Византийский Ковчег | Записки фантастического натуралиста. Мангуст

Записки фантастического натуралиста. Мангуст

124
3 минуты

Те, кто побывал в Индии, согласятся, что отнести эту страну к отличающимся чистотой трудно — кучи строительного и прочего мусора стали прямо-таки неотделимой частью её городских пейзажей. При этом озадачивало меня отсутствие крыс, обычно чувствующих себя в южных краях весьма и весьма вольготно. Потом сообразил, что это заслуга мангуст. Нет, они не прогуливаются по улицам на манер наших кошек, но то и дело напоминают о своём существовании: то на газоне возле банка топчется, подрагивая откормленными окороками, а то сползёт по трубе прямо в ресторан и, не обращая внимания на удивлённых посетителей, почапает к стоящей в углу мисочке, где для него отложены разные вкусности... Ну а я хочу рассказать о своём первом знакомстве с мангустом, состоявшемся четыре десятилетия назад…

Яша может всё. Точнее, всё, что хочется «его» туристам. Помимо кемпинга «Серебряные пески» на берегу Бенгальского залива, у него есть ювелирный магазин и парочка кинотеатров в Мадрасе. Яша специализируется на приёме туристов из СССР, которые и переделали на русский лад имя хозяина кемпинга. Честь фирмы Яша поддерживает даже в мелочах. К примеру, вы не видели живого факира? Факир будет. Зовут его Али. Правда, работает он у Яши официантом, но овладение «смежной» профессией его факирским навыкам не вредит.

Факир оказался молодым улыбчивым парнем. Сначала он извлёк из круглой плетёной коробочки королевскую кобру. Змея приподняла голову, раздула капюшон и вдруг стремительно скользнула в сторону. Али поймал серую струйку за хвост и бережно водворил обратно в коробку. Королевская кобра стоит дорого, похоже, что скоро их останется меньше, чем факиров, поэтому для боя с мангустом он принес менее редкую болотную кобру.

С легкой руки Киплинга, сложилось впечатление об изящном, грациозном, «благородном», если можно так сказать, мангусте. Но зверек, которого Али осторожно вытряхнул из мешочка, благородством манер не блистал. Бегающими глазками, шмыгающим по сторонам острым носиком, развалистой походкой он напоминал страдающего с похмелья мелкого хулигана.

Мангуст чихнул, огляделся и заметил змею. По тому, как зверёк и кобра одинаково рванулись в разные стороны, было ясно, что драться под палящими лучами солнца они не имели ни малейшего желания. Али поймал разбегавшихся участников дуэли и хорошенько сунул их носами друг в друга, показав, кто является истинным хозяином положения. То ли в мангусте проснулся знаменитый охотничий инстинкт, то ли он сообразил, что хозяина не трогает их с коброй взаимное отвращение, но зверёк понемногу расшевелился. Подняв дыбом шерсть и сердито урча, он, подпрыгивая, как резиновый мяч, принялся наскакивать на змею, положение которой было значительно хуже. На победу рассчитывать она не могла — мангуст стоит значительно дороже змеи, и факир был настороже. Поэтому кобра всячески пыталась улизнуть и наконец попалась. Неудачно рванувшись, она оказалась слишком близко к мангусту, и зверёк не преминул вонзить ей в шею частокол мелких, но острых, как иголки, зубов. Змея скручивалась спиралью, бросалась из стороны в сторону, но мангуст, отрабатывая положенные ему чаевые, и не думал ослаблять хватку. Даже когда Али поднял поверженную кобру за хвост, зверёк, раздражённо замахав лапками, повис в воздухе, словно гимнаст под куполом цирка. Победа была полной и окончательной. Полузадушенная кобра вернулась в корзинку, а мангуст съел заслуженную награду и, оценивающе оглядев довольных зрителей, забрался в полотняный мешочек, служащий ему домом.

© Пищенко В.И., текст, 2020