JB Newstream 2 - шаблон joomla Видео

Sidebar

Наташа сунула кредитку в банкомат и убедилась - сто латов она может потратить без ущерба для серьезных дел, а вот полтораста - уже с ущербом. Но какое же дело для молодой женщины серьезнее, чем личная жизнь? В новогоднюю ночь ей нужно быть самой нарядной, самой красивой, самой эффектной и самой удачливой! Тем более в ТАКУЮ новогоднюю ночь. Эти несколько часов в чужой квартире, за праздничным столом, с шампанским и музыкой могли раз и навсегда решить Наташину судьбу. И стоит ли экономить на вечернем платье?

Тем более - в двадцать девять лет уже следует все поставить на карту, чтобы добиться любимого человека. Собственно эти слова год назад звучали так: "В двадцать восемь лет следует..." А два года назад: "В двадцать семь следует..." Любимый человек все это время был один - Олег. Почти три года длился их роман, они ссорились и мирились, а речь о свадьбе все никак не заходила. Ирка, главная подруга, ругала Наташу, повторяя: не клади все яйца в одну корзину! Она имела в виду, что неплохо бы и по сторонам оглядеться, нет ли кого более подходящего. Но Наташа уже не могла - на Олеге свет клином сошелся.

Даже теперь, когда они полтора месяца не встречались, когда она дважды видела его на улице с высокой черноволосой девушкой, лет двадцати, не больше, Наташа все равно верила в удачу. Год назад ведь так и вышло - поссорились, но в новогоднюю ночь помирились.

Салон, куда посоветовали заглянуть, был из дорогих, но и одежда там висела - загляденье. Пошли вдвоем с Иркой.

- Трата денег, и ничего больше, - ворчала Ирка. Сама она который уж год была замужем, растила дочку и не имела необходимости экстравагантно наряжаться.

- Ты не забудь, мы празднуем у Ветвицких, а там все будут в эксклюзивном, - ответила Наташа, изучая себя в трех зеркалах сразу.

- Ну и какая радость чувствовать себя манекеном из салона? - спросила Ирка. - Пришли бы к нам, у нас по-простому, я гуся достала, сверковь торт затеяла, Морозовы настоящую дичь привезут.

- Тебе не кажется, что сзади на талии морщит? - озадаченно спросила Наташа.

Ирка была замечательной подругой с пятого класса и по сей день. Они даже в девятом, когда обе влюбились в одного Сашку, нахала и обормота, не поссорились. Наташа знала, что Ирка всегда все поймет, и на этот раз - тоже поймет, насколько важно разбудить в Олеге прежние чувства. Ведь это, возможно, последний Наташин шанс. Скоро тридцать - а если не выйти замуж до тридцати, то вообще, наверно, никогда уже не получится...

Платье с открытой спиной и разрезом до трусиков стоило как раз полтораста, но выглядело вполне эксклюзивно. Наташа заплатила в кассу, на улице распрощалась с Иркой и побежала на работу - обеденный перерыв растянулся на два часа.

Работа у нее была интересная - в местном представительстве международной студенческой организации. Наташа отвечала за "Au pair" - отправку девушек, желающих год поработать за границей нянями, в Англию, Норвегию, Америку и Канаду. Кроме всего прочего, ей приходилось много плавать в Интернете и вести переписку и с зарубежными коллегами, и с местными - у нее были свои люди в провинции, работающие с девушками из глубинки.

Первым делом Наташа проверила почту. Писем за два часа набралось пять штук, и среди них - Люськино. С Люсей Наташа познакомилась на семинаре полгода назад и теперь они чуть ли не каждый день перебрасывались записочками.

"У нас уже снегу по колено, - писала Люська. - Если ты все-таки выберешься в наше захолустье, покатаемся на санках!"

Наташа усмехнулась - самый возраст, чтобы кататься с горки на санках! И написала в ответ: "Давай лучше ты к нам приезжай. Неужели ты не можешь выкроить хотя бы три дня? Я купила потрясающее новогоднее платье, мы с Олегом празднуем у Ветвицких, и я прямо в панике - красить волосы прядками или не красить? Ты понимаешь, с одной стороны, он говорил, что ему эти приколы не нравятся, а с другой - я не хочу выглядеть, как экспонат из исторического музея! С третьей стороны, я люблю его - и мне все равно, что люди скажут!"

Если Ирка знала всю правду об этом романе, то Люська, недавняя знакомая, получала только оптимистическую информацию. Наташе было неловко навешивать на электронную подружку свои проблемы. Да и самолюбие мешало - не хотелось выглядеть перед Люськой этакой старой девой-неудачницей. Что Люська в ее двадцать пять разведена без всяких перспектив - так ей в маленьком городке трудно найти жениха, а Наташа все-таки столичная жительница, ей нельзя, чтобы приняли за убогую.

Ответив и на деловые письма, Наташа выглянула в коридор - пусто. В предпраздничные дни девчонки совершенно не торопились стать американскими нянями.

Видя, что рабочий день фактически окончен, Наташа позвонила Тамаре Ветвицкой - окончательно утрясти все детали. Когда празднуют целой компанией - нужно распределить кулинарные обязанности, и Наташа заблаговременно прикупала всякие припасы и приправы.

- А я тебе собиралась звонить, - узнав ее голос, ответила Тамара. - Знаешь, у нас, кажется, все срывается. Гену пригласили к Миллерам, представляешь? Так что мы, скорее всего, едем к ним на фазенду.

"Кажется", "скорее всего"... Тамаре явно было неловко отказывать приятельнице. Но Наташа понимала - приглашение к Миллерам для Гены важнее, чем все подружки жены вместе взятые.

- Ты уж извини, не получается, - продолжала Тамара. - Но у тебя столько друзей, столько подруг, это же для тебя не трагедия?

- Нет, не трагедия... - и, положив трубку, Наташа крепко задумалась. Если так - где же встречает Новый год Олег? Не потащат же Ветвицкие его с собой к Миллерам?

Звонить ему первой она не могла. Самолюбие не позволяло. Да и расчет был иной - после долгой разлуки ослепить его новым платьем, великолепной причкской, свежим и веселым личиком. Как же быть?

Наташа полезла в блокнот. В прошлом году у Ветвицких собралась неплохая компания, и Наташа поняла, что это - постоянное общество, дружно празднующее все дни рождения. Собственно, ее туда привел Олег - видимо, он встретит Новый год с кем-то из компании. Ведь не все ли этой компании равно - у Ветвицких собираться или у кого-то еще?

В кабинет постучали. Случилось самое неожиданное - нашлась-таки девочка, решившая заняться трудоустройством в промежуток между Рождеством и Новым годом! Причем девчонка была малость не в себе - не иначе, поссорилась с парнем и решила уехать на год куда глаза глядят, хоть няней, хоть дворником, хоть стриптизершей!

Наташа весь вечер разбиралась с этой бедолагой - просто не сумела выпроводить, вот и застряла на работе. Загрузив голову чужими проблемами, она вспомнила про свои собственные довольно поздно, в универсаме. И тогда же обнаружила, что в мобильнике карточка - при последнем издыхании. А от обычного телефона она уже давно отказалась.

На следующий день Наташа позвонила Сереже Вайсману - тому из компании, с кем иногда пересекалась по служебной линии. Сережа, не дожидаясь расспросов, сообщил - он со своей Маринкой уезжает, уезжает, уезжает. Не сидеть же в такую ночь в Риге! Куда, к кому - Наташа не поняла.

- Так что - компания распалась? - удивилась она.

- Выходит, что так.

Нехорошее предчувствие возникло в душе - как-то уж больно суетливо Тамара и Сережа сообщили о своих планах. Все это смахивало на вранье. Наташа подумала было, что раз так - и продолжать не стоит, но... но... Но она просто обязана была встретить Новый год с Олегом!

И среди всех телефонов она выбрала один, по которому не звонила никогда. Это был телефон Инары, который Наташа занесла в блокнот исключительно из вежливости, ведь при знакомстве все ей вручили визитки, и Инара тоже.

- С наступающим! - сказала Наташа и представилась. - Я хотела договориться насчет стола. Что ты готовишь - салаты или сладкое?

- Два салата, рыбный и с креветками, - ответила Инара. - А ты?

- Если так, я могу сделать фаршированные яйца. Или яйца Тамара стряпает?

- Тамара только горячее готовит.

Собственно, это Наташа и предполагала - Ветвицких никто никуда не звал, а просто там почему-то не хотят ее видеть. Положив трубку, она тут же набрала номер Тамары.

Если бы она подумала еще хоть пять минут, то не сделала бы этого. В самом деле, навязываться людям, которые и без тебя прекрасно обходятся, - удовольствие сомнительное. Но Наташа хотела всего-навсего задать прямой вопрос и получить прямой ответ.

И вопрос был задан, и ответ был получен, именно тот, которого она безумно боялась.

- Да, мы действительно не хотели, чтобы ты с Олегом у нас встретилась, - безжалостно отчеканила Тамара. - О тебе же беспокоились. Потому что Олег приведет Лену, и они прямо за новогодним столом заодно отпразднуют свою помолвку.  Ты действительно хочешь присутствовать при их помолвке?

Все было кончено. Ничего не ответив Тамаре, Наташа разревелась. Ревела она прямо на рабочем месте, и слезы капали на важные документы. Но это было ей совершенно безразлично - три года жизни хоронила бедная Наташка, три года - и любовь впридачу. Последний свой шанс стать счастливой женой оплакивала она - и страшно себя жалела, потому еще жалела, что не было рядом человека, который бы сейчас обнял, выслушал, все понял, помог из трясины выкарабкаться...

Но запас слез оказался не слишком велик - в конце концов на душе малость полегчало, Наташа сходила умыться и, вернувшись, автоматически проверила почту. Все ее сетевые друзья заранее поздравляли с Новым годом, было и письмо от Люськи.

"Хоть бы ты в трех словах свое платье обрисовала, - писала Люська. - Волосы красить совершенно незачем, не повезет с парикмахером - и будут у тебя не цветные прядки, а кошмар и ужас, весь праздник себе испортишь. А у тебя такие красивые волосы..."

Тут Наташе опять стало безумно жаль себя, и слезы закапали на деловые бумаги.

"Люська, мне страшно плохо, - отстучала она. - Ты просто не представляешь, как мне плохо..."

Очевидно, электронная подружка тоже сидела на работе в одиночестве и не знала, чем бы заняться. Ответ пришел удивительно быстро.

"Наташка, что случилось? Ради Бога, не молчи, а то я сейчас к тебе приеду!"

Кое-как, попадая пальцами мимо клавиш, путая буквы, цифры и знаки препинания, Наташа отписала - все плохо, хуже некуда, любимый женится на другой, и в такой Новый год лучшее, что можно сделать - это выжрать бутылку водки и повеситься.

"Приезжай к нам! - позвала Люська. - Это лучше, чем пить водку в одиночестве! Мы встретим тебя на санках!"

Но на это письмо Наташа не ответила. Ей, с ее горестями, только санок сейчас и не хватало.

Весь следующий день она сидела дома и смотрела на телеэкран. Примерно к восьми вечера ей стало ясно, что именно так и сходят с ума. Все, кто встречал Новый год дома, уже принарядились, накрыли на стол, перезванивались, ждали гостей. Все, кто ехал в гости, уже спешили по улицам взад и вперед, по лестницам - вверх и вниз, радостные, счастливые, одна она сидела в халате, готовая в очередной раз зарыдать. А на дверце шкафа висело вечернее платье, издевательски красивое.

Наташа поняла, что нужно сделать: взять кухонный нож, именно его, а не ножницы, и искромсать эту тряпку вдоль и поперек. Она выскочила на кухню за ножом - и тут запищал дверной звонок. Она замерла, потом подкралась на цыпочках и выглянула в глазок. Там стоял незнакомый бородатый мужчина. У нее не было ни малейшего желания вылезать в халате и объяснять, что человек ошибся адресом. Поэтому она тихонько пошла в комнату и упала в кресло. Запал прошел, кромсать платье уже не хотелось.

Через пять минут зазвонил телефон. Один шанс из миллиона, что это Олег, один из ста миллионов - но Наташа схватила трубку.

- Если ты передумала ехать к Ветвицким, то давай к нам! - безмятежно позвала Ирка.

А почему бы и нет, подумала Наташа, почему бы и нет...

- Хорошо... - сказала она, - сейчас приеду...

И осталась в кресле. Прошло еще десять минут, в дверь опять позвонили. Наташа выглянула в глазок - все тот же мужчина. Ехать к Ирке ей совершенно не хотелось, но сидеть дома - означало провоцировать себя на очередную истерику с громким ревом и кромсанием дорогого платья. Наташа натянула колготки, брюки, свитер, собрала волосы в хвост - Ирка ее всякую видала, а Иркин муж, если спросить, не скажет, длинные у Наташи волосы или короткие, две у нее ноги или четыре. Кто там еще может быть? Иркины соседи, свекровь со свекром, младшая сестра с женихом, семидесятилетний дядя Коля... Ну и кому какое дело, что она - одна и в свитере? Надо только успеть взять бутылку шампанского и каких-либо нарезок...

Выскочив из подъезда, Наташа столкнулась с бородатым. Черед несколько минут он догнал ее и придержал за локоть. Наташа с раздражением стряхнула с себя мужскую руку и понеслась дальше, к автобусной остановке. В автобус они вошли одновременно.

- Простите... - обратился он.

- Слушайте, чего вы пристали?!

- Мне кажется, нам по пути.

- Нет, не по пути!

Наташа поправила большую меховую шапку, съехавшую чуть ли не до переносицы, и гордо отвернулась. Пьяных приставал ей еще не хватало! Но приставала угомонился ненадолго. Он выскочил на нужной остановке первым и протянул ей руку. Рука пришлась очень кстати - сзади Наташу толкнули, и она чуть не спикировала носом в асфальт.

- Спасибо, - буркнула она. Осталось только пробежать два квартала, но именно тут завелся лентяй-дворник, а сапоги у Наташи скользили.

- Держись, - предложил приставала. - Не бойся, не съем.

- А кто вы такой, чтобы я вас боялась? - огрызнулась она.

- Я - принц на белой лошади.

Наташа от удивления даже рот приоткрыла, но скоро нашлась.

- Это после первой бутылки со многими бывает.

Она заскользила так быстро, как только могла, а приставала - следом. Он и магазин за ней вошел, и сопровождал вдоль полок, так что она уже стала озираться - нет ли поблизости охранника. Но бородатый с разговорами не лез, за руки не хватал - что бы она сказала охраннику? Что ее преследует принц на белой лошади?

Из магазина они вышли опять же вместе. И в подъезде Иркиного дома приставала догнал ее по-настоящему.

- Я сейчас закричу, - предупредила Наташа. - Весь дом сбежится!

- Если тебе от этого станет легче - можно и покричать, - позволил он и взял ее за плечи. Руки были сильные, но ни обнимать, ни целовать Наташу незнакомец явно не собирался. Наконец-то она вгляделась в его лицо. И это лицо было из тех, которые в общем-то внушают доверие, да и спиртным от приставалы как будто не пахло.

- Да кто вы такой? - растерянно спросила Наташа. - Оставьте меня в покое. Я в гости иду, Новый год встречать, вы же не можете за мной вломиться к моим друзьям.

- Почему же?

- Ну, хотя бы потому, что там меня уже ждет муж! - решительно соврала Наташа. - Он этого не поймет!

- Самое интересное, что нам действительно по пути, - заметил незнакомец. - Я ведь тоже иду к Огневым, к Ире и Леше. Поэтому не бойся...

- А я и не боюсь...

Тут до Наташи дошло, что еще минута - и бородатый незнакомец поймает ее на вранье. Банальное в общем-то вранье, все женщины так говорят, чтобы от приставалы отвязаться, но ведь этим мужем мог быть, должен был быть Олег!..

Слезы хлынули снова - то ли в десятый, то ли в двадцатый раз после короткого и безжалостного разговора с Тамарой. А как получилось, что незнакомец обнял Наташу и пристоил ее голову у себя на плече - она так и не поняла.

Он терпеливо ждал, пока она немного успокоится.

- Ну, пойдем, что ли?

- Никуда я не пойду.

- То есть как?

Больше всего на свете Наташе хотелось сейчас оказаться дома.

- А на кой я там нужна? Думаешь, они меня ждут? Не приду - никто и не заметит! - Наташа знала, что клевещет на лучшую подругу, но остановиться не могла. - Думаешь, я хоть кому-то сегодня нужна? Думаешь, хоть кто-то меня ждет? Думаешь, хоть кто-то меня любит? Думаешь, хоть кто-то любил?

- Ну, ну, только не начинай сначала! - испуганно воскликнул он. - У меня и так все плечо мокрое. И не кляни всех оптом, а подумай хорошенько - тебя действительно никто никогда не любил? В твоей жизни не было такого человека?

Наташа вспомнила только Олега - и решительно сказала: "Нет!"

- Неправда. Просто тебе сегодня было очень плохо. Но это пройдет.

- Тоже мне психотерапевт нашелся. Ты всегда пациентов на улицах ловишь?

- Как ты думаешь, почему Ира позвонила тебе и пригласила? Она же была уверена, что ты сейчас в новом платье и в интересной компании.

- Интуиция, - буркнула Наташа. - Слушай - ты кто?

- Не узнаешь? Неужели борода так меняет человека?

И тут до Наташи дошло.

- Ромка!

- Ага, Ромка, - согласился незнакомец.

- Откуда ты взялся? - Наташа не думала, что когда-либо в жизни встретит бывшего одноклассника, хвостиком за ней ходившего, но после выпускного пропавшего в неизвестном направлении.

- Не все ли равно? - он вздохнул. - Откуда взялся - туда завтра и вернусь. Но я просто не мог оставить тебя одну в таком состоянии...

- В каком?

- Брось... Люська - моя сестра, и я знал, что вы познакомились на семинаре. Это я с тобой переписывался.

- Ты?!.

- Я. Сперва это казалось мне приколом, я все ждал - когда же ты  меня разоблачишь? Я думал понемногу свернуть эту переписку - ты же писала, что у тебя все великолепно. А потом, когда ты написала правду... Я стал тебя искать, Ира дала номер мобильника, ты его отключила, я помчался в Ригу... Ну, прости, если я что-то сделал не так! Но сидеть дома, когда тебе плохо, я тоже не мог!

- А если бы я согласилась приехать в гости, как ты просил, - как бы вы с Люськой выкручивались?

- А никак - встретили бы тебя на станции с санками.

- Какими санками?

- Я же ветеринар, работаю на конной ферме. Запрягли бы белую кобылу, Дангой звать, и приехали... Все очень просто...

- Как - ветеринар? - Наташа попыталась вспомнить - кто из одноклассников куда уехал поступать, но вот о Ромке, она, оказывается, решительно ничего не знала. Ну, спортивный парень, ну, занимался пятиборьем...

- Профессия у меня такая. Не всю жизнь ведь на чемпионатах выступать. Зато теперь выращиваю спортивных лошадей, - объяснил он. - Я ведь в Москве, в Тимирязевском учился, считаюсь настоящим профессионалом. Пойдем наверх, Ирка беспокоится - я же всех переполошил.

- Погоди, Ромка... Почему ты признался, что переписывался со мной? Ты что - был уверен, что я не назову тебя скотиной? И вообще...

Он понял, о чем подумала Наташа.

- Вообще - не хотел лезть в твою счастливую жизнь, а просто - держаться за ниточку, понимаешь, за ниточку между мной и тобой. Оказалось, это для меня очень важно. А признался... Ну, сперва ты мне написала всю правду, потом я тебе сказал всю правду, вот... Иначе нельзя было, понимаешь? Если все так странно сложилось - я хотел, чтобы с самого начала было по-честному, вот...

Наташа улыбнулась.

- А у тебя хватит силы, чтобы и дальше - по-честному?

- Да, - твердо сказал он. - А теперь пойдем к Ирке, она уже вся извелась. И будем считать, что для нас с тобой Новый год уже начался. Идет?

- Идет... - неуверенно произнесла Наташа. Она еще не могла осмыслить происходящее, но странная радость понемногу наполняла душу. Неудачный год кончился именно тут и сейчас - в темноватом подъезде, как будто судьба острым ножом провела поперек времени, отделяя прошлое - от будущего, горе - от надежды.

Дана Витт


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Back to top