Византийский Ковчег | Сами мы не местные…

Сами мы не местные…

272
6 минут

В Алма-Ате у нас сложилась большая весёлая компания. Ни один праздник не обходился без шумного застолья, на котором, кроме всего прочего, мы, как водится, говорили обо всём — ну, травили байки. Эту историю я услышал от моих друзей Валеры и Наташи. Дело было так…

— …Валера, ты не забыл? Сегодня мы идём к моей маме на лагман. — Наташа с пристрастием посмотрела на мужа, собирающего в огромную сумку горнолыжные принадлежности.

Валера бросил тоскливый взгляд на зачехлённые лыжи в кладовке, тяжело вздохнул и неуверенно, будто виновато, предложил:

— Может, завтра? Смотри, какая погода, — самое время на Чимбулак ехать. Я и сыну обещал…

И, действительно, за окном, под ярким алма-атинским солнцем сияли вечными ледниками вершины Заилийского Алатау. После нескольких снегопадов город основательно укрыло белым одеялом. Улицы наконец сбросили с себя серость и уныние долгих осенних дождей

— Сейчас в самый раз на склон идти… — с мольбой смотрел он на Наташу.

Но жена была непреклонна:

— Мы и маме обещали сегодня прийти. А потом, сам знаешь, по «пух-ляку» сложно без опыта, тем более ребёнку. Вот завтра на укатанный снег

поедете, — она примирительно обняла мужа. — Поехали к маме, а?.. К ней сегодня Газель Жумакалиевна приедет. А у неё всегда такой лагман вкусный получается.

Валера немного помолчал и сдался. Лагман от тёщиной подруги — весомый аргумент.

— Артур, пойдём сегодня к бабушке? — наконец спросил он у сына.

Пятилетний сорванец часто закивал.

— Тогда собираемся, — Валера снова вздохнул и убрал спортивную сумку в кладовую. — Артур, одевайся. Пока мама готовится, мы пойдём за машиной, — он выразительно посмотрел на свою молодую супругу, прихорашивающуюся у зеркала.

Валера стал обуваться и вдруг вспомнил…

— Наташа, есть у тебя привычка открывать дверь на каждый стук, — строго сказал он жене. — Предупреждаю: вчера по телевизору сказали, что у нас в городе банда орудует. Представляются беженцами из Таджикистана, просят милостыню, а сами грабят. Открывай только знакомым. Хоть раз воспользуйся дверным глазком. Понятно?

— Хорошо, открою только тебе, — не отрываясь от своего отражения, беспечно пообещала Наташа.

…Валера и Артур всё не возвращались. Наташа поминутно бросала тревожные взгляды на часы. Наконец, в дверь позвонили. Она сорвалась с места в полной уверенности, что пришли её мужчины и, лишь повернув один оборот дверного замка, вдруг вспомнила наставление мужа.

— Кто там? — спросила она на всякий случай.

— Сами мы не местные, — послышалось за дверью с характерным акцентом, — памаги чем можна. Хлэп, канфэт… — в глазок было видно, что перед дверью стоит женщина с ребёнком на руках.

Наташа опешила. Сколько раз она делилась с попавшими в беду людьми! Если просят — значит, беда у людей, нужно им помочь. И не-важно, кто это — цыгане, русские, таджики… Так её воспитали. Но как же поступить теперь?.. Предупреждение мужа о грабителях накрепко засело в голове, а люди за дверью слышали — дома кто-то есть. Охваченная противоречивыми чувствами Наташа бесшумно отступала вглубь комнаты. И вдруг… Тишину нарушила предательски скрипнувшая половица.

В дверь снова позвонили. Теперь уже требовательно. Там всё слышали! Что делать? Решение пришло быстро. Наташа опустилась на четвереньки (недаром же в детском саду психологом работает!) и, бойко топая по полу руками и коленями, «подбежала» к двери.

— А никого дома нету! — раздался её тоненький голосок из замочной скважины. — Мама и папа ушли на улицу…

Вместо ответа кто-то вставил ключ в замочную скважину. И вдруг — дверь распахнулась! На пороге стоял испуганный муж.

— Наташа, что с тобой?..

Долго потом смеялись.

— Я-то думала, что это бандиты! — хохотала Наташа.

— А я подумал, что без психушки не обойтись, — хватался за живот Валера. — Слышу: моя жена со мной детским голоском разговаривает, открываю — а она на четвереньках стоит!

— Так я для того на четвереньки и опустилась, чтобы голос шёл снизу вверх, как у детей! — утирала она слёзы от смеха.

— Может, тебе перейти на другую работу? — уже серьёзно зачем-то спросил Валера.

— Не смешно, — Наташа спохватилась и посмотрела на часы. — Поехали к маме, а то опоздаем к лагману.

 

Лагман

 

Для чузмы

• Мука пшеничная — ок. 1 кг

• вода — 1 стакан

• яйца куриные — 2 шт.

• соль — 1 ч. ложка

• растительное масло — 100 мл

 

Для ваджи (подливы)

• Баранина или говядина — 400 г

• картофель 2—3 шт.

• редька маленькая — 1 шт.

• морковь средняя — 2 шт.

• капуста белокочанная — 100 г

• лук репчатый — 3—4 шт.

• болгарский перец — 1 шт.

• помидоры — 3—4 шт.

• Мясной бульон — 1—1,5 л

• Чеснок — 6—7 зубков

• Растительное масло для жарки

• Пряности: звёздочка бадьяна, щепотка зиры, щепотка молотого кориандра, чёрный или красный перец

 

Чузма. Замесим крутое тесто из яиц, воды, соли и муки. Хорошо его вы­ мешаем, обернём пищевой плёнкой и дадим вылежаться в холодильнике пол­ тора часа.

Затем тесто тонко раскатаем (толщиной ок. 2 мм), слегка присыплем мукой, свернём рулетом и нарежем как на лапшу. Чузму нужно отварить в подсолен­ной воде (отвар не выливать!), а затем промыть два-три раза холодной и отки­нуть на дуршлаг, чтобы стекла вода. После этого её нужно поместить в другую посуду и влить 100 мл тёплого растительного масла.

Ваджа. Мясо, картошку, помидоры нарежем мелкими кубиками, редь­ку, капусту, болгарский перец, морковь — соломкой, лук — полукольцами.

В казане или на сковороде-вок на растительном масле обжарим мясо, до­бавим лук, помидоры, измельчённый чеснок и продолжим жарить, затем присоединим остальные овощи, соль, пряности. Смешаем мясной бульон

С бульоном, в котором была сварена чузма, вольём в ваджу, потушим на сла­бом огне ок. 40 минут.

Когда будет готово, уже сваренную чузму окунём в кипяток, поместим на блюдо, зальём подливой, сверху положим ещё чузмы и ваджи.

 

Текст приводится по изданию: Софиенко, В. Г. Жизнь по зёрнышкам: зарисовки о насущном - Петрозаводск : Verso, 2017. - 107 с., - ISBN 978-5-91997-262-4

© Софиенко В.Г., текст, 2020









 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

40