JB Newstream 2 - шаблон joomla Видео

Sidebar

Рассказы

  • «До Фучжоу ещё далеко!»

    - А теперь, ребята, - звонкий голос экскурсовода, белокурой девушки в фирменном комбинезоне «Северного пути», перекрыл крики чаек над заливом, - добро пожаловать на борт первого в мире подводного газового танкера «Диксона»!

    - Будь наготове, - шепнул Игорь Мите. – Держись рядом.

    - Это… может – ну его? – опасливо оглянувшись, ответил Митя. – Может, не стоит?

    - Салага, - с великолепным презрением ответил Игорь, и, не смотря на то, что был на полголовы ниже Мити, посмотрел на него как бы сверху вниз. – Боишься – так и скажи!

    - Ничего я не боюсь, - надулся Митя. – Просто… Влетит же!

    - Победителей не судят! – отрезал Игорь. – Море любит сильных!

    - Смирнов, Дорохов! – отвлёк мальчиков от разговора голос классной руководительницы шестого «Б» Аллы Семёновны. – Опять замечтались? Отстаёте!

    Спохватившись, ребята побежали догонять ушедший вперёд класс. Школьники столпились на пирсе вокруг экскурсовода. У бетонной стенки чуть покачивался на волнах огромный корабль настолько необычного вида, что неосведомлённый человек мог принять его за НЛО, сработанное умелыми щупальцами инопланетян.

  • «Кий»

    Часть I.

    «Должно быть, он меня любит. Ценит мои достоинства, от того в дорогом кофре содержит – в удобстве пребываю, в тепле. А может я непростой, какой ни будь редкостный экземпляр, выточенный из особой древесины? Ну, например, из Амаранта или скажем из Граба, а может даже из самого Палисандра,  инкрустированного черным Эбеном…? Судя по тому, как он ко мне относится, вполне возможно. Хоть и бережет меня, однако пользуется мной регулярно. Оно конечно, не так уж и важно из чего тебя выточат, однако, чтоб соответствовать целям потребления, надо не только правильную форму иметь – порода у древесины должна быть соответствующей, статной!

    Теперь немного о нем. Признаться, он мне тоже симпатичен. Неплохой мужик, вежливый, аккуратный такой, обходительный. Порой от него вискариком или коньячком дорогим приятно потягивает, в дорогом парфюме себе не отказывает,  в общем – эстет.

  • «Мой друг – процессор»

    Часть I.

    Ровно в восемь часов ноль-ноль минут дверь в отдел «Координации отношений государства с населением» противно скрипнув верхней петлёй, отворилась нараспашку.

    – Здравствуй народ! – огласил свое появление, начальник оного отдела Водометный Евлампий Валерьевич. Он грузно ввалился в кабинет, кряхтя, опустил себя в порядком разболтанное кресло и, не обращая внимания на подчиненных, засопел от удовольствия. Потом зевнул во весь рот и, прикрыв глаза рукой, притих на некоторое время. Дело в том, что уже много лет, Водометный приходил на работу порядком уставший.

    – Все ли на месте? – спросил он, не открывая глаз.

  • Административная грация

    (Zahme dressur... в жандармской аранжировке)

    В наши смрадные дни даже в тиши меррекюльских песков никуда не уйти от гримас и болячек родной политики: минувшим летом среди тамошних генеральш ужасно много было тревог и смущения из-за их «неопытных мальчиков». Так зовут одни из них своих сыночков, другие племянников, достаточно сомнительной марки, а третьи просто жоли-гарсонов, при взгляде на мощные плечи которых начинают согреваться пламенем былых страстей их увядшие сердца и потухающие взоры. Волнует генеральш то, что теперь опять стало неспокойно, и молодому человеку легко так оступиться, что «этого потом и не поправить». Особенно трепыхали те, у кого их жоли-крошки учатся в Московском университете, откуда армянский просветитель России рукою властной изверг профессоров Муромцева и Ковалевского. Большинство «крошек» лекциям предпочитают катки, танцклассы, но задор требует отважного геройства, и когда начальство отняло этих «властителей дум», крошки стали волноваться, делать бетизы и этим огорчать генеральш.

  • Беглец

    Смертельно хотелось курить — и ни одного табачного киоска поблизости. Мужчина сидел один на парковой скамейке. Брюнет. Длинные густые волосы откинуты за спину и не мешают обозревать желающим его медальный профиль: высокий лоб, прямой нос, твердая линия подбородка. Потертые джинсы, сандалии на босу ногу и слепящей белизны рубашка с короткими рукавами. Руки в меру мускулистые и загорелые.

    — Добрый день, — сказала я.

    — Привет.

    — Извините, у вас не найдется сигареты?

    Он глянул снизу вверх, и я поразилась яркой густой синеве его глаз на смуглом лице.

    — Вообще-то я не курю, но сигареты у меня найдутся.

  • Белоснежные паруса

    Декабрьский вечер, сырой и холодный, не располагает к пиву – поэтому два давних приятеля, Калитовский и Савельев, взяли по ирландскому кофе, который теоретически должен был их согреть. Они уселись в углу кафе и тихонько обсуждали свои дела. А дела были такие – Денис Калитовский на Рождество улетал в Берлин, так что Саша Савельев должен был заменить его на двух важных встречах и еще кое-что сделать – так, чтобы начальство не догадалось, что Денис сбежал, оставив поручение невыполненным.

    - У меня крыша конкретно съехала, - сказал Денис. – Вот посмотри на меня – я похож на идиота?

    Саша как-то подозрительно хмыкнул.

    - Это совершенно идиотская история. И к тому же мистическая. Мистически-идиотская. Если бы я не решил срезать угол… Сашка, я никогда в жизни этот угол не срезал! Я даже не знал, есть там проезд или нет! Веришь?

    - Верю.

  • Блины

    Вы знаете, что блины живут уже более тысячи лет, с самого, что называется, древле-славянского аb ovo…1 Они появились на белый свет раньше русской истории, пережили её всю от начала до последней странички, что лежит вне всякого сомнения, выдуманы так же, как и самовар, русскими мозгами… В антропологии они должны занимать такое же почтенное место, как трёхсаженный папоротник или каменный нож; если же у нас до сих пор и нет научных работ относительно блинов, то это объясняется просто тем, что есть блины гораздо легче, чем ломать мозги над ними…

    Поддаются времена и исчезают мало-помалу на Руси древние обычаи, одежды, песни; многое уже исчезло и имеет только исторический интерес, а между тем такая чепуха, как блины, занимает в современном российском репертуаре такое же прочное и насиженное место, как и 1000 лет тому назад. Не видно конца им и в будущем…

    Принимая во внимание почтенную давность блинов и их необыкновенную, веками засвидетельствованную стойкость в борьбе с новаторством, обидно думать, что эти вкусные круги из теста служат только узким целям кулинарии и благоутробия… Обидно и за давность и за примерную, чисто спартанскую стойкость… Право, кухня и чрево не стоят тысячи лет.

  • Ведро шампанского

    - Нажремся в хлам! – мрачно сказал Славик.

    - До поросячьего визга, - подтвердил Дед.

    - И гори оно все огнем неугасимым!

    - Вот именно.

    И – тресь кулаком по столу. Что означало: решение принято, приговор вынесен и обжалованию не подлежит.

  • Витражное окошко

    Я впервые увидела его через два месяца после свадьбы. Родственники договорились, съехались-разъехались, и образовалась для нас с Мишенькой однокомнатная квартира. Мы были счастливы безумно, и даже то, что на работу приходилось добираться на полчаса дольше, даже то, что вся наша жизнь оказалась привязана к автобусному расписанию, нас не огорчало. Мы были молоды и жить не могли друг без друга. Своя квартирка, свое гнездышко! И в автобусе кататься не так уж плохо, если думаешь при этом о любимом муже.

    Я заметила этот домик почти сразу. Он стоял метров за сто до поворота и отличался какой-то особенной причудливостью. Почти как деревянная дачка в Юрмале, построенная чуть ли не до революции, но юрмальские окна выложены прямоугольниками и треугольниками из разноцветного стекла, тут же в окошке был не геометрический узор, а картинка. Я ждала появления этого домика, чтобы успеть наконец разглядеть картинку, но автобус проносился слишком быстро.

  • ДОВОЕННЫЕ ФОТОГРАФИИ

    Я люблю старые фотографии. В них навсегда застыло своё настроение. Свой шарм. А как прекрасен был довоенный Париж… Все эти дворики, чернявые француженки с глазами похотливых ланей, старые машины, Башня. С каждого изображения мне тихо улыбаются спокойствие и тяга людей к простому счастью. К несложному. К обычному, чёрт его раздери, счастью! Где было солнце и было будущее. Если фотографии качественные (а я закачал в планшет самые лучшие из тех, что нашел на базе), то при увеличении видны детали. Мелочи. Многое. То, чего глаз обычно не замечает. Трещины на асфальте, случайно попавшее в кадр белье на ржавом балконе. Часть вывески, которую нужно додумать. Таблички с именами разрушенных улиц. Испуганные чем-то голуби, навеки замершие в хлопотливом желании обнять мир своими крыльями. Неслышимая «Марсельеза». Коротко подстриженный араб в розовой майке возле своей тачки с… А теперь уже неизвестно, с чем, видны только ручки. То ли зеленщик, то ли продавец мороженого. Да это и не важно.

  • Запах моря

    1.

    - Радует ли тебя мир? – спросил Сергей Разин.

    Коммуникатор перевел ответ кашалота почти без паузы:

    - Мир радует любой. Изменился запах моря.  

    Сергей удивился. Во фразе про мир есть несколько значений, но все-таки ее понять можно, а вот что делать с запахом моря? Откуда взялся данный символ в языке китов,  если они лишены обоняния напрочь?

    От избытка чувств он слишком глубоко вдохнул и вдох этот отозвался в его маске из дыхательной пленки тихим, глухим щелчком. Пора ее было сменить. То есть,  прервать очень интересный разговор и подняться на поверхность. Удастся ли его продолжить? Сомнительно. Впрочем, минут десять у него еще есть. 

    Так откуда взялось это понятие в языке китов? Ну, хорошо, допустим, наука не ошибается и запахи им действительно недоступны. Возможно ли по-другому объяснить появление этого странного символа?

    Например, заимствованием из другого, родственного языка. Причем, смысл понятия при этом мог сильно измениться, а то и стать противоположным. Последнее бывает, если оно перешло из языка животного, сильно отличающегося размерами, образом жизни, схемой поведения, но обитающего рядом, то и дело встречающегося. Оно либо близкий друг, либо заклятый враг. И обладает схожим строением органов общения. Мало знать язык, надо еще уметь его воспроизвести.

  • К вопросу о навигационных авариях

     

    Человеку далекому от флотской действительности может показаться странным, что дедушка-сапер, ведро с пищевыми отходами, белый медведь и  подводная лодка никак не отражены в рапорте об инциденте на ЛРС-28 в сентябре 1981 года. Но такова суровая правда Заполярья: тут не до жиру, и из всего перечисленного наши ледовые ремонтные станции штатно оснащены только ведром. Остальное попало на льдину случайно и временно, а некоторым и вовсе там делать нечего, особенно подводной лодке.   

    Рапорт полон выражений наподобие «своевременные решительные действия» и в целом оставляет впечатление, будто персонал станции играючи привел в чувство автоматическую заградительную систему «Невод», известную своей чрезмерной бдительностью. Североморцы проявили свойственную им военно-морскую смекалку — прямо так и сказано, честное слово, — и вправили «Неводу» мозги одной левой.       

    Чтобы никому не было обидно, коварство и злобность «Невода» описаны в подчеркнуто восторженном тоне.

  • Капкан для «Гулливера»

    Москва. 2029 год

    - Стремительный рывок или очередная иллюзия? Именно этим вопросом задаются многие россияне, как только речь заходит о новом, недавно открытом энергоносителе ярилите, который грозит основательно потеснить не только уголь, нефть и газ, но и атомную энергию. Попробуем разобраться. С вами я, Ольга Маркова, и сегодня в нашем ток-шоу «На фронтире» мы поговорим о ярилите с академиком РАН Борисом Сергеевичем Громышевым, куратором направления энергетики. Здравствуйте, Борис Сергеевич.

    - Добрый день.

    - Для начала, скажите, откуда взялось это название «ярилит»?

  • Кому он нужен, этот Васька?

    За последний год это был то ли седьмой, то ли восьмой скандал – и все завершались одинаково.

    - Я больше так жить не могу! – говорила Оля. – Ну вот давай по-честному: кто ты в этом доме? Ты – добытчик? Ты приносишь деньги? Нет! Деньги приношу я! Ты – хозяин? Нет, ты не хозяин. Когда розетка сломалась – ее чинил сосед! Может быть, ты занимаешься ребенком? Нет, ребенком занимается моя мама! Я просила тебя вынести мусор? Мусор третий день не вынесен! Я просила принести пакет муки и баклажанную икру. И что ты мне ответил? Что ты не нашел в магазине муки и икры. Вася, мы сто раз ходили вместе в эту «Максиму»! Мы сто раз брали там муку! Ты что, совсем уже ничего не можешь запомнить? Я просто перестала понимать, почему мы живем вместе!

    Герой этого яростного монолога молчал и только руками разводил. Он и сам видел, что кругом неправ. Так и возражать – бесполезно.

  • Медведь пришел

    «Дорогая Степанида Матвеевна, дела наши обстоят замечательно положительно, - сочинял Илья, склонив голову набок и от напряжения высунув язык: рукописное послание - это вам не просто сообщение в мессенджере, тут нужны фантазия и прилежание! – «Финвал» наш все так же неспешно идет голубыми водами экваториальной части Тихого океана...».

    Тут он задумался... о чем поведать дальше?

    Скучные подробности ждущей во Владивостоке любимой не интересны.

    Почесав в затылке, Илья крякнул, удалил «экваториальную часть» и продолжил водить указательным пальцем по экрану: «Хусрав, наш кок, о котором я тебе писал, свет очей моих (то есть ты свет, а не он) в честь дня рождения Ленина украсил камбуз плакатом с надписью «Аллах акбар!» и цитатами из Корана, что стало причиной...».

    За иллюминатором царила теплая ночь, плескали о борт волны, «Финвал» плюхал на северо-восток, гудела сепараторная установка, гонявшая тонны воды – звук до того привычный, что его не замечаешь – за северным горизонтом прятался остров Рождества.

    До начала капитанской вахты еще час, закончить послание времени как раз хватит.

  • МИССИЯ

    Описанная история может показаться неправдоподобной, но это не меняет моего отношение к произошедшему.

    1

    Бывает, ждешь-ждешь какого-то события, наступает оно – а перед тобой  вдруг пустота. Не знаешь, что с этим долгожданным событием делать. Я вот тоже, сколько уже мечтал провести с дочерью выходные по-настоящему, как это заведено в добропорядочных семьях, в соответствии с неписанными уставами и традициями.

    Однако у ворот зоопарка нас с Катюшей ждало горькое разочарование – он оказался закрыт на санитарный день. Я настолько привык, что с этим нашим любимым объектом посещения проблем не бывало, что сдулся как шарик, не зная, что делать дальше. Мы  бесцельно побродили по центру, погуляли возле Христа Спасителя, примерились к очереди в Пушкинский музей  - это за сколько мы ее одолеем? И уже собрались было махнуть на ВДНХ, как вдруг прямо по курсу возникла фигуристая чернявая женщина в куцей кожаной безрукавке поверх воздушной белой блузки и, несмотря на жаркий день, в кожаной мини-юбке и черных сапогах выше колена.

  • Мой друг - Вельзевул

     Я всплыл на поверхность на широте ревущих сороковых. Выбрался наружу, устроился на палубе «Ковчега-842» со всеми доступными при данных обстоятельствах удобствами. Непромокаемая, неподвластная самым злым ветрам одежда хранила моё тело от влаги и переохлаждения. Над головой трепетал триколор Россий Федерации. На  свежем ветерке флаг быстро высох и теперь мои уши слышали треск его полотнища. Треск развевающегося на ветру шёлка, рычание дизелей и плеск океанской воды – вот и вся музыка моего мира. Свежий, йодистый с солоноватыми оттенками аромат – вот все его запахи. Надёжные ограждения палубы и страховочные ремни не позволили бы даже самой высокой волне разлучить моё судно с его капитаном, то есть со мной. Небо над моей головой оставалось безоблачным. Солнце стояло высоко над горизонтом. «Ковчег-842» двигался на дизелях в северном направлении, к полосе штиля. Так распорядился я, предпочитая пока не полагаться на мнение и помощь Няни.

  • Мусорщики

    Мои далекие предки занимались важным и уважаемым ремеслом - шили рукавицы для крестьянского и рабочего люда. Отсюда и фамилия – Рукавишниковы. И потом Рукавишниковы никогда от правильного дела не отлынивали. Купцы,  инженеры, промышленники, скульпторы, космонавты, ученые, писатели, государственные деятели… Все профессии с должностями и не перечислить. Да и не надо. Главное – есть, чем гордиться Рукавишниковым и, уверен, будет и впредь. Я всегда об этом своему сыну рассказываю, Митьке. Ему только четырнадцать стукнуло, самый трудный возраст, по себе помню. И почему-то с недавнего времени он думает, что его отец мог бы избрать себе и другую профессию. Более интересную. Значимую. Уважаемую, в конце концов.

    Тут необходимо рассказать о моей профессии, иначе непонятно будет. А я люблю, чтобы с самого начала было понятно, о чём речь идёт.

    Так вот, по профессии я – мусорщик.

    Но не простой, а океанский.  Есть мусорщики обычные, которые на земле работают – вывозят мусор из городов, сёл, с промышленных предприятий на свалки или мусороперерабатывающие заводы и потом его так или иначе утилизируют.

    Есть космические. Это ребята околоземное пространство от мусора чистят, убирают с орбиты тысячи мелких обломков искусственного происхождения, чтобы обеспечить безопасность космических полётов.

    И есть мы – океанские.

  • Новогодняя свадьба

    - Вы скоро? - спросил из-за двери Борис. И даже нажал на ручку. Ему ответили общим визгом: ой, ой, погоди, не смей, нельзя! И он ждал еще с четверть часа - пока дверь не распахнулась сама и на пороге не появилась Саша.

    - Ну, Александра! - в восхищении воскликнул он. - Ну! Это ж надо!

    - Стой, не подходи! Помнешь! - удержали его подружки, Лара и Света.

    - Так в машине же все равно помнется!

  • Падение Томаса-Генри

      (Из сборника "Наброски в трех цветах" - 
     "Sketches in Lavender Blue and Green", 1893) 
    Пер. - Г.Островская. В кн.: "Джером К.Джером". Лениздат; 1980. 

          Из всех котов, которых я когда-либо знал, Томас-Генри был самым респектабельным. Наречен он был Томасом, но называть его так казалось просто немыслимым. Это все равно как если бы семейство из Хардена стало называть мистера Вильяма Гладстона - Билем. Попал к нам Томас из "Реформ-клуба" по рекомендации мясника, и в тот самый момент, как я увидел его, я почувствовал, что он не мог быть взращен ни в каком другом клубе Лондона. Он, казалось, насквозь был пропитан царящим там духом солидности, достоинства и незыблемого консерватизма.

Back to top