Лунинецкого района.)
29. Шулы.

Рис. 4. План двухкамерной постройки с пристроенными к кухне сенями и кладовой. 30. Кухня. 31. Кладовая.



Характерно, что часто они составляют около половины деревенских построек и соседствуют с вариантами эволюции жилища второго типа, о которых будет сказано ниже. На юге Центрального Полесья, в частности в Погорынье, в некоторых деревнях этот тип планировки для указанного времени преобладает.

Дальнейшее развитие жилища, которое возникло как двухкамерная связь хата–сени, идет по пути пристройки помещения к задней продольной стене, сначала на длину жилого помещения, а затем и на всю длину постройки. Это холодное помещение, которое используется для хозяйственных целей, чаще всего как мастерская или кладовая для хранения сельхозинвентаря, инструментов и материалов, необходимых в хозяйстве. Продольная стена такой постройки была ниже стен основного ядра и кухни. Первоначально плоскость крыши над пристройкой имеет меньший угол с плоскостью горизонта, так же как и над сенями.

Помещение было без потолка и его крыша была продолжением крыши жилого помещения, составляя с ней одну плоскость. (Рис. 5). В дальнейшем заднюю стену пристройки начали делать более высокой, в помещении возникает потолок, а крыша получает излом – характерно, что “ломанные” крыши встречаются повсеместно и они, как правило, свидетельствуют о переходном варианте постройки. 



Рис. 5. Двухкамерная постройка с пристроенным холодным помещением и “коридором», разделенным на сени и кладовую.
32. Кирпичный фундамент. 33. Лежак (боров). 34. Дымоход. 35. Пристроенное холодное помещение.


Следующий шаг эволюции – это превращение пристроенного к задней продольной стене помещения в жилое, а затем и разделение его на два. Задняя стена двухкамерной связи хата–кухня превращается во внутреннюю капитальную стену, в которой делаются дверные проёмы и помещения бывшей пристройки превращаются во внутренние помещения жилища. Продольная стена пристройки делается как стена основной постройки. Постройка превращается в четырехкамерную, почти квадратную в плане, которая на два десятилетя – вторая половина 60-х – первая половина 80-х годов становится весьма престижной и популярной и в это время идет только доводка до совершенства и выявляются все возможности найденной планировки. Отрабатывается также технология строительства, внутренняя капитальная стена заменяется капитальногй перегородкой, практически выходит из употребления угол с остатком. В связи с необходимостью сохранения традиционных пропорций постройки растет высота стен, а соответственно и потолков, что будет рассмотрено ниже.
Видимо к средине 80-х годов возможности этого типа жилища были исчерпаны и продолжается поиск путей развития уже 4-х камерной связи. Отдельные попытки в этом направлении видны еще в постройках конца 60-х годов. (Рис 6.) Встречаются пристройки холодного помещения к продольной задней стене четырехкамерной связи. Дальнейшее ее развитие аналогично пристройке к двухкамерной постройке.


Рис. 6. Планировка жилища в д. Городная Столинского района.
36. Спальня. 37. Грубка.

Чаще, однако, встречается вариант развития “коридора”, который начинают пристраивать к передней продольной стене на всю длину. Комната, смежная с традиционным ядром, часто совмещается с ним и превращается в общирную “залу”. Иногда они разделены, и тогда в постройке два небольших “зала”. Расширенное иногда до 4-х метров помещение коридора также всё чаще начинает использоваться как летняя столовая. Иногда туда выносится устье печи, и это помещение превращается в кухню. Выгораживается также 2–3 кладовки. Иногда одну из них оборудуют под ванную и туалет. Трансформация имеет много вариантов, что говорит о том, что процесс трансформации не завершен и поиск оптимального решения продолжается. Однако очевидно одно – развитие жилища в горизонтальнолм направлении себя исчерпало. Возможные дальнейшие пути эволюции будут рассмотрены ниже. В целом постройка включает от 6-и до 9-и жилых помещений. (См. рис. 13).
Что касается кирпичного и бетонного строительства, то оно не получило достаточно широкого распространения и кирпичные постройки строятся по традиционным планам и в них отмечаются те же процессы, что и в деревянном. Ниже мы еще будем говорить об использовании новых материалов в традиционном строительстве.
Описанный тип постройки чаще всего назывют “домом”.
Второй тип чаще известен под названием “хата”. Изучение самих названий и их распространения вызывает большой интерес и может объяснить многие детали происходящих процессов, однако это выходит за рамки нашей работы.
Трансформация второго исходного типа жилища происходит на базе исходной формы – трехкамерной связи хата–сени–сцёпка. По мнению большинства исследователей она возникла в результате соединения стенами и устройства общей крыши над жилым помещением и ранее отдельно, но близко стоявшей клети, располагавшихся на одной оси./26/. Возможен также путь трансформации двухкамерной связи хата–сени, при котором в сенях выгораживается помещение, которое начинает выполнять функцию клети. Постройки, которые можно считать переходными формами к возникновению «сцёпки» из выгородки в сенях зафиксированы в д. Теребличи Столинского района и в других местах. В пользу этого говорит и тот факт, что стык в шул только со стороны жилого помещения. /28/. Однако этот вопрос требует дополнительного изучения и для данного исследования принципиального значения не имеет.
Нужно отметить, что жилые помещения в этой трехкамерной связи имели мощную продольную балку – «трам» (матица или сволок). Существование ее в постройках данного типа несомненно. Если трам не применялся при возведении жилища в ХХ веке, то его хорошо помнят старожилы, и отмечают как повсеместное явление, в хатах со «сцёпкой». Кроме того, обследованы такие постройки в г. Давид–Городок, дд. Велемичи, Ремель и Теребличи Столинского района, д. Александровка Наровлянского района. Эафиксированы они по всему Полесью. Происхождение трама также вызывает споры. Ю.А. Якимович, например, считает его реминисценцией коньковой слеги обрешетки /29/, Е.Э. Бломквист структурно связывает его с печным столбом, магическими и эстетическими функциями. /30/
Действительно, существование печного столба в таких постройках зафиксировано. Раньше он был более распространен, но для конца 19-го – начала 20-го вв. уже не является обязательной деталью конструкции дома. Обрядово–магическая функция трама очевидна. Он зафиксирован во многих постройках, где конструктивно не играл никакой роли. Кроме того, зафиксированы случаи записей на траме родословной (в одном случае до 18 поколения). Этот трам, как объяснили хозяева, был перенесен из постройки, которая существовала до зафиксированной (возведена в 20-х годах прошлого века). Видимо раньше этот элемент переносили из старых построек при возведении новых и он служил нескольким поколениям жилищ. Однако обрядово–магические функции трама, которые несомненно способствовали сохранению этого элемента жилища, могли возникнуть только в том случае, если этот элемент был чрезвычайносущественным элементом конструкции. Кажется нужно исходить именно из такого понимания.
Само происхождение трама могло иметь несколько вариантов, выяснить которые в настоящее время весьма трудно. Однако нужно привести одно соображение, важное для понимания происходящих процессов эволюции жилища. Размеры построек менялись во времени в зависимости от социально–экономических условий развития общества. Характерно, что хата с трамом бытовала там, где в конце 19-го – начале 20-го веков заметен был рецидив большой семьи, преимущественно братской. Размеры жилья такой семьи были довольно внушительными. Расстояние между продольными стенами, по которым ложились балки, достигало 8-ми метров. При переходе к плоскому потолку (с устройством печей с дымоходом), сохранением традиционной планировки, - необходимость мощной продольной балки, на которую опираются поперечные, очевидна. Рецидив большой семьи вызвал рецидив приемов возведения жилища, включающего трам в качестве необходимого несущего элемента. В жилище первого типа, который описан выше, трам был не нужен. Там роль опороного элемента для длинных балок выполняла капитальная средняя стена, которая возникза в результате превращения боковой пристройки в жилые помещения.
Возникший как конструктивно необходимый элемент, трам приобретает и обрядово–магические функции, а с их постепенным угасанием долгое время сохраняется в силу инертности традиции.
Типичная планировка исходной трехкамерной связи представлена на рис. 7.
Главной отличительной особенностью эволюции этого типа жилья является то, что с появлением потолка место и положение печи в помещении не изменилось. Сени оставались холодными и без потолка. Иногда они связаны одной или двумя балками, по которым мог устраиваться временный настил из досок или жердей для хранения сезонного инвентаря или сырья для подсобных ремесел и промыслов. Для этих же целей использовались чердачные помещения – «горыща» над жилым помещением и сцёпкой, которая рубилась так же тщательно, как и жилое помещение. Как отмечалось раньше, видимо это помещение появилось как выгораживаемое в сенях, а не в результате соединения стенами хаты и клети. Поэтому исходным пунктом эволюции данного типа следует считать выделение в сенях сцёпки.


Рис. 7. Типичный план трехкамерной постройки с трамом и печным столбом
в жилом помещении.
38. Сцёпка (клеть). 39. Печной столб.


Таким образом, фактически это тоже эволюция двухкамерной связи, которая пошла по пути, отличному от вышеописанного. И оба они восходят, как было показано раньше, к традиционной славянской однокамерной жилой постройке.
В более старых из обследованных построек сцёпка действительно выгораживалась в сенях и ее потолок был на 2–3 (иногда даже 4) венца ниже высоты стен сеней и хаты и ниже балок жилого помещения. В постройках 30-х – 40-х годов и более поздних потолочные балки сеней кладуться на одном уровне с балками жилого помещения. Однако в первые послевоенные годы наблюдается частичный возврат к приему устройства более низких потолков в «сцёпцы».
Это вполне объяснимо. Д.К. Зеленин писал в своё время: «В связи с экономическим упадком, вызванным войной и революцией, материальная культура восточных славян явно возвращалась к старым формам». /31/. Однако эта тенденция уже к 50-м годам исчезает. На рис. 8 приведен разрез такой постройки.
Конструктивно стены хаты и сеней примыкали припомощи шул. Сцёпка могла выгораживаться и в другой технике: к стенам сеней вертикально прибивались две жерди, которые составляли паз, в который закладывались бревна выгородки сцёпки. В регионе не отмечено отдельно стоящих построек с названием сцёпка или похожим на него. Встречается отдельно стоящая клеть, которая располагается во дворе. Вход в нее всегда напротив окна в боковой продольной стене, чаще всего расположенного возле покутья. Однако старожилы помнят одновременное существование сцёпки и клети, однако выполняли они разные функции.
Трехкамерная связь была весьма распространена ввиду своей простоты и целесообразности. До начала эволюции двухкамерной постройки (конец 19 в.) по описанному выше пути она была более престижна, т.к. больше соответствовала потребностям крестьянской семьи. Однако она была и более материалоемкой, а следовательно, дорогой. 


Рис. 8. Продольный разрез постройки с трамом
(д. Теребличи Столинского района.)
Некоторые элементы конструкции не обозначены.
40. Трам (отрам, матица).


Вероятно по этой причине она и не смогла вытеснить двухкамерную связь. С началом трансформации двухкамерной постройки в четырехкамерную, преимущества трехкамерной связи исчезают. Однако и эта планировка не была застывшей формой. Примерно десятилетием позже начинается ее трансформация. Первым шагом на этом пути было выделение кухни. В данном случае кухня генетически не связана с сенями, а была результатом разделения жилого помещения на две части. Положение печи при этом не изменилось и она вся целиком размещалась в кухне. Иногда одна боковая теплая стена печи составляла одно целое с плоскостью перегородки, однако ее теплоотдачи было недостаточно для обогрева жилого помещения. Там появляется как обязательный элемент новый отопительный прибор – грубка, конструкция которой представляет трансформированную голландскую печь.
В переднем жилом помещении настилается дощатый пол. Позже начинают устраивать дощатые полы и на кухне. Трам в таких постройках остается только в переднем жилом помещении. Располагается он традиционно по продольной оси помещения, однако зафиксировано несколько случаев его смещения к задней продольной стене (д. Велемичи Столинского района). В одной из построек зафиксирована перегородка, которая была устроена по траму и прибитому к полу бруску.
С выделением кухни исчезает печной столб, который служил не только креплением основания печи, но и опорой для трама. Последняя функция стала излишней при устройстве капитальной стены, отделяющей кухню от передней. Сцёпка и сени долгое время сохраняют своё функциональное значение. Однако уже возникшая связь разделяется на 4 или 5 помещений. (Рис. 9).


Рис. 9.Планировка пятикамерной постройки
с традиционными сенями и сцёпкой (д. Велемичи)


Нужно отметить еще одно обстоятельство: трам функционально изменился. Он приобрел значение элемента перегородки в одном из вариантов этой конструкции, которая не получила широкого распространения. Прослеживается закономерность: если появляется необходимость и возможность выделения нового помещения в жилье, обязательно появляется соответствующая конструкция в нескольких вариантах, иногда заимствованных из практики индустриального строительства или из традиции другого этноса. В результате практической апробации происходит своеобразный отбор оптимального варианта, который и получает наибольшее распространение. В этом очень ярко проявляется генетический характер этнической культуры. Перегородка по траму видимо была не лучшим вариантом, поэтому и не получила широкого распространения. Однако тенденция разделения передней комнаты на два помещения сохранилась. Предпочтение было отдано капитальной стене, которая полностью функционально заменила трам. Два пути эволюции жилища по сути пришли к перегородочной капитальной стене. В первом случае в нее превратилась продольная наружная стена, во втором она появляется в результате разделения помещения внутренней перегородкой.
Нужно отметить, что и сцёпка претерпевает изменения. Она превращается в жилое помещение, иногда зеркально отражающее изначальное ядро. В этом случае получается две жилые постройки, связанные общими сенями. Этот вариант получил достаточно широкое распространение в 50-х – 60-х годах, однако в настоящее время почти не применяется.
Дальнейшая трансформация жилища, возникшего в результате эволюции трехкамерной связи, завершается возникновением многокамерных построек, как и эволюция двухкамерного. Многие элементы жилища претерпели кардинальные изменения в первую очередь по той роли, которую они играют в организации жилого пространства, объемов и членения плоскостей. Это касается в первую очередь печи.
Нужно признать бесспорным факт, что с самого начала структурообразующим элементом жилья всех восточных славян (наверное и всех индоевропейцев), был очаг, в каком бы виде он ни выступал. Печной столб в качестве структурообразующего элемента выступает только в связи с тем, что он сам является основой печи. Вполне закономерно, что структурообразующий элемент жилья выполняет одновременно и основные обрядово–магические функции. Этим объясняется роль печного столба в семейных, например, обрядах, а с его исчезновением такая же роль трама и печи. Трам был конструктивно связан с печным столбом, поэтому на него были перенесены, в дополнение к уже существовавшим, обрядово–магические функции (вернее их часть), раньше присущие печному столбу. Поэтому трам сохраняется долгое время после утраты им конструктивных функций. Однако с исчезновением печного столба был разрушен и структурообразующий комплекс печь–печной столб–трам. Печь и трам стали играть самостоятельную роль. Конструктивные и обрядово–магические функции трама неизбежно должны были исчезнуть и этот процесс завершился в основном к 20-му веку. Элемент, функционально бесполезный во всех отношениях должен был исчезнуть и он исчез.
В современном крестьянском жилище традиционная печь также начала утрачивать роль структурообразующего элемента, хотя в последнее время наблюдается и обратный процесс. Тем не менее печь стала таким элементом, который можно разместить там, где это кажется более целесообразным. Организация жилого пространства перестала “плясать от печки”. Ее можно вынести в коридор, спрятать за перегородкой к задней стене и т.д. Видимо роль структурообразующего элемента перешла к “залу” – парадной комнате, в которой сконцентрированы престижные и знаковые предметы и оборудование. Единственное место в доме не утратило своего структурообразующего значения: покутье, или красный угол, причем вне зависимости, висят там иконы или нет.
Вариантов, генетически связанных с хатой с трамом чрезвычайно много. Приведем один из них, наиболее простой. (См рис. 10). Он связан с развитием жилища с утратой сцёпки, функция которой перешла к другим помещениям, в очень большой степени к т.н. летней кухне, которую либо стоят одельным помещением или выгораживают капитальной стеной в сарае.
Как видим, эволюция традиционного полесского жилища – очень сложный, долговременный и многовариантный процесс. Выделяются два основные пути его развития, которые приводят к примерно одинаковым результатам. В этой связи большой интерес вызывает проблема дальнейшей эволюции традиционного жилища, ее возможные направления и прогнозируемые результаты, а также возможное развитие организации сельских населенных пунктов в Полесье.



Рис. 10.Дом в д. Турское Столинского района
42. Прихожая. 43. Зал. 44. Веранда.




  • Комментарии
Загрузка комментариев...