Не смотря на кажущуюся несвоевременность вопроса, в связи, с одной стороны, с далеко зашедшим процессом урбанизации, а с другой – с очередным выдвижением на первый план этнополитических и этносоциальных проблем современных этногенезов на территориях бывшего СССР – имеет ли будущее традиционная планировка и организация объемов, характерные для народного жилища, или они полностью себя исчерпали и должны уступить место новым принципам архитектуры, которые будут базироваться не на этнической традиции, а на разработках разных школ и направлений зодчества, например Р. Райта, Ж. Ле-Карбюзье, Мис Ван-Дер-Роэ и других?[1] Должно сказать, что процесс урбанизации не является универсальным для всех климатических зон, он будет отличаться и в разных экономических моделях развития, и в разных социально-политических условиях функционирования этнических культур, от которых этот процесс тоже будет зависеть. Не факт, что этот процесс будет реализовываться по образцам, выработанным современными обществами потребления. Кроме того, нужно учитывать, что начинающийся процесс деглобализации обязательно приведёт к возрастанию роли этнических традиций, что повышает опасность появления в этнических культурах националистических (в виде идеологий и политических практик), течений и тенденций, что затронет и сферу жилищного строительства.

В настоящее время некоторые тенденции развития процессов по данному направлению уже просматриваются (хотя они могут измениться в любой момент и неоднократно), другие можно, с той или иной степенью вероятности, просчитать или хотя бы предугадать.

Полевой материал, который является основой данной работы, а также вышеприведенный анализ эволюции традиционного жилища позволяют рассмотреть поставленный вопрос по некоторым, наиболее существенным направлениям. Это следующие: а) использование в строительстве новых материалов и технологий, которые, по мнению некоторых исследователей и архитекторов-практиков не соответствуют традиционным приемам возведения жилища и будут действовать разрушающе в отношении традиции; б) применение в индивидуальном жилищном строительстве достижений современной техники и создание специальных бытовых удобств, которые не предусмотрены традиционной планировкой, и которые могут разрушать эту планировку, что заставит применять новые принципы планировки и технологии строительства; в) вопрос о принципиальной возможности дальнейшей эволюции традиционного жилища, а так же предположительных ее направлениях; г) проблема разрастания населенных пунктов в Полесском регионе и связанные с ней вопросы экологического плана; д) соответствие жилища эстетическому стереотипу этнической культуры.

Разумеется, дать подробный анализ даже по обозначенным направлениям можно только в работе значительного объема, поэтому авторы с неизбежностью будет ограничиваться самым необходимым подбором фактов, зафиксированных в литературе и материалах полевых исследований.

4.1.Использование в строительстве новых материалов и технологий

Выше мы уже касались этой проблемы, но только в плане констатации фактов применения новых материалов и технологий. Необходимо отметить, что применение кирпича и бетона, которые вошли в практику сельского и пригородного строительства в шестидесятые – семидесятые годы ХХ века, не привели к существенным изменениям в планировке и организации объемов народного жилища, хотя кирпич и бетон не являются традиционными строительными материалами для исследуемого региона и позволяют значительно отойти от традиции, сложившейся на основе использования строительного бревна или бруса в качестве модуля. В кирпичных домах и постройках, возведенных из монолитного бетона методом подвижной опалубки, сохраняется традиционная планировка двора, жилища и хозяйственных построек, характерных для этого времени со всеми особенностями эволюции традиционной планировки, которая была описана выше в двух вариантах – для исходной двухкамерной связи[2] и трехкамерной[3]. Этому же вопросу посвящены второй и третий разделы предлагаемой работы.

К описанным в указанных материалах процессам можно добавить весьма существенный показатель – изменение высоты потолка в постройках в основном послевоенного времени, которое отражено в приводимой таблице:

 

Довоенные постройки

1945–1955

1956–1965

1966–1975

1976–1985

Дерево

Кирпич

Дерево

Кирпич

2,4–2,9

(2,6)

2,3–2,95

(2,75)

2,75–3,15

(2,90)

2,7–3,3

(3,10)

2,6–2,15

(2,95)

2,8–3,2

(2,95)

2,7–3,1

(2,90)

Довоенных построек сохранилось немного. Однако сохранившиеся весьма показательны как образцы плотничного ремесла. Обследовано 26 строений. Средний показатель высоты потолка – 2,6 может быть спорным, однако его величина не будет сильно оличаться от полученной в результате обмеров. Большей может быть разбежка между максимальными и минимальными величинами, о чем свидетельствуют данные респондентов.

В постройках первого послевоенного десятилетия высота потолка имеет большую разбежку. Потребность в жилье вынуждала строить, исходя из наличных средств и возможностей. Минимальные значения характерны для первых послевоенных лет. Когда острота жилищной проблемы была снята, строить стали более добротно. Однако, несмотря на то, что высота потолка не превышала 2,95 м., средний показатель достаточно высокий, т.к. разгар строительства в это десятилетие приходится на его окончание.

В десятилетие 1956–65 гг. возросший жизненный уровень позволяет строить более просторные жилища, что, в частности, проявляется и в приведенном показателе.

Десятилетие 1966–75 гг. характеризуется повсеместным распространением использования кирпича и процессом трансформации традиционной планировки с возникновением многокамерного жилища. Это привело к увеличению размеров построек. Для сохранения традиционных пропорций жилища необходимо было увеличивать высоту стен, что привело к росту высоты потолка, которая явно начинает превышать оптимальные размеры. Немаловажную роль играли в этом процессе вопросы престижа: каждый хотел выглядеть не хуже соседа, а в чем-то и превзойти. Рост благосостояния давал для этого материальную базу. В это же время началось осознание негативных качеств чрезмерно высокого потолка.

В 1976–85 гг. просматривается явная тенденция к снижению высоты потолка. При этом, как показано в предыдущей главе, ширина и длина построек увеличивается. Видимо это результат осознания того, что негативные последствия слишком высоко поднятых потолков (резко увеличивается расход топлива, выявляется несоответствие стандартной мебели высоте помещения, возникают неудобства при уборке помещения и т.д.), превышают позитивные качества. Несоответствие высоты постройки и длины плоскостей стен эстетическому стандарту ликвидируется за счет устройства более высокого фундамента, а также значительного уменьшения наклона плоскости крыши к плоскости горизонта. Причем в кирпичных и бетонных постройках это проявляется отчетливее, чем в деревянных. Применение сборного железобетона в конце 80-х – 90-х годах, за исключением т.н. плановой застройки, не разрушает традиционной планировки, возникшей на основе двух– и трехкамерной связи. Постройки по «типовым проектам» в это время единичны. Они не были восприняты этнической традицией. Таким образом, применение новых материалов и технологий не привело до средины 80-х годов ХХ века к исчезновению традиционной планировки и организации объёмов жилища. Этническая традиция смогла их переработать и освоить.

Процессы более интенсивного проникновения новых материалов и технологий в практику индивидуального строительства, начиная с 90-х годов прошлого века и до настоящего времени, привели к появлению построек внешне напоминающих пригородное дачное строительство. Однако планировка жилого ядра и организация его объёмов (или первого этажа постройки), восходит к традиционной планировке, как это было описано в предыдущем разделе. Там же описаны и назначение помещений в цокольном этаже, мансарде или втором этаже. Отличаются от традиционных членения плоскостей фасадов (фронтальных и фронтонных) и стен постройки, насколько это позволяет планировка, которая возвращается к функциональным принципам.

Нужно отметить, что процессы, которые начались в конце 90-х годов прошлого века нельзя считать законченными, потому и вариантов внешнего вида построек, возведённых в нулевых и десятых годах нынешнего века, чрезвычайно много. Это является свидетельством незавершённости процесса поиска стандартов. Опыт показывает, что такой процесс может затягиваться на десятилетия, потому о результатах протекающих в настоящее время процессов можно будет судить через 2 – 3 десятилетия.

 4.2.Применение достижений современной техники и создание специальных бытовых удобств

Современное крестьянское жилище оборудуется практически всеми доступными удобствами, итеръеры оформляются с помощью стандартной, а то и заказанной мебели и предметов убранства, среди которых всё чаще попадаются произведения искусства. Это и поделки из дерева, и керамика, и плетение, и обязательная вышивка, которая вновь стала модной, и многое другое. Нет смысла говорить об обязательных холодильниках, морозильных камерах, кухонных комбайнах, микроволновках, телевизорах, музыкальных центрах, мягкой мебели, коврах и т.д. Обычным атрибутом домашней обстановки является компьютер. Все это заслуживает самого пристального внимания этнографов, однако нас интересует то оборудование, которое непосредственно связано с конструкцией жилья и организацией жилого пространства.

В первую очередь это касается отопительных приборов, газификации, сантехнического оборудования.

Устройство водяного отопления с установкой котла на твердом топливе наиболее распространенный вариант. Все вновь возводимые постройки оборудуются такими системами. Часто водяное отопление устраивается и в постройках 70 – 90-х годов прошлого века, если там проводится ремонт и реконструкция. В связи с появлением множества помещений при развитии традиционной планировки, котел и расширитель чаще всего устанавливается в небольшом помещении, выгороженном в «коридоре» или же в цокольном этаже. Это не нарушает традиционную планировку, т.к. сохраняется печь, грубка, обогреватели. Массовая ликвидация печного отопления начала 90-х годов в связи с кризисом, чрезвычайно высокими ценами на уголь и перебоями в его поставках, сменилась реставрацией печного отопления как вспомогательной и резервной системы. Система печного отопления, которая является структурообразующим элементом традиционной планировки, сохраняется, хотя, как было показано выше, печь утратила значение главного структурообразующего элемента.

Всё вышесказанное в полной мере относится и к отопительным системам, в которых используются котлы на газовом топливе. Но они применяются только там, где подведён газ. Применение электрических котлов не получило широкого распространения. Такие случаи единичны, причем в качестве котлов используются модифицированные электронагреватели, которые применялись на подводных лодках, приспособленных для плавания во льдах. Одному Богу известно, где их берут, какими путями они попадают на Полесье. Такие приборы монтируются прямо на участке стены площадью около 1 м². По размерам они мало отличаются от сечения обыкновенных труб для подачи воды в систему и обратного стока.

Что касается устройства каминов, то они также не получили распространения и применяются почти исключительно в пригородном дачном строительстве как символ престижа. Единичные случаи устройства каминов в сельской местности имеют то же значение, и камин устраивается исключительно в помещении, выгораживаемом на чердаке. Устройство камина на первом этаже или же в жилом ядре постройки с мансардой встречается чрезвычайно редко, чаще всего у пенсионеров из числа бывших чиновников, которые переселились из города в деревню.


Газовые и электрические варочные плиты ввиду своей компактности особого влияния на планировку жилища не оказывают. Иногда традиционную кухню, возросшую в размерах в результате эволюции традиционной планировки, разделяют на две части перегородкой. В одной – главной, размещается традиционная «русская» печь, стол, холодильник, в другой – газовая или электроплита, раковина для мытья посуды, небольшой стол и другое оборудование (см. рис. 1).


Рис. 1. Планировка дома в д. Струга Столинского р-на.

1.Двери. 2.Окна. 3.Прихожая. 4.Кухня. 5.Газплита. 6.Раковина. 7.Зал. 8.Спальни. 9. Кладовая. 10.Кладовая. 11.Ванная-туалет.

 

Система водоснабжения в деревнях пока развита явно недостаточно, однако там, где она существует, ни врезка в магистральный водопровод, ни размещение приборов водопользования – кухонных раковин и моек, а также умывальников не влияет на планировку, т.к. они размещаются в тех местах, где традиционно размещалось ведро с водой, устанавливалось корыто для мытья посуды и размещался рукомойник. Что касается канализации, то такие централизованные системы чрезвычайно редки, и если были предусмотрены проектом при постройке, например, школы, то как правило, они не функционируют. поэтому устройство ванной и туалета внутри дома пока что не является массовым, однако там, где их устраивают, помещения для них отгораживаются за счет помещений разросшихся кладовых и «коридоров» (см. рис. 1). Правда, с «нулевых» годов широкое распространение получили автономные душевые кабинки с электронагревателями для воды, которые эксплуатируются достаточно активно. Сброс канализационных вод осуществляется в специальные колодцы из заглубленных бетонных колец. Поэтому ванными и туалетами, размещёнными в доме, пользуются редко. Продолжают существовать «удобства во дворе». Мыться местное население предпочитает в банях.

Устройство кондиционирования и калориферного отопления в регионе в жилых помещениях не отмечено, за исключением нескольких построек, возведенных так называемыми новыми, но эти устройства носят скорее престижный характер, а не функциональный. Кондиционерами оборудованы торговые помещения и учреждения общественного питания, где это положено по нормам и правилам. Оборудование окон жалюзями и роллетами также не практикуется по нескольким причинам, среди которых решающее значение имеют две: несоответствие стандартов этого оборудования размерам проёмов и несоответствие их дизайна эстетическому канону полесского жилища.

Как видим, и применение достижений современной техники, а также создание специальных бытовых удобств не разрушают традиционную планировку, а постепенно перерабатываются и включаются в традицию.

 4.3.Вопрос о принципиальной возможности дальнейшей эволюции традиционного жилища и возможных ее направлениях

Эта проблема уже частично была рассмотрена в материалах, посвященных эволюции двух вариантов традиционного жилища. (см. разделы второй и третий данной публикации). Несмотря на множество переходных вариантов от одного этапа эволюции к другому, применение новых, не характерных для этнической традиции, материалов и технологий, включение в систему жилища новых элементов, четко прослеживается сохранение традиции и развитие жилища на её основе. В процессе исследования, был, одновременно, сделан вывод, что горизонтальное развитие традиционного полесского жилища себя исчерпало. Дальнейшая эволюция возможна по двум направлениям: вертикальном, путем выделения жилого или подсобного помещения на чердаке, выросшие размеры которого позволяют это сделать, или же возведение второго этажа. И устройство мансарды и возведение второго этажа, стали заметным явлением в практике возведения жилища в 90-х годах прошлого столетия. Нужно заметить, что устройство мансарды предшествует практике строительства второго этажа, и при этом общие пропорции постройки и ее традиционная форма сохраняются. Это хорошо видно на примере изменения формы крыши в процессе обоих вариантов эволюции традиционной планировки жилища. Разумеется, отразить на рисунке все варианты формы крыши невозможно. Для иллюстрации, поэтому, выбраны наиболее распространенные и характерные. Думаем, что и они дают представление об общем направлении эволюции этого элемента жилища (см. рис. 2).




Рис. 2. Изменение формы крыши в процессе эволюции традиционного жилища.

1.       Исходная форма однокамерной или двухкамерной постройки.

2.       Жилище с пристройкой вдоль задней продольной стены (чаще всего хозяйственного назначения).

3.       Пристройка вдоль задней стены превращается в жилые помещения, однако конек крыши располагается посредине исходного ядра. Слева пристроен коридор.

4.       Исходное ядро и пристройка под общей крышей, конек которой посредине возникшей новой связи. Участок крыши с меньшим скатом над коридором, который стали пристраивать по всей длине передней продольной стены с превращением части помещений в главные.

5.       Включение пристроенного коридора в общее ядро постройки.

 

Как видим, постоянно идет возврат к традиционной форме крыши, при этом растет высота постройки и размеры чердачного помещения, что, в конечном итоге, дает возможность использовать его как жилое или подсобное. Первоначально это, как правило, холодное помещение, которое используется сезонно как жилое преимущественно молодыми членами семьи. Стены этого помещения выгораживаются досками по каркасу и обшиваются вагонкой. Позже стены выгородки устраиваются двойными с заполнением пространства между ними теплоизоляцией, а для отопления устраивается грубка либо небольшой камин. С устройством в мансарде отапливаемого помещения, жилая постройка приобретает еще один элемент, не свойственный традиционному жилищу – лестницу. Характерно, что вариантов ее сооружения чрезвычайно много, что говорит о начальном пути эволюции этого элемента, когда ещё отсутствуют устоявшиеся формы, включенные в традицию. В чердачном, жилом помещении часто фронтон отодвигается вглубь помещения и, таким способом, возникает лоджия, которая постепенно также входит в традицию. Иногда, при возведении второго этажа, эта лоджия становится его элементом.

При невозможности увеличивать высоту потолка для сохранения традиционных пропорций, приходится делается более высоким фундамент (иногда до метра и более). Это дает возможность использовать подвальное помещение, устраивая цокольный этаж, часто наполовину заглубленный в землю, в котором размещаются подсобные и хозяйственные помещения (гараж, котельная, мастерские, кладовые и т.д.). Появляется жилище, помещения которого располагаются на трех уровнях (см. рис. 3).



Рис. 3. Развитие традиционного жилища в трехъярусное.


На Столинщине, например, такие постройки, которые возникли во второй половине 90-х годов, получают всё большее распространение. Их планировка является результатом эволюции традиционной с включением инноваций, переработанных традицией. Внешний вид, организация объемов и членение плоскостей вполне соответствует эстетическому стереотипу (о чём будет сказано несколько ниже), Центрального и Восточного Полесья. Таким образом, вертикальное развитие жилища приобретает свои формы, которые постепенно превращаются в устоявшиеся, а это значит, что они входят в традицию.

Кроме вертикального развития, жилище развивается и за счет перепланировки дворовых построек, часть из которых начинает выполнять функции элементов жилища. Это устроенные на месте расположения клети летние кухни и столовые, а также выгораживание помещений, функционально связанных с жилыми в хозяйственных постройках, о чем было сказано выше. Однако это уже отдельная большая тема для исследования. Для нас пока достаточно зафиксировать этот путь развития, судьбу которого сейчас очень трудно определить.

Как видим, современные процессы, которые протекают в традиционном строительстве, свидетельствуют, что возможности народного жилища далеко не исчерпаны и его эволюция не завершена. Поэтому попытки навязать разработанные вне этнической традиции проекты для сельского строительства и дальше будут наталкиваться на непонятное, для искренне желающих улучшить жизнь крестьян, сопротивление. Его будут объяснять чем угодно: ленью, консерватизмом, неспособностью к восприятию достижений научно-технического прогресса и т.д. А причина в одном – все эти благие пожелания лежат вне этнической культуры и поэтому не могут автоматически включиться в традицию без соответствующей апробации и переработки. Процесс этот, как мы видели, очень сложный, длительный, противоречивый.

Этническая культура ведет себя точно так, как и любая генетическая система – она реализуется во множестве вариантов, через которые и происходит апробация новых элементов на соответствие данной системе. Поэтому, появляется множество причудливых вариантов, которые попросту существуют в единичном экземпляре, и отмирают со своим разрушением, совсем как нежизнеспособные мутанты или особи, пораженные наследственными заболеваниями.

Однако профессиональная архитектура и инженерное проектирование могут внести большой вклад в процесс развития народного жилища. Для этого архитекторам и инженерам нужно досконально знать этническую традицию, хорошо понимать пути и направления развития того элемента культуры, который является предметом профессиональной деятельности. Поэтому для таких специалистов необходима хорошая этнографическая подготовка. Для того, чтобы иметь представление о процессах, протекающих в этнической культуре, представляется необходимым организация постоянных этнографических исследований на профессиональном уровне.

 4.4.Проблема разрастания населенных пунктов и связанные с ней вопросы экологического плана

В отличие от других регионов, Центральное и западная часть Восточного Полесья является динамично развивающимся сельским регионом. Здесь достаточно интенсивно развивается сельская застройка, именно на примерах этого региона можно проследить все процессы трансформации сельского жилища, которые могут оказаться характерными и для других регионов несколько позже. Поэтому изучение процессов, протекающих в данном регионе, может иметь большое практическое значение.

Одной из самых малоизученных проблем, характерная именно для изучаемого региона и является эволюция организации жилого пространства на уровне деревни и группы деревень. Территория, которая включает почти весь Ивановский район, а также Пинский, Столинский и Лунинецкий районы Брестской области, западные части Житковичского и Лельчицкого районов Гомельской области, характеризуется устойчивым ростом деревень. Это связано с тем, что местное население имеет, по крайней мере, двухвековый опыт рыночных отношений, которые стали элементом этнической культуры с устоявшейся традицией. Здесь хорошо развиты ремесла и промыслы, население отличается деловой активностью и инициативой. Поэтому молодежь видит для себя перспективу и не в такой степени, как в других регионах стремится переселиться в средние и большие города.

То, что традиционное жилище прекрасно вписывалось в экосистему Полеся, сомнения не вызывает. Вероятно это одна из причин чрезвычайной устойчивости традиций народного зодчества. По предварительным наблюдениям традиционное жилище, организация жилого пространства – двор, деревня, даже в современных условиях не оказывают заметного давления на окружающую среду. Экологические проблемы создают крупные комплексы по откорму скота, а также машинные дворы и мастерские. Это примечательно тем, что количество скота в личном владении до недавнего времени было сравнимо с «общественным стадом», а количество техники в личном владении иногда даже больше, чем в колхозном парке (как в д. Ольшаны Столинского района).

Разумеется, монокультурное хозяйство, ориентированное на рынок, неизбежно сталкивается с проблемами экологического плана. Так случилось и в Давид-Городокской зоне Столинского района, где многолетняя ориентация на выращивание огурцов привела к истощению почвы в теплицах и всё большему использованию химикатов. Есть перекосы и в использовании водных ресурсов. Неумеренное потребление воды для полива, спрямление водных потоков, обнесение дамбами больших земельных массивов, ранее заливавшихся весенними паводками, привели к исчезновению ряда водоёмов и снижению уровня грунтовых вод.

Наметились и пути дальнейшего развития населенных пунктов. Во первых это срастание их с близлежащим центром – местечком или большой деревней. Примером может служить Мотоль Ивановского района, к которому полностью присоединились окрестные деревни, утратив даже свои названия. Характерно, что коренные жители местечка еще не всегда считают жителей присоединенных деревень полноценными мотолянами. Это заметно при деловых контактах, а также при заключении браков и установлении отношений родства и свойства

В других случаях эти названия сохраняются, хотя населенные пункты фактически слились в одно целое с единой инфраструктурой и другими элементами организации жилого пространства. Примером может служить фактическая ликвидация разрыва между деревнями Оздамичи и Теребличи Столинского района. Этот вопрос сам по себе является чрезвычайно интересным и важным и требует тщательного исследования.

Наблюдается в регионе и другой процесс – это фактическое соединение цепочки деревень вдоль дороги или реки в одно целое с сохранением особенностей составляющих частей. Мы предлагаем назвать такие образования «мегадорфами», по аналогии с мегаполисами. (От немецкого Dorf – деревня). Такие образования могут попутно включать в себя также небольшие города, местечки и поселки. Примечательно, что, сохраняя административнную и культурную самостоятельность, здесь возникает и осознание общности, характерное для отдельного населенного пункта. Это тоже должно стать предметом пристального внимания этнографов.

Примером может служить цепочка населенных пунктов по р. Горынь и дороге из Давид-Городка на Столин, железнодорожную станцию Горынь и дальше на Украину: Белоуша – Маньковичи – Столин – Речица – Теребежов, которые протянулись более чем на 25 км. Процесс складывания таких мегадорфов хорошо просматривается в Столинском районе Брестской области Беларуси. Думаем, что это могло бы стать благодатной темой для этнографического изучения.

Нужно отметить, что, несмотря на рост размеров населенных пунктов, они не оказывают слишком большого давления на окружающую среду. Видимо традиционная организация жилого пространства настолько хорошо соответствует сложившейся экосистеме, что позволяет еще развитие деревни в горизонтальном направлении. Однако такие организации жилого пространства и их взаимодействие с окружающей средой уже требуют тщательного изучения на предмет допустимых пределов развития с точки зрения экологии, организации инфраструктуры, производства, социального и политического развития. Пока же, отмеченные процессы протекают стихийно, а это значит, что реализуется извечный путь проб и ошибок, которые только потом становятся очевидными и ведутся поиски методов и путей их исправления…

 4.5.Соответствие современного жилища эстетическому стереотипу этнической культуры

Нужно отметить, что эстетический стереотип, реализуемый при возведении жилища, отличается большой устойчивостью и рядом характерных черт. Это относится ко всем без исключения этническим культурам. Изменения в эстетическом стереотипе связаны с началом этногенеза, когда данный стереотип формируется, сменой фаз этногенеза, в результате чего этот стереотип теряет некоторые черты и приобретает новые, которые появляются впервые в истории человечества, либо заимствуются у других этнических культур, подвергаясь при этом апробации, переработке и включению в традицию. При этом может появляться множество проявлений и форм эстетического познания мира, единицы из которых переживают три поколения культурогенеза и становятся элементами данной этнической культуры. Однако эти проблемы требуют дополнительных исследований. Некоторые соображения по этому поводу высказаны в кратком очерке генетической антропологии С.П. Жлобы[4]. Нужно сказать, что эстетический стереотип, зафиксированный в народной архитектурной традиции, подвергался исследованию только эмпирически, или с точки зрения той или иной эстетической концепции. Излагаемая нами точка зрения тоже носит эмпирический характер.

Практически во всем регионе отмечается скромность, а то и полное отсутствие внешних, бросающихся в глаза украшений. Совершенно отсутствуют элементы и детали, которые несут только эстетическую нагрузку. Украшение наличников окон, дверей, а также защитных досок, которыми оббиваются углы сооружения, отличается скромностью и строгостью формы. Богатая резьба с растительным орнаментом достаточно редкое явление. Как правило, такие украшения применяют мигранты из востока Гомельской области, Левобережной Украины и России. Изредка растительные мотивы в наличниках окон применяют и местные жители, но это уже заимствования, происхождение которых можно определить

В местной традиции в основном распространен строгий геометрический орнамент по верхнему краю наличников. Довольно часто встречается «ломанная» линия вертикальных элементов наличников, что некоторые исследователи приписывают влиянию барокко. Однако происхождение этого явления не ясно. Возможно, это заимствование мотивов барокко, широко используемых в ХVII – ХVIII веках в храмовой и дворцовой архитектуре. Только вот трудно предположить, чтобы крестьянин сознательно вводил в свои постройки элементы каких либо стилей и направлений искусства архитектуры. Скорее всего, эта форма местного происхождения. Характерно, что узоры резьбы оконных наличников и других деревянных элементов, в общем повторяют мотивы и узоры ткачества, вышивки, украшений гончарных изделий. Скорее всего, такие украшения жилища, как и украшения одежды, носили обрядово–магический характер и при своем возникновении играли роль оберега. Простота и скромность внешних украшений сохранилась до настоящего времени. Характерно, что в кирпичном строительстве наличники окон часто иммитируют при помощи штукатурки и лепной техники, повторяя при этом традиционные узоры и мотивы. Нужно отметить, что такая традиция сохраняется и в современных постройках. Иммитация оконных наличников встречается даже в домах, облицованных клинкерным кирпичом.

Местная традиция большое внимание уделяет украшению фронтонов. В этих украшениях почти полностью преобладают солярные мотивы. Это одна из отличительных особенностей народной архитектуры Полесья. Орнамент часто воспроизводится расположением досок обшивки фронтона. Весьма часто встречается накладной круг или полукруг с лучами, или просто лучи, исходящие из одной точки. Вообще вариантов этого мотива очень много, но этот мотив для Полесья является универсальным, иногда он занимает всю плоскость фронтона. (Рис. 4).

Иногда на фронтоне встречается изображение креста, чаще всего шестиконечного. Есть варианты, когда крест совмещается с солярным мотивом. Видимо фронтон в эстетическом отношении был одним из самых значимых элементов полесского жилища. Даже самые бедные постройки имеют на фронтоне хотя бы самый простой солярный символ.

Возможно до средины, а может и конца ХIХ века, в Погорынье, в деревнях часто встречался однорядный погонный двор. Но к началу ХХ века, а особенно в 20-х годах, он всё больше вытесняется двором с несвязанными постройками, который характеризуется отсутствием глухого забора и открытым для обзора пространством. (Мы считаем, что открытый для обзора двор с несвязанными постройками начинает интенсивно насаждаться здесь с времён, когда этот регион был владением королевы Боны, где она провела свою аграрную реформу, которая и привела к смене компоновки двора. То, что эта реформа была раньше на несколько десятилетий известной «валочнай памеры», и, наверное, более радикальной, чем последняя, уже говорилось одним из авторов данной публикации[5])

 

Рис. 4. Солярные мотивы фронтона жилой постройки Д. Рудня, Ивацевичского р-на, Брестской обл.


Как бы там ни было, но в ХХ веке в Погорынье решительно преобладает двор с несвязанными постройками. Открытое для обзора пространство требовало организации и эстетического осмысления. Потому все постройки такого двора чаще всего композиционно связаны друг с другом, составляют ансамбль, как сказали бы искусствоведы. Композиционно связаны не только крупные постройки, но и малые архитектурные формы: входы в погреба, колодец, низкий забор и другие. В ансамбль входят и расположенные возле жилой постройки грядки. С наружной стороны «красного угла» жилой постройки, а также под окнами, растут цветы. Традиция высаживать цветы возле жилья здесь очень старая. Видимо поэтому (учитывая комплекс перечисленных особенностей), воспринимается не просто стена жилой постройки, выходящая на улицу, да ворота и калитка, как это в других регионах, а двор с домом, который в этом дворе занимает стуктурообразующее место, и связанные с ним композиционно другие элементы двора. Эти особенности композиционного построения двора в полной мере сохраняются и в настоящее время, не смотря на изменения в функциональном назначении построек. Уменьшилось количество построек для содержания домашнего скота и птицы. На грани исчезновения помещения для обработки и хранения продуктов земледелия. Зато появились новые: гараж, мастерская, летняя кухня, барбекю, оборудование детской площадки и другие. Они вписываются в пространство двора на традиционных принципах.

Несмотря на скромность, а то и полное отсутствие внешних украшений, постройки, в особенности жилые помещения, производят больше впечатление и воспринимаются как монументальные призведения искусства, хотя они и мели скромные размеры в прошлом. Это достигается за счет чрезвычайно рациональной организации объемов и членения плоскостей стен. Применение больших декоративных поверхностей просто разрушало бы целостность восприятия постройки. Большое значение в этом художественном строе имеет соотношение длины и высоты фронтонных стен, а также высота фронтонов и угол наклона плоскостей скатов крыши к плоскости горизонта.

Как было показано выше, увеличение размеров построек по горизонтали приводило к необходимости поднятия потолков, а впоследствии к устройству более высоких фундаментов. Форма крыши также постоянно возвращается к исходным пропорциям. Эти явления говорят о чрезвычайной устойчивости эстетического стереотипа, реализуемого в традиционном строительстве. Наблюдения показывают, что проекты, чуждые эстетической традиции жителей Полесья, не приживаются, и такие постройки единичны. Не получают значительного распространения и варианты жилья со значительными отклонениями от художественного вкуса и эстетического стереотипа, который характеризует всю духовную жизнь полешуков. Однако этот вопрос также требует тщательного изучения.

Ясно одно – проектирование сельского жилища без учета эстетического стереотипа и архитектурных канонов организации объемов и членения плоскостей неприемлемо.




[1] Рагон М. Города будущего. М.: Прогресс,1969. – 368 с.


[2]. А. Жлоба. К вопросу о возникновении современной планировки сельского жилища на Полесье //Міжнародная студэнцкая навукова–практычная канферэнцыя “Беларусь і Польшча ў ХХ стагоддзі: Агульнае і адметнае ў гістарычных лёсах”. (7–8 красавіка 2000 года). Зборнік матэрыялаў. Брэст, 2001. С. 66–69.


[3] Жлоба С.П. Этнаграфічныя аоаблівасці раёна //Памяць. Брэсцкі раён. Мн.: БелТА, 1999. – 487–515 с.


[4] Интернетресурс: http://vizkov.com/articles/science/research/418-%EE%F7%E5%F0%EA-%E3%E5%ED%E5%F2%E8%F7%E5%F1%EA%EE%E9...


[5] Интернетресурс: http://vizkov.com/articles/science/research/otkhodnichestvo_chast_chetvertaya/



  • Комментарии
Загрузка комментариев...