Византийский Ковчег | Обезьянник для робинзонов

Обезьянник для робинзонов

371
23 минуты

Часть 1

 

Сингапурский порт.

 

Мне вежливо улыбнулись.

— Вы куда направляетесь?

— В Малайзию. Мы посмотрим Сингапур, а потом в Малайзию. Вон там билет на автобус, — я ткнула пальцем в бумажки, выложенные рядом с паспортом.

— Вас прямо около аэропорта ждет автобус? — спросила девушка, продолжая улыбаться и глядя на меня так, словно у нее в голове вместо мозга были опилки.

— Нет, — я проявляла терпение, потому что, переходя границу, следует быть добрым, пушистым, вежливым и делать вид совершенно безобидный и законопослушный, — мы уезжаем послезавтра, — я махнула рукой в направлении Кирилла, — с другом моим. Вот он там следующий за мной стоит.

Друг, надо сказать, уже переминался с ноги на ногу и вращал глазами в попытке передать мне таким образом свое непонимание ситуации. Я кричать ему не могла и пожимала плечами.

— Подождите, пожалуйста, — ответствовала девица, сгребла все бумажки и потопала в неизвестном направлении.

Я опять пожала Кириллу плечами. Мне казалось, что девица не опытная, ничего не понимает, а потому пошла советоваться со старшими товарищами. Отчасти так и было, но лишь отчасти.

— Пойдемте, — ласково сказала мне девушка, вернувшись. — И вы тоже, пойдемте, — обратилась она к «другу».

Мы без всякой задней мысли пошли за ней. И оказались … в обезьяннике!


Обезьяна, как она есть.

Небольшое отступление.

Что такое «обезьянник»?

1.      Обезьянник — это место в зоопарке, где содержатся обезьяны;

2.      «Обезьянник» — это место в отделении милиции/полиции, где временно содержатся задержанные

Почему «обезьянник» назвали «обезьянником»? (ответы взяты с просторов Интернета, авторский стиль сохранен)

1.      Смотря, какой обезьянник: есть, где обычные обезьяны, а есть обезьянник, в который сажают людей-обезьян (драчуны, алкоголики и т.п.)

2.      Ну а как же ведут пьяные за решеткой

3.      Туда нормальные люди не попадают

4.      Может потому что там половина задержанных, действительно, напоминает обезьян, вот правда, другая половина нормальная…

5.      Из-за обезьян, г-но вопрос

6.      Так называют из-за внешнего сходства с решеткой зоопарка — часть комнаты, отгороженная решеткой

7.      Потому что существа за решеткой ведут себя, как обезьяны: пытаются дотянуться до тебя, корчат рожи, выпрашивают подачки и кидаются фекалиями

8.      Это временного содержания в местном отделе милиции. Всех обезьян по улицам собирают и туда свозят, чтоб протрезвели и успокоились

9.      Вот из-за этой решетки и название такое — как обезьянки в клетке в зоопарке

 

«Обезьянник» в сингапурском аэропорту не походил ни на что вышеописанное. Не наблюдалось ни решеток, ни пьяных, ни драчунов. Никто не пытался кидаться фекалиями или корчить рожи. В небольшом помещении вдоль стены стояли лавки, на которых и сидели временно задержанные индивиды. С нами вместе роль обезьян играла девушка из Европы и «невеста» — то ли из Малайзии, то ли из Китая. Остальных заводили и выводили. Наша компания сидела довольно долго. Решетки нынче ставить в «обезьяннике» совершенно не нужно. Во-первых, у тебя сразу отбирают паспорт, а точнее, его попросту не отдают (на паспортном контроле ты его отдал, а потом тебя так и препровождают в «обезьянник» без оного — паспортину торжественно несут таможенники, передавая из рук в руки). Во-вторых, дверь в «обезьянник» закрывается на электронный замок. Чтобы высказать пожелания, задать вопросы, если никого из служащих внутри помещения нет, надо постучать в дверь: нам дали такую инструкцию. Ибо, сказано: «Просите, и вам дадут, ищите и найдете, стучите, и вам откроют».

 

История первой обезьяны.

Самая трагичная получилась первая «обезьянка» — европейская девушка, куда-то на свою голову отправлявшаяся стажером через Сингапур. На вид девушке было года двадцать три, не больше. Она явно пока в жизни еще не сталкивалась со звериным оскалом империализма, а потому плакала, трогательно хлюпая носом.

Лирическое отступление.

Впервые в «обезьянник» я попала, когда мне стукнуло двадцать один. Мы с подругой снимали квартиру в Сочи. Хозяйка служила кем-то по хозяйственной части в известной гостинице «Жемчужина» и сделала нам пропуска в гостиницу, чтобы мы могли ходить на хороший, оборудованный пляж. В само здание нам заходить было незачем, но в один прекрасный день нас туда все-таки понесло (мы то ли тетку нашу хотели найти со срочным делом, то ли еще чего сделать совершенно безвинное). И зашли мы с подругой в гостиницу со стороны пляжа в крайне коротких юбчоночках и футболочках, напяленных прямо на купальники. Замели нас сразу у входа, посчитав за девиц легкого поведения. Однако наша хозяйка пришла и нас выручила, сказав, что мы честные студентки, хоть и заканчиваем институт иностранных языков и могли бы вполне даже в валютные податься. Но вот нет — честные, пусть и в коротких юбчонках, в чем раскаиваемся и больше так не будем.

«Обезьянник» гостиницы «Жемчужина», как и в Сингапуре (о чем мы тогда не ведали, а то бы сиделось веселее), не был оборудован решеткой зоопарка. Там мы сидели на стульях. В отличие от Сингапура дверь не то, что не закрывалась на электронный замок — она вовсе была открыта нараспашку. Видимо, по причине жаркой погоды, дабы обеспечить некий сквозняк. Впрочем, по ту пору, думаю, и в Сингапуре электронного замка на двери «обезьянника» не наблюдалось.

Хотелось бы тех милиционеров телепортировать в наше время. Пусть бы поглядели, в чем нынче девушки ходят — никакого «обезьянника» не хватит. Как говорится, всех не пересажаете.

 

Возвращаясь к девушке-стажеру. Ей подлянку подкинула фирма, направившая на стажировку. Они оплатили билет, но что-то там пошло не так. Скорее всего, она ехала, как и мы, в Малайзию через Сингапур сухопутным методом. Девушка по-английски причитала, что денежек у нее нет, а так как на дворе выходной день, никто на зверской фирме трубку не берет. Не знаем, чем закончилась история, но девушка помещение для обезьян покинула, так и не кинувшись ни в кого фекалией. Даже рожу не скорчила…

 

История второй и третьей обезьян.

Мы плюхнулись на скамейку. Очень хотелось спать, есть и выпить. Во время полета мы дремали, поэтому сильно не напились, точнее, вообще были практически трезвы, как то стекло. За алкоголиков сойти не могли, за обезьян тоже. Скорее, мы производили впечатление обеспеченных граждан.

— Если вы хотите получить транзитную визу, — начала нам втолковывать крупная женщина, нависнув над нашими ошалевшими физиономиями, — надо иметь билет на самолет. Автобус не катит. Пароход не катит, паровоз не катит, вообще ничего не катит, кроме самолёта. Да и то не катит, а летит. Только самолет! А в ином случае надо получать визу заранее. И тогда спокойно ездите тут, как хотите.

— И что нам теперь делать? — хором спросили мы, вздохнув от подобной дискриминации автобусного сообщения.

— Покупайте билет на самолет, — посоветовала добрая женщина, — или отправим обратно домой.

Обратно домой мы не хотели. Кирилл начал искать в телефоне рейсы до Малайзии. На ближайшие даты предлагались какие-то ненормальные тарифы, и мы, при всей нашей «зажиточности», как-то не были готовы тратить подобные суммы из-за прихотей паспортного контроля. В итоге нашлись билеты — вылет через три дня. Мы забарабанили в дверь.

— Стучали? — спросил служивый.

— Ага, — кивнули мы дружно, — паспорта отдайте, ироды. Без них нельзя билет купить. И еще вопрос: через три дня лететь можем? Визы хватит?

— Хватит! — заверил довольный сингапурчанин, раскрутивший зажравшихся русских на авиабилет. — Покупайте! — благословил он нас и пошел за паспортами.

 

История четвертой обезьяны.

«Невеста» выглядела бесподобно: длинные, густые, темные волосы струились вдоль спины, аккуратный, но заметный макияж выделял и без того выделяющиеся глаза и губы, длинное, элегантное платье подчеркивало точеную фигуру.

— Чего приперлась-то? — спросила крупная служивая девушку.

— Замуж выходить, — гордо ответила красотка. Плакать она не собиралась: замуж выходить, это вам не на стажировку ехать — ради тихого семейного счастья женщины преодолевали куда большие препятствия, чем сингапурская граница.

— Покажи фотографии жениха, — затребовала завистливая защитница границы, справедливо увидев в девушке соперницу.

Та порылась в телефоне и предъявила жениха. Жениха оказалось немного, точнее, всего одна фотка, явно из какого-то аккаунта.

— Э, так то ж просто фотка из аккаунта, — проявила знание Сети охранница границы. — А где ваши совместные фото, где вы встречаетесь вместе?

— Нет, — честно ответила невеста, — только эта. Но мы, типа, любим друг друга и сильно хотим пожениться.

— Сразу вы не поженитесь, — «успокоила» жестокосердная служивая. — Сначала подается заявление. Его рассматривают некоторое время. Сразу не поженят, — она вперилась взглядом в невесту, — а вы ведь отсюда уже никогда не уедите.

В «обезьяннике» повисла пауза…


    Ночной Сингапур

Часть 2

 

На остров Тиоман мы планировали попасть сразу из Сингапура — сначала на автобусе, потом час с небольшим на пароме. Но отсидка в сингапурском обезьяннике имела совершенно четкий практический исход: мы посмотрели более тщательно Сингапур, зачем-то добрались самолетом до Куала-Лумпура (цель была понятна только работникам сингапурского паспортного контроля), затем на автобусе проехали несколько часов и — тут нет другого пути — сели на паром.


    Безлюдный рай. Тиоман.

Тиоман — это обезьянник в самом прямом смысле слова. Обезьянки, правда, не сидят за решеткой, не кидаются фекалиями, не корчат рожи и не алкогольничают. Немного дебоширят, да, в этом им не откажешь. Но в целом сравнения с изолятором временного содержания настоящий обезьянник не выдерживает.

Что же делают на острове обезьяны? В общем, вольному воля: прыгают по деревьям, которые шатаются от плюхающихся на их ветки особей разного размера и возраста, едят корм, который находят в природе. Еще они едят корм, который находят у людей. В частности, большой популярностью пользуются помойки, кухни кафе и кошачьи миски. С помойками все понятно — обезьяны шустро открывают баки, ловко оттуда вытаскивают пищевой отброс, не сгодившийся людям, и прыгают дальше по своим делам. На кухни обезьяны забегают рано поутру, когда человеки спят. Прибегают небольшой компанией: кто-то на шухере сидит, кто-то в помойку с головой, кто-то — юрк — на кухню.


    Едим, пока не прогнали

Надо сказать, кухни на Тиомане открытые — заходи, обезьяна, не хочу. Обезьяна хочет и заходит. Рано утром довольно спокойно шурует в отсутствии хозяев, днем быстро забегает, хватает мешок с едой и через забор, обратно в джунгли. Кошачья еда обезьянам тоже весьма по вкусу. Они крутят мордами по сторонам, зная, что по головке их никто за такое хамство не погладит. Быстро хрустят сухим кормом, набивая часть за щеки, как хомяки. Если шугануть, то прыгают быстро прочь, не вступая в лишние пререкания.

 


Котикам люди ещё принесут!

На острове живут, конечно, не только обезьяны. С ними соседствуют вараны, змеи, летучие лисицы и в огромном количестве домашние животные — коты. 


    Местная ящерка

В первый же вечер мы пошли прогуляться по единственной узкой заасфальтированной дорожке, и тут же Кирилл наступил на змею. Нет, сначала мы не знали, что это змея. Кирилл, наступив на нечто, оптимистически подумал, что это один из многочисленных котов. Но только представьте, каким дурняком заорет киса, если на нее наступит большой дядька! Да и если маленький дядька наступит, тоже заорет. Более того, если наступит особь женского пола, мявканья не оберешься. А тут — тишина!

— Я на кого-то наступил, — сказал Кирилл спокойным голосом (я бы заорала страшно громко — если бы это был кот, он бы точно оглох или бы у него случился инфаркт).

Мы обернулись, мой друг посветил фонариком на асфальт. К мусорному баку уползала увесистая змеюка. Может, изначально она ползла на сходку с обезьянами, может, хотела их на предмет исследования бака опередить. Сказать сложно. Змея, странно виляя длинной тушкой, ползла к баку, потирая хвостом ушибленную спину.

— Это была змея, — спокойно прокомментировал Кирилл, увидев, на кого он наступил (я бы заорала так, что змея провалилась бы сквозь землю, но так как наступила на нее не я, то промолчала, ограничившись выпучиванием глаз).

— Все, что нас не убивает, делает нас сильнее, — философски изрек Кирилл на следующий день, видимо, проанализировав вчерашний инцидент и порадовавшись лишний раз, что его не куснули.

— Подумала змея, потирая отдавленную спину, — продолжила я, вспомнив с трудом уползающую от нас змеюку.

Позже, в Москве выяснилось, что на острове водятся специальные змеи, которые не кусаются, а плюются — вот почему она и не стала кусать. Но и не плюнула. Слюна, наверное, застряла в районе глотки от шока и наглости людской — поплюйся тут после такого. Говорят, правда, плюются они откуда-то из зубов, что не исключает шоковой реакции — зуб переклинило, слюна потекла в обратном направлении, змея поперхнулась, закашлялась и плеваться уже никогда не могла.

— Тьфу ты, — сказала змея, — ходят тут всякие. Даже не плюнешь толком. Говорят, то, что нас не убивает, делает сильнее, — прошипела она напоследок и полезла в мусорный бак. Там уже сидела мартышка, стукнула змею по башке кокосом, та упала на асфальт и поняла, что день как-то не задался. А все началось с белого человека, который, сидя в сингапурском обезьяннике, был вынужден купить билет в Малайзию на более позднее число, поэтому приехал на остров не в запланированную дату, вышел не в назначенный вечерний час погулять и отдавил змее спину. У нее же в календаре стояла обведенная красным другая дата, от того она стушевалась, поняв, что в этом мире никому верить нельзя.

 

Часть 3

 

На острове Тиоман есть аэропорт. Фактически, он закрыт. Ржавеют стулья в зале ожидания, мартышки вольно прыгают по летному полю, печально поскрипывает вывеска «Arrivals».


    Почти закрытый аэропорт

Но славен аэропорт Тиомана вовсе не своим статусом, а тем, что при нем по-прежнему, как в былые, славные времена, работает дьюти-фри. Я бы так сделала везде — в каждом городке, в каждой деревеньке, где нет аэропорта, открыла бы дьюти-фри. А почему люди должны как-то страдать от отсутствия магазина беспошлинной торговли, если у них нет пункта пересечения границы? Это не толерантно, неполиткорректно, а также нарушает права местных граждан любой сексуальной ориентации. Причем, продавать в магазине всякие дольчи с габаннами и версачами не нужно. Нужно продавать дешевое спиртное из разных стран мира.

Идет, предположим, по Волге теплоход. Глядь — дьютик! А в нем всякого добра полным-полно! Люди бодро выскакивают на берег, скупают недорогой, отличного качества ром, делают план всей деревне и довольные грузятся обратно. Эх, жаль у нас спиртное и так продается везде. А вот на острове Тиоман продается только в дьюти-фри возле закрытого аэропорта. Нельзя сказать, что магазин располагался рядом с местом нашего проживания, но расстояние вполне преодолимое, особенно, когда выпить хочется, а нечего.


    У дверей дьюти-фри

Идти четыре километра в одну сторону под палящим тропическим солнцем ради бутылки рома как-то совсем печально, поэтому мы брали пару бутылок плюс вина и сока. В остальных магазинах острова сок продавали также неохотно, как спиртное, а запивать ром водой или химической шипучкой казалось не очень вежливым по отношению к рому. Конечно, идти в магазин можно было и вечером, благо закрывался он в девять. Но вечерами комары и летучие лисицы…

На острове очень бережно относятся к флоре и фауне, то же призывают делать туристов. В частности, велят любить черепах и не пугать лисиц.

 

Небольшое отступление.

Чем отличается летучая лисица от летучей мыши? Вот увидите вы летучее существо и как определите, мышь сие пролетела или лиса?


    Днём висим, ночью летаем

1.                          Летучие лисицы обычно крупнее соответствующих мышей. Есть более мелкие особи, но на Шри Ланке и на Тиомане мы видели только здоровых лисиц, чьи нехилые тела повисали гроздьями вниз головой на деревьях или рассекали безоблачный небосклон

2.                          Также лисицы отличаются от мышей формой морды, что логично (у лисицы она гораздо крупнее и более вытянутая, на мой субъективный взгляд еще и куда более симпатичная чем мышиная). Так как летучие лисицы весьма пугливы, у них немного удивленное выражение морды: «как страшно жить» — будто говорит лисица, завидев внизу очередного человека. Морда лисицы чем-то смахивает на морду кенгуру

3.                          В отличие от мышей лисицы не могут ориентироваться в пространстве при помощи эхолокации, зато у них прекрасно развиты зрение и обоняние

4.                          Летучие лисицы — вегетарианцы, едят в основном фрукты, либо схватив их на лету, либо повиснув рядом на одной лапе (второй соответственно ест)

Чтобы лучше отличить лисицу от мыши, следует посветить ей в морду фонариком, но подобный поступок не является толерантным по отношению к особи.

 

Летучие лисицы, на самом деле, считаются весьма пугливыми, поэтому на объявлении, расположенном близ их основной «ночлежки», туристов настоятельно просят лисиц не пугать. Как конкретно можно напугать зависшую на приличной высоте вниз мордой особь, не говорится. Но на всякий случай я попросила Кирилла не светить им фонарем в физиономию — мало ли, вдруг это их ввергнет в шоковое состояние. Хватит нам змеи. С неохотой он согласился, но совсем не уверена, что не светил, когда ходил в дьюти-фри один («Нет, не светил. Ибо был шанс, что взлетят всей стаей и обгадят с перепугу», — примечание Кирилла)

 

Лирическое отступление.

Помнится, на Шри Ланке лисице все-таки досталось. Нас оправдывает то, что объявления о непугании летучих там не висело. Лично я не знала об их особенной пугливости, а Кирилл всегда с фонариком — засветить животному в морду для него раз плюнуть. Лисица висела чуть ниже балкона нашего номера. На свою голову она зашуршала там листьями, ну и получила лучом фонарика прямо в глазищи.


    Шриланкийские летят!

— Тьфу ты, — выругалась лиса, — не дают спокойно повисеть. Ляжете спать, я вам тоже устрою веселую жизнь.

Однако осуществить месть лисице в одиночку было сложно, поэтому она вступила в сговор с местными обезьянами, которые в знак солидарности с трудящимися летучими лисицами Шри Ланки бегали по крыше номера, со всей дури стуча по ней лапами. В шесть утра. Не позже. Иногда раньше.

 

В месте дислокации лисиц (а висят они на деревьях большими стаями) пахнет не здорово, можно сказать, воняет. Говорят, некоторые люди заводят их дома в качестве домашних животных — вот думаю, что не стоит. Рекомендуется лисиц заводить сразу по две-три штуки, так как они существа общительные, и без компании себе подобных впадают в депрессию. Но даже одна лисица способна существенно испортить воздух, а уж несколько и подавно. Короче, приручать лисицу мы не стали. Тем более, в нашем доме бывают поэты с писателями. Они нас-то порой пугают, что ж говорить о пугливых летучих лисах — тут одной депрессией не обойдешься.

 

Часть 4

 

По острову Тиоман бродит много французов. Идешь по дорожке, из-под ног разбегаются мартышки, а вдали идут французы. То есть, сразу ты не понимаешь, что это именно они. Однако, когда люди приближаются, по их громкой картавой речи в нос четко становится понятно — потомки Людовиков и Наполеонов. Может, и не прямые, но, учитывая огромное количество любовниц данных господ, имеют реальный шанс быть косвенными.


    Киса и её француз

Почему так популярен остров у мушкетеров и их подруг, задались мы вопросом. Наверное, от того, что весьма недороги рейсы на Тиоман из Французской Полинезии, там уж до самой Франции рукой подать. Ну, условно рукой подать — наверное, тоже не дорого. Опять-таки Гоген. Истинный француз должен побывать там, где крупных таитянок рисовал знаменитый соотечественник. Попал в Полинезию. Увидел таитянок. Купил дешевый билет на Тиоман — бах, а тут так славно бегают обезьяны, ползают змеи и вараны.

— Французы на меня пока не наступали, — ворчит змея, потирая ушибленную кокосом голову. — И вообще, они помельче. Не так бы отдавили спину. Теперь приходится ползать на массаж и втирать тайские мази, — обезьяны слушают, лопают бананы и покачивают головами: «Вот ведь не повезло бедолаге, даже бить ее кокосом теперь как-то жалко!»

По острову французы не только бродят — они еще и открывают свой бизнес. Ладно бы кафе-рестораны-кабаре. Но нет! Этот вид деятельности все-таки не подразумевает большого релакса. Они помогают дайверам всего мира нырять. И нырять без напряга — релаксично так нырять. Если вы попали к французам в лапы, а точнее, в ласты, вам будут сто раз уточнять, во сколько следует утром прийти на причал.


    Уходим утром в море…

— В восемь завтра, — со вздохом говорит главный в дайв-центре француз, — может, все-таки в девять… — продолжает он с надеждой в голосе. — К вечеру точно будет известно. Надеюсь, в девять.

— А во сколько возвращение? — интересуемся мы.

— В двенадцать, если в восемь уйдем, — твердо отвечает «мушкетер». — Ланч! Потом начало в три.

Да, ланч — это святое. Во Франции и во французской части Швейцарии ланч — это вам не шутки, это не на змею вне графика наступить. Все кафе забиты, рабочий люд ланчевать изволит. Нет, не с убогой ланч-коробкой они идут в офис. Упаси Господи и Папа Римский иже с ним! Даже если ты выпьешь бокал вина и съешь несколько салатных листьев — это следует сделать в кафе, за маленьким столиком, прождав предварительно с полчаса минимум, пока приготовят заказанное блюдо. Спешить ни к чему…

Вернемся же на Тиоман. Готовят здесь тоже не быстро. Но, пожалуй, это единственное сходство с французским кафе. Чаще всего никакого «гарсона» нет, заказывать надо, самостоятельно дотопав до барной стойки или кассы. Потом, правда, принесет блюда официант. Однако платить снова — сам. А и совершенно справедливо. Нечего барствовать. Можешь еще идти — иди, обслужи себя сам.


    В ожидании ланча

Главное отличие острова от Франции в том, что на нем нет сыра! Как там французы справляются с этим злоключением — непонятно. Мы нашли лишь один магазинчик, где продавалась малая толика сыра. Сыр тот называется официально: плавленый в порционной фасовке (что-то типа «fromage portion fondu»). Именно такой и продавали в магазине. Через несколько дней после нашего приезда сырик закончился. «Клятые лягушатники все скупили», — подумали мы. Ведь как, скорее всего, у них обстоит дело.

 

Лирическое отступление про сыр и кошку Монику.

 

На Тиоман снаряжается лодка. Несмотря на бурю и шторм, храбрые моряки садятся в утлое суденышко, чтобы привезти братьям своим по разуму сыра (вино, как мы помним, чудом небесным продают в дьюти-фри неработающего аэропорта). Везут они все эти камамберы, бри и прочие заплесневевшие сырики из далекой Франции, через моря и океаны. Через границы везут, несмотря на всемирный экономический кризис, нелегальную эмиграцию, эпидемию гриппа и прочие катаклизмы.

Суденышко, покачиваясь на волнах, отправляется в путь. Храбрые моряки порядка двух часов зажимают себе носы прищепкой, дабы не нюхать волшебный запах французских деликатесов. Если вдруг кто-то нюхнет и потянется за кусочком голубовато-зеленоватого сыра, ему положено по законам джунглей отрезать сначала правую руку, а потом и левую, если полезет за кусочком с простой белой плесенью. На безрыбье, как говорится. Хотя именно рыбы-то там в избытке.

Французы видят лодку издалека и с веселыми криками кидаются к причалу. Сыр выгружают на бренную землю. Обезьяны ворчат:

— Чем, господи прости, опять завоняло?! Неужели мушкетерам сыр завезли?

Змея, выползая после массажа, благоухает тайской мазью, что от белым мужчиной оттоптанной спины. Обезьяны морщатся, но понимают — из двух зол выбирают наименьшее, и наименьшим, как вы понимаете, является мазь, а не заплесневелый сыр.

— Ничего вы не понимаете, — томно мурлыкает французская кошечка Моника, вытягивая спинку. — Во-первых, французы меня весьма мило поглаживают и почесывают. Во-вторых, и белый мужик на меня не наступал, а тоже гладил. Все бы вам понапраслину возводить.


    Моника. И этим всё сказано.

Короче, как-то живут там французы. Заведуют дайв-центром, ухаживают за кошкой Моникой. И откуда-то берут сыр!

— Понаехали! — ворчит змея, имея в виду французов и Монику, потирая ушибленную спину.

Часть 5, заключительная

 

Из Малайзии мы летели в Хельсинки. В начале мая в столице дружественной Финляндии крупными хлопьями падал снег. Дружественные финны шли по улице в шапках, с намотанными на шею шарфами, в перчатках и теплых ботинках.


    Из рая в Хельсинки.

— Эй, мы привезли вам привет от обезьян Тиомана! — выкрикнули мы в морозный воздух. — Велят кланяться!

Финны продолжали идти по своим делам. Из воды ближайшей акватории выходили утки. Они шлепали ластами по мокрой мостовой и укоризненно крякали:

 


  Птицы севера.

— Понаехали тут всякие. Мы, северные финские утки, не из пугливых. Можете светить нам в морды фонариком, сколько угодно. Привет от обезьян? Спасибо. Им тоже передавайте при оказии. Скажите, по-прежнему мерзнем, поэтому с визитом не ждем.

 

Ну что ж, придется снова ехать в Малайзию, привет передавать от финских уток (скорчили рожи).


 Мы обязательно ещё вернёмся!

© Балашова В.В., текст, 2020

© Судаков К., фотографии, 2020