Sidebar

Я – девушка современная. Могу одной рукой глазки красить, а другой – стучать по клаве, болтаясь разом в двух форумах и в скайпе. Вот именно так я и действовала вечером двадцать третьего декабря. Впрочем, какой же вечер – еще и пяти не было. Я собиралась на праздник – а пока волосы сохнут (стараюсь феном не злоупотреблять), чистила перышки и общалась с незримыми друзьями.

Вот именно поэтому я вовремя получила письмо из Краславы.

Писала мне давняя моя подружка Лера. То есть, я сама из Краславы, но уехала завоевывать столицу, и у меня это, в сущности, получилось. А она осталась дома, вышла замуж, родила близнецов, и никакая карьера ей уже не нужна.

И вот это письмо:

«Нюшка, выручай! Ты Ксанку помнишь? Так вот – ее нужно спасать!»

Я минут пять ломала голову – о которой Ксанке речь? Вроде бы те две, кого я вспомнила, ни в каких спасателях не нуждались.

Оказалось – это Ксанка-маленькая, младшая сестра третьей нашей подружки, которую мы всерьез не принимали. Ну, сидим мы втроем, парням нашим кости перемываем, и она где-то рядом в уголочке, молчит и слушает. Когда нам – по восемнадцать, а ей и четырнадцати нет, то пусть скажет спасибо, что вообще с кухни не погнали.

Оказалось, девочка выросла, влюбилась в рижанина, уехала с ним в Ригу, поселилась где-то в Улброке, а потом поняла, что все очень плохо.

- А что, она не может сложить сумку и сама добраться до автовокзала? – спрашиваю я Лерку.

- Ой, там так все сложно, - отвечает она. – Бери машину, поезжай за ней, оставь ее пока у себя! Она тебе все объяснит!

- Наврет с три короба.

- Не наврет. А знаешь что? Я тебе ее письма пришлю. Там вообще такая дурацкая ситуация!

Я подумала, что читать чужие письма нехорошо, но спорить не стала. Если у человека стряслась беда, то лишней информации не бывает – всякая пригодится. Тем более – меня посылают спасать девчонку.

И вот несколько кусочков из Ксанкиных писем.

«Зря я ему сказала, что мне скучно без друзей. Конечно, работа у меня хорошая, но коллектив – одни бабушки. И мой Игорь вчера познакомил меня с Аленой. Он предупредил, что Алена – подруга Жанны, а Жанна была его девушкой, пока он не встретился со мной. Ну и вот… допросилась… Алена мне объяснила, что Игорь с Жанной просто поссорились из-за ерунды, а теперь он уже хочет помириться. Что делать?!»

«Алена объяснила мне, где Игорь провел вчерашний вечер. Оказывается, он выслеживал Жанну!  Я не знаю – врет она, правду говорит?! Он сказал, что отвозил родителям ковролин. Я боюсь звонить его маме! А вдруг окажется, что Алена права?..»

«Игорь просит меня осветлить волосы. Зачем? Алена показала мне фотографию Жанны, эта Жанна – блондинка. Он хочет, чтобы я была на нее похожа? Не буду краситься! Или, может, стоит попробовать?»

«Сегодня вечером Игорь был в таком настроении, что мы просто полаялись. Я уйду от него – пусть гоняется за своей Жанной до пенсии!»

«Мои бабушки из отдела эксплуатации видели Игоря в обеденный перерыв – он покупал цветы. Я думала, он хочет со мной помириться, но до дома он эти цветы не донес. Кажется, Алена права, и я в этой компании лишняя. Но что мне делать? Я же люблю его, дурака!!!»

«Я была у его мамы. Она мне все объяснила. Эта Жанна не хочет с Игорем встречаться, а он обязательно хочет ее уломать. Это не любовь, сказала мама, а ущемленное самолюбие. А любит он меня – так сказала мама. Я понимаю – она хочет, чтобы мы были вместе. Но это же неправда! Так не любят!»

«Он настаивает, чтобы я к Рождеству покрасилась в блондинку. Он хочет взять меня на корпоративную вечеринку. Как будто туда пускают только блондинок! Я устала! А его мама говорит, что Жанна для Игоря – уже в прошлом, и мне нужно немножко подождать. Сколько же еще ждать-то?..»

Эти письма Ксанка послала сестре, Наташе, Наташа переслала Лере, а Лера – мне, так что они уже стали общественным достоянием. Я их прочитала, позвонила Лере и задала вопрос: я-то тут причем?

- Ты понимаешь, Нюшка, на этой корпоративной пьянке будет Жанна. Игорь хочет прийти с Ксанкой, чтобы при всех Ксанку бросить и уйти с Жанной!

- Кто эту чушь выдумал?

- Да его друзья и выдумали! Ксанка наконец залезла на форум, где он тусуется. Эти дураки ему такого насоветовали! Они думают, что Жанна увидит рядом с ним молоденькую девочку и от ревности поумнеет. Ну, не кретины ли?

Теперь и я поняла, что Ксанку нужно спасать. Что там будет на этой пьянке – неизвестно, но вряд ли она кончится приятно для Ксанки. Даже если она удержит Игоря от глупостей – где гарантия, что он одумается и забудет прошлую неудачу раз и навсегда?

- А когда у них эта корпоративная гулянка? – спросила я.

- Да сегодня же! Ксанка потому и ревет белугой – не хочет идти, а он настаивает!

- Как у них все запутано… - пробормотала я. – Ну ладно, сейчас ко мне Димка приедет, что-нибудь придумаем…

Димка – это бойфренд, и ему придется очень постараться, чтобы я согласилась выйти за него замуж.

Я позвонила ему и попросила приехать как можно скорее. Конечно, все мы мечтаем о крутом мужике, за которым – как за каменной стеной. Но у такого мужика обычно не характер, а танк, не приведи Господи с ним столкнуться. Димыч у меня спокойный и совершенно не крутой, поэтому я им руковожу – мягко, но уверенно.

Когда он услышал про Ксанку, то как-то засмущался – мужская солидарность в нем не вовремя проснулась. Но я ему объяснила, что в таком состоянии обиженная девчонка может сдуру и снотворного съесть лошадиную дозу, и в окно девятого этажа шагнуть. Поехали мы выручать горемыку, взяв с собой две большие сумки для ее имущества.

Ксанку мы обнаружили в халате и с женским журналом – она там вычитывала способ осветления волос, а сама рыдала в три ручья. Увидев меня, она бросилась мне на шею.

- Я не могу ничего тебе советовать в такой ситуации, - сказала я. – Если ты его настолько любишь, что готова на любое унижение – флаг в руки! Но я бы все бросила и уехала. Мне бы гордость не позволила делать из себя плохую копию его бывшей невесты!  Если человек любит, то он должен принимать свою будущую жену такой, какая она есть! А использовать ее как разменную пешку в своих играх – вообще подлость. Правда, Димыч?

Мой будущий супруг, которого я хорошо накрутила, пока мы добирались до Улброки, недолго думая, выдал:

- Никогда не бегай за троллейбусом и мужчиной - подойдет следующий!

В общем, мы покидали Ксанкино имущество в сумки, заставили ее одеться и похитили. Более того – чтобы она не устроила нам страдания на кухне до шести часов утра, мы потащили ее с собой на вечеринку. Там я оставила это горе луковое с Димычем, а сама потихоньку позвонила Лере.

- Пару дней она у нас поживет, - сказала я, - а потом ее нужно куда-то девать. Может, в Краславу?

- Только не сюда! – воскликнула Лера. – Тут она совсем затоскует. Ее нужно развлекать и отвлекать!

- Другой заботы у меня нет!..

- Послушай, продержи ее хоть до новогодней ночи, - попросила подруга. – Вы ведь куда-нибудь пойдете? Возьмите ее с собой! Новогодняя ночь в одиночестве и в слезах – это же страшно!

Я задумалась – а ведь действительно страшно…

В сущности, я должна сказать Ксанке спасибо. Чтобы помогать мне ее развлекать и отвлекать, Димыч совсем ко мне переселился. Мы вдвоем строго следили – как бы она, соскучившись, не позвонила Игорю. Общее дело объединяет – я прямо-таки заново в своего Димыча влюбилась, глядя, как грамотно он Ксанку утешает и самоуважение в ней пробуждает. И стремительно приблизился Новый год!

Все это время я докладывала Лере подробности Ксанкиного житья-бытья. А было оно… м-м-м… обременительным оно было! Бедная девочка хотела, чтобы мы с Димычем ответили ей на самый главный в жизни вопрос: есть у нее с Игорем совместное будущее или нет: Ну, прямо хоть на кофейной гуще гадай!

- А как ты полагаешь, он бы остался с тобой, если бы Жанна захотела его вернуть? – наконец спросила я.

Ксанка разрыдалась, но это были уже последние слезы. Тем более, что пришел Димыч, принес шампанское, и мы начали встречать Новый год еще тридцатого декабря.

А тридцать первого мы втроем поехали к моему братику Лешке на дачу в Саулкрасты. У него во дворе нарочно посажена елка, чтобы на Новый год ее украшать и плясать вокруг. Братик у меня, видите ли, на экологии помешан.

Когда стемнело, на елке загорелись гирлянды – мы ее, собственно, только гирляндами и опутали, игрушек впотьмах все равно не разглядеть. Потом мы накрутили всем на шапки серебряную канитель и погнали мужчин заниматься шашлыками.

Слушать речь президента решили дома. И, когда мы стояли перед накрытым столом в шубах, куртках и сверкающих шапках, раздался собачий лай – Лешкин доберман охранял территорию дачи. Лаял он долго – видимо, незваный гость никак не уходил, и братик пошел посмотреть, кого там принесло некстати.

Вошел он в комнату с высоким темноволосым парнем. Ксанка как этого парня увидела, так за меня ухватилась. Я поняла – Игорь!

Как он нас отыскал – это особая песня. С другой стороны, Лешкина дача – не иголка в стоге сена, и если даже знать только про елку во дворе, найти можно, было бы желание.

- Прости дурака! – сказал Игорь. – Ну, прости! Я все понял!

- Ксанка, держись… - прошептала я. – Ответь ему… как я тебя учила, ответь, поняла?..

Я ее таким посылам научила, пока успокаивала, что в приличном обществе и не выговорить. Но в голове у Ксюшки на радостях был настоящий кавардак, и она вспомнила, чему ее учил Димыч. А Димыч нес всякую ахинею, чтобы только ее развеселить и успокоить.

- Понял, да? – спросила она звонким голоском. – А если я тебе скажу: покрасься в блондинку? Покрасишься, да?!

- В блондинку? – ошарашенно спросил Игорь.

- В блондинку!

Пока вся наша буйная орда хохотала, Димыч вывел Игоря на веранду, и они долго о чем-то там толковали. Потом Димыч вернулся.

- Порядок! – сказал он. – Никто ни во что не красится! А Ксанку мы не отпустим, пока не увидим у нее в паспорте штамп загса! Чтобы уже никакого дурацкого прошлого, а одно только светлое будущее!

И два месяца спустя светлое будущее наступило.

(С) Дана Витт


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Back to top