С развитием демократических основ в Российской Федерации в конце прошлого века правящая элита приняла а соответствии с рекомендациями различного рода специалистов Западных стран для себя определенные принципы, связанные с построением открытого информационного общества. Эти принципы заложены прежде всего в Конституции Российской Федерации и связаны с обеспечением прав и свобод человека и гражданина [1]. Свобода беспрепятственно собирать, передавать и опубликовывать  сведения – это один из ключевых аспектов обеспечения конституционных прав гражданина.

Исторически введение таких принципов основано на целом ряде международных правовых актов [2,3,4]. В Российской Федерации направленность на обеспечение информационных свобод граждан закреплена такими документами как «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации» [5] и государственной программой Российской Федерации "Информационное общество (2011-2020 годы)" [6].

Ключевой идеей вышеуказанных правовых актов является идея создания открытого общества для обеспечения «информационной прозрачности» государственной власти, которая должна способствовать повышению эффективности взаимодействия государства и гражданского общества. В настоящее время сторонниками информационного общества считается, что чем больше граждане осведомлены о деятельности государственных органов власти, тем больше такая осведомленность способствует развитию конституционных прав граждан и демократии. Однако увлеченность за последние десятилетия ряда политиков Интернетом привела к дисбалансу некоторых декларируемых конституционных ценностей. Например, свобода "беспрепятственно собирать, передавать и опубликовывать сведения" входит в противоречие с реализацией принципа презумпции невиновности, когда СМИ и "социальные сети" подменяют собой и следствие и суд, формируя в обществе негативное отношение к "несправедливой власти". Можно найти немало примеров неразумного использования "информационных технологий" (ИТ). В частности, видеонаблюдение в школах во время сдачи "Единого государственного экзамена" [7]. Даже в функциях полиции разрешается вести видео-фото фиксацию только при документировании обстоятельств совершения преступлений и административных правонарушений [8].

Известно, что на «информационном поле» задолго до изобретения Гутенберга и Интернета противоборство велось постоянно. Сунь-Цзы в трактате «Искусство войны» писал: «Разлагайте все хорошее, что имеется в стране противника. Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан вражеской стороны …. Одержать сотню побед в сражениях – это не предел искусства. Покорить противника без сражения – вот венец искусства».

Впервые понятие «информационной войны» было введено в отчете Томаса Рона «Системы оружия и информационная война», подготовленным для компании «Boeing» (1976г.). Хотя началом информационной войны против СССР можно считать появление 8 августа 1948 года Директивы Совета национальной безопасности США 20/1 "Цели США в отношении России". Данная директива в качестве основной задачи ставила внедрение в общественное сознание таких ложных представлений об окружающем мире, которые позволили бы в дальнейшем манипулировать как населением страны, так и ее правящей элитой.

Раньше дезинформация использовалась в войнах для введения в заблуждение, прежде всего, военачальников противника при проведении активных действий по уничтожению военной силы. Завершение  Второй мировой войны ознаменовалось началом новой войны иными средствами. В процессе ведения «холодной войны» против СССР такие понятия как «информационное оружие», «информационные войны», «информационное противоборство» прочно вошли в обиход Министерства обороны США.

В 1996 году Минобороны США ввело в действие «Доктрину борьбы с системами контроля и управления», а в октябре 1998 года Министерство обороны США вводит в действие "Объединенную доктрину информационных операций», в которой разъясняются, в том числе  понятия «информационных операций» и «информационной войны»:

- «Информационная война» – комплексное воздействие (совокупность информационных операций) на систему государственного и военного управления противостоящей стороны, на ее военно-политическое руководство, которое уже в мирное время приводило бы к принятию благоприятных для стороны-инициатора информационного воздействия решений, а в ходе конфликта полностью парализовало бы функционирование инфраструктуры управления противника.

- «Информационная операция» – это действия, предпринимаемые с целью затруднить сбор, обработку передачу и хранение информации информационными системами противника при защите собственной информации и информационных систем.

При подготовке спецопераций в Панаме (1988г.), «Щит пустыни» и «Буря в пустыне» (1991-1992гг.), Югославии (1999г.) США были апробированы основные элементы «информационной войны», когда заранее создавались специально подобранные и проинструктированные группы журналистов и фоторепортеров для «правильного» освещения будущих событий. При этом разрабатывались мероприятия по ограничению доступа в зону боевых действий нежелательных журналистов. Все это способствовало осуществлению хорошо спланированного информационно-психологического давления как на население подвергшихся военному вмешательству стран, так и мировую общественность. Аналогичным образом действуют США и в последние годы, осуществляя свою политику на севере Африки и в Ливии. Продолжение политики ведения информационно-психологических войн нашло закрепление в Законе США (BILL) № 2277
«Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014», который был предназначен предотвратить дальнейшую российскую агрессию по отношению к Украине и другим суверенным государствам в Европе и Евразии. Так, пункт 308. этого закона предусматривает поддержку демократии и гражданского общества и организаций в странах бывшего Советского Союза в размере 75,000,000$, а пункт  309 - расширение телерадиовещания в странах бывшего Советского Союза с выделением средств в размере 30,000,000$ (по состоянию на 2017 г.).

Показательно высказывание бывшего президента США Р. Никсона о том, что гораздо выгоднее вложить доллар в средства массовой информации, в информационное обеспечение операций, чем десять долларов в создание новых видов оружия: вероятность использования оружия в современном мире невелика, а информационная пропаганда работает непрерывно 24 часа в сутки.

В качестве современных примеров успешных информационных войн можно привести войну на Украине или прибалтийских странах бывшего СССР. Из последних примеров манипуляции сознанием мирового сообщества можно упомянуть ситуацию с Северной Кореей, Венесуэлой, Ираном, Тайванем. Такие методы как шантаж, вымогательство, угрозы стали обычной практикой, при этом диффамация является любимым инструментом СМИ.     

Таким образом, можно констатировать, что для стран условного Запада средства массовой информации в XXI веке являются одним из ключевых орудий для достижения целей, а «создание с помощью средств массовой информации мощных информационных ресурсов позволяет формировать восприятие у индивидуумов, групп и даже всего общества в желательном для его создателей направлении» [9]. Сложившиеся после Второй мировой войны институты пропаганды и манипуляции сознанием никуда не исчезли с развалом ССССР, а только усилились с учетом современных научных достижений в области социальной психологии и инженерии в частности.

О необходимости решения задач информационной безопасности в нашей стране первыми забили тревогу ученые, инженеры и специалисты в области электросвязи и создания баз данных. По вопросам защиты информации в системах связи существует достаточно много научно-технической и популярной литературы. Однако хотелось бы обратить внимание на содержательную сущность информации (content - англ.) , которая обладает может быть даже большей разрушительной силой при целенаправленном и хорошо спланированном его использовании. Некоторые специалисты называют такое воздействие  информационно-психологической войной.

Как уже отмечалось, российское законодательство основано в основном на парадигме «открытого общества». Однако вызывает большие сомнения в фундаментальной научной обоснованности законодательных установок, представлений, терминов и определений в этой области. На сегодня стало очевидным - урон от деформации мировоззрения у широких слоев населения с использованием т.н. «свободы слова» может привести к куда более серьезным негативным последствиям в стратегическом развитии страны. Информационно-психологическая война оказывает влияние практически на все процессы государственного и общественного регулирования. При этом потенциальные и реальные угрозы, существующие в информационной сфере в силу их специфики, не воспринимаются  широкими слоями населения как угроза. Большинство населения разных стран не могут оказывать активное сопротивление используемыми в СМИ методам манипулирования общественным сознанием.

Основным противоречием, оказывающим влияние на нормотворчество в России стало отождествление понятий "информационная безопасность" и "защита информации" и, прежде всего, в сети Интернет, хотя Интернет это всего лишь одна из составных частей систем электросвязи.  Поэтому понятие "информационной безопасность" (ИБ) чаще всего трактуют как "состояние информационной системы, при котором она наименее восприимчива к вмешательству и нанесению ущерба со стороны третьих лиц. Безопасность  также подразумевает управление рисками, которые связаны с разглашением информации или влиянием на аппаратные и программные модули защиты". Эта же идеологема нашла отражение в "Доктрине информационной безопасности Российской Федерации”, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 5 декабря 2016 г. № 646: "в) информационная безопасность Российской Федерации (далее - информационная безопасность) - состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних информационных угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод человека и гражданина, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальная целостность и устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации, оборона и безопасность государства".

Основной претензией к этому определению является то, что данное понятие трактуется как "состояние", а не "процесс", который достаточно четко определен ФЗ Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ "О безопасности" (Статья 3. Содержание деятельности по обеспечению безопасности) как деятельность включающая:

- прогнозирование, выявление, анализ и оценку угроз безопасности;

- определение основных направлений государственной политики и стратегическое планирование в области обеспечения безопасности;

- правовое регулирование в области обеспечения безопасности;

- разработку и применение комплекса оперативных и долговременных мер по выявлению, предупреждению и устранению угроз безопасности, локализации и нейтрализации последствий их проявления;

- применение специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности;

и т.д.

Безопасность - это понятие субъективное и каждый субъект состояние безопасности определяется по своему. Это состояние характеризуется психо-физиологическими особенностями  человека. Обобщение, которое сделано в правовых документах, на разделение личности, общества и государства носит очень условный характер. В соответствии с конституционными принципами Личность должна находится в каком-либо одном состоянии: "гражданин", "общественный деятель" или "государственный служащий". В связи с этим возникает справедливый вопрос: «А разве человек не может одновременно быть гражданином своей страны, занимающим важный государственный пост и являться при этом членом какой-либо партии или общественной организации?».

Для юриспруденции в действительности имеет значение психо-физиологическое  и эмоциональное состояние человека:

–  аффекта;

–  восторга;

–  депрессии;

–  спокойствия (или возбуждения);

–  эйфории;

–  шизофрении;

–  клинической смерти и т.д.

Другим немаловажным аспектом для рассмотрения вопросов состояния  является возраст человека в соответствии с его общепринятым социальным статусом:

–  детство (новорожденный, дошкольник, школьник);

–  юношество (студент, аспирант);

–  зрелость (рабочий, официант, ученый, военнослужащий и т.д.);

–  старость (пенсионер).

При этом существенное влияние на оценку безопасности личности оказывают такие мировоззренческие факторы как:

–  воспитание;

–  образование;

–  навыки;

–  знание;

–  опыт.

Заметим, что каждый человек в процессе своей жизни определяет самостоятельно вероятность реализации потенциальных угроз и возможный ущерб от реальных угроз в зависимости от своего психо-физиологического состояния сформированного на данный период времени мировоззрения. Тем не менее, можно констатировать, что «состояние защищенности» – это не «миг между прошлым и будущим». Безопасность - это многомерное понятие, связанное со временем и субъективной точкой зрения человека на процессы, происходящие в нем под воздействием внутренних и внешних факторов. Условно факторы, влияющие на оценку субъектом  информационной безопасности, можно представить следующим образом:

-   возраст;

-   здоровье;

-   мировоззрение.

Рассмотрение вопросов информационной безопасности Общества является проблемой еще более сложной. Основным свойством Общества является обособленность различных групп людей при выполнении каких-либо совместных действий. Обособленность Общества можно характеризовать по одному главному критерию, связанного со временем – частоты взаимодействий между членами этого Общества.

Раньше Общество составляли люди, которые непосредственно общались друг с другом на основании каких-либо интересов (охотники, нумизматы, спортсмены, писатели, художники и т.д.). В век глобального наступления Интернета обмен информацией вытесняет общепринятое человеческое общение. В связи с этим происходит трансформация сложившихся представлений об Обществе и распад Общества в его классическом представлении. Сообщества, формируемые т.н. "социальными сетями" в Интернете становятся не стабильными во времени как по составу (количеству и качеству участников), так и по интересам. Можно утверждать, что одной из главных угроз информационной безопасности для Общества, является собственно Интернет и связанные с ним различные сервисы ("социальные" сети, сайты блогеров, информационные агрегаторы и т.д.), порождающие разобщенность, использование которых в «умелых руках» позволяют оказывать существенное влияние на поведенческую модель не только отдельного субъекта, но и общественных и политических организаций. Вряд ли в настоящее время в какой-либо общественной организации проводятся социологические опросы о оценке информационной безопасности.  

С точки зрения взаимодействия Государства, Общества и Личности по вопросам информационной безопасности возникает главный вопрос: "Должно ли государство ограничивать "свободу слова" личности и общества?". В любом случае как для Личности, так и Общества информационная безопасность может быть определена как процесс с оценкой вероятности возникновения угроз и ликвидации последствий их реализации. Более подробно концептуальная модель обеспечения безопасности приведена в [10].

Сложность заключается в том, что когда подавляющее число экспертов в области ИТ говорят об информационной безопасности они сводят данное понятие только к защите информации в сети Интернет, как это предполагает  Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Сайт, доменное имя, межсетевые экраны, антивирусные программы, идентификация пользователей, электронная подпись, криптографическая защита и т.д. являются основным предметом внимания этих экспертов, в то время как  коммуникации первичны для формирования мировоззрения, а телекоммуникации - это только средство. Коммуникационные технологии охватывают гораздо более широкий спектр жизнедеятельности человека, связанный с информацией. Поэтому представляется целесообразным говорить о гуманитарной безопасности как содержательной сущности информации, о последствиях навязывания неограниченному кругу лиц идеологем, зачастую противоречащие друг другу. Схематично введение идеологем в общественное сознание можно представить следующим образом (рис.1). При этом, они затрагивают практически все виды деятельности: история, экономика, промышленность, торговля, оборона, строительство, литература, живопись, скульптура и т.д.

 

Screenshot_19.jpg 

Рис. 1.

Декларация "Свободы слова" привела к тому, что практически каждый человек имеет возможность "беспрепятственно собирать, передавать и опубликовывать сведения" невзирая на его психо-физиологическое состояние.

Г.Г.Почепцов отмечает: "Появившиеся с Интернетом соцмедиа попытались нарушить идеальную картину одномерного мышления, задаваемого телевидением. Они запустили множество информационных «ручейков», что привело к такой же множественности транслируемых истин. В результате каждый мог найти ту точку зрения, которую считал наиболее близкой к своей. И это оказалось главным счастьем соцмедиа — слышать то, что радует ухо" [11]. По сути, Г.Г.Почепцов вводит в общественное сознание термин "суррогатные коммуникации", которые с одной стороны, характеризуются эмоциональным окрасом, а с другой необязательным учетом широко известных фактов, при этом сопровождающиеся подменой понятий. По мнению автора суррогат в содержании информации уже наносит непоправимый вред Обществу и Личности, так как современное общество не способно оценить угрозу своему стратегическому развитию, а предупреждения о возможном ущербе со стороны отдельных ученых и специалистов Обществом "тонет" в многоголосии блогеров. Ярким примером суррогатного информационного продукта является т.н. новый проект компании "Яндекс" - "Дзен", на сайте которого размещаются информационные материалы, без имени и без подписи автора с заголовками статей часто не отражающие содержание статьи и т.д. Зато "Дзен" является информационной площадкой для заработка на рекламе. Просто деньги - ничего личного.

Валерий Коровин отмечает: "Значительная часть нашего общества, и в первую очередь, элиты, всё ещё никак не может поверить в то, что виртуальность уже не является элементом неких фантазий философов, учёных постмодернистов или писателей-фантастов, а давно уже стала той средой, в которой сегодня ведутся реальные войны. В том числе, против России" [12].

Достаточно одного информационного "толчка" (выверенного и целенаправленного) из вне, как внутри той или иной страны общественное мнение начинает "бурлить", додумывая чужие идеологемы и выдавая их за свои с учетом собственных переживаний и предпочтений. 

В другой своей статье "Сегодня первыми стреляют когнитивные «войска» Г.Г.Почепцов пишет: "Получается, что речь идет о все большем смещении военных действий в невоенные сферы. К примеру, в сфере мышления мы же не можем запретить человеку думать, а именно там его поджидают ловушки, расставленные противником. Причем это не только интерпретации, стоящие над фактами, это и сами приемы принятия решений, научные теории, время от времени охватывающие весь земной шар" [13].

Гуманитарная война против России - это факт. Последние события 27 июля 2019 года в г.Москва - незаконные акции протеста, связанные с поддержкой "независимых" кандидатов, которых не допустили на выборы в Мосгордуму, показали, что потенциальная угроза переросла в реальную. Это означает что давление на Россию будет усиливаться и дальше. В связи с этим возникает множество вопросов, связанных и с обеспечением гуманитарной безопасности. Необходимо ответить на главный вопрос: "Если "информационное оружие" существует, то в чьих руках оно должно находиться?". Пока очевидно, что использовать "информационное оружие" могут только профессионалы, ответственные за стратегическое развитие России. Когда в тех или иных конфликтных ситуациях для наведения конституционного порядка на первый план выходят полицейские и военные - это означает, что гуманитарная война проиграна. Гуманитарная война предполагает поручение результата на долгосрочный период, а не "здесь и сейчас".

Видимо западным военным гуманитариям не дает покоя "эффект бабочки" Рэя Брэдбери за одним исключением. Незачем создавать реальную машину времени для перемещения в прошлое. Можно создать виртуальную историю, которая со временем в массовом сознании превращается в реальную. И именно такая история становится основой для преобразования будущего. При таком подходе становятся понятными цели продвижения  некоторых идеологем, в частности -  Сталин и Гитлер это "зло", а во Второй мировой войне США победили "зло". Далее декларируется мысль, о том что Россия как приемник СССР источник "зла" со всеми вытекающими последствиями. Вспомним спецоперацию под условным названием "мельдоний", проведенную в подтверждение этого тезиса. Страшный "мельдоний" употребляют все русские, а значит нужно оградить все мировое сообщество от этих агрессивных русских. Как следствие - недопуск сборной России на Олимпийские игры-2016 в Рио-де-Жанейро. В этой же логике становится понятными причины объявления санкционной войны против России начиная с 2014 года из-за событий на Украине. Введение санкций по сути является продолжением гуманитарной агрессии.

США пошли еще дальше в своих притязаниях на будущее - в 2018 году было сформировано "Командование будущего" ("Futures Command - англ.)  в штате Техасс. На официальном открытии  "Командования будущего" генерал Марк Милли сказал: "Единственное, что дороже предотвращения войны, - это война". Единственное, что стоит дороже, чем война, - это сражаться и проигрывать войну"[14]. На цели нового подразделения США предполагают выделение 30-50 млрд. долларов в год, на которые помимо создания новых видов вооружений планируют поиск новых идей и формирование новой культуры войны для минимизации рисков, характерных при ведении войны в будущем. Министр обороны США Марк То́мас Э́спер считает, что "Америка не может позволить себе проиграть".

Следуя этой логике во Франции в 2019 году  принято решение о создании секретного подразделения "Красная команда" ("Red Team" - англ.) из писателей фантастов для разработки сценариев разрушения невоенными методами, а также создания нетрадиционных видов оружия [15]. Среди прочих задач, стоящих перед "Красной машиной" - это разработка таких сценариев развития событий на мировой арене, которые исключали бы вероятность ошибки при стратегическом развития Франции в будущем. 

"Si vis pacem, para bellum" (лат.) - "Хочешь мира, готовься к войне". Вот только сегодня война уже на всех фронтах ведется в гуманитарной сфере за умы людей по всему миру.

    
Литература:

1.  Конституция Российской Федерации, Глава 2. «Права и свободы человека и гражданина»;

2.  Резолюция 59(1) Генеральной Ассамблеи ООН 1946г.;

3.  «Всеобщая декларация прав человека», принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г..

4.  «Европейская Конвенция о защите прав человека», Рим, 4 ноября 1950 г..

5.  «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации», утвержденная Президентом Российской Федерации № Пр-212 от 7 февраля 2008 г.

6.  Распоряжение Правительства Российской Федерации от 20 октября 2010 г. № 1815-р, "О государственной программе Российской Федерации "Информационное общество (2011 - 2020 годы)".

7.  С.И.Бочков. "Что первично: информация или знания?", газета "Современная школа России", № 5 (72), 2017.

8.  Федеральный закон "О полиции" от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ глава 2, статья 11, п 3.

9.  Т.В.Гуржеянц, Е.А.Дербин, Г.О.Крылов, А.Н.Кубанков, «Информационные операции современности, учебное пособие, Военная Академия ГШ ВС РФ, Москва 2004г., с. 39-40, с.46.

10.  В.М.Лазарев, С.Г.Емельянов, О.И.Атактищев, С.И.Бочков  "Методологические основы безопасности на примере концептуальной модели типового предприятия", "Известия Юго-западного государственного университета", № 6-2 (52), 2013г, г.Курск, стр. 19-32.

11.  Г.Г.Почепцов, "Сурогатные коммуникации пришли всерьез и надолго". Сайт: https://my.ua/news/cluster/2019-07-26-surrogatnye-kommunikatsii-prishli-vserez-i-nadolgo

12.  В.М.Коровин, "Понять постмодерн, чтобы не проиграть сетевую войну",1 июля 2019,  Сайт: https://izborsk-club.ru/17245.

13.  Г.Г.Почепцов, "Сегодня первыми стреляют когнитивные «войска», 22.07.2019г., Сайт: https://hvylya.net/analytics/society/segodnja-pervymi-streljajut-kognitivnye-vojska.html

14.  Сайт "Stars and Stripеs", https://www.stripes.com/news/army-expects-to-spend-up-to-50-billion-a-year-on-futures-command-1.5442...

15. "Французская научно-фантастическая команда призвала прогнозировать будущие угрозы", Сайт ВВС NEWS:https://www.bbc.com/news/world-europe-49044892