Византийский Ковчег | Гости

Часть I.

          Недавно жена мне объявила:

– Имей в виду, в субботу гости придут, так что уж будь любезен в тяпницу…, кажется, так у вас пятница зовётся? Через край не заливай! – повысила голос жена. – Я всё понимаю: мужской коллектив, традиции, и все такое…, – она посмотрела на меня, с сочувствием и видимо осознав обреченность ситуации, сама предложила компромисс. – Ты слегка уважь товарищей, а потом пропускай через раз, в общем, в субботу ты  должен быть вменяемым и без глубокого похмелья! Надеюсь, тебе ясно? – угрожающе спросила жена, понизив голос до неприятного баритона.

– Ладно, – говорю, – не волнуйся, ты же знаешь Нина, я и сам люблю гостей принимать!

Она тут же уточнила:

– Мне известно, что ты любишь принимать!

Я не стал уточнять и вступать с ней в дискуссию, живем мы вместе давно, жена знает, что говорит.

В пятницу, как и обещал, я лишь слегка поправил пошатнувшееся за неделю здоровье, немного выровнял кислотно-щелочной баланс и в приподнятом настроении заявился домой  пораньше.

– Нинуля, я в твоём полном распоряжении. Чем помочь? – вместо ответа, осмотрев меня с головы до ног, не прибегая к помощи алкометра, жена быстро определила степень моего опьянения.

– По семьсот на брата пришлось, – определила она без тени сомнения. – Старку пили! Ну, Николай смотри, завтра не жалуйся и до прихода гостей, чтоб ни-ни, ни капли! Понял...?

          Я понял. Спорить с ней бесполезно, тем более что количество выпитого мною, она определила с точностью до грамма. Возможно, алкометр в доме вещь небесполезная, но в сравнении с моей женой, полный  анахронизм! Практика показала – у моей жены, погрешность в определении, не более чем пол промилле!

«Ничего, – думаю, – уж  как-нибудь до трех часов выдержу, ну а если сильно припечет, у меня на этот случай заначка имеется, в пианино дежурит!»

          Утро субботы начиналось с масштабного мероприятия. Равное погрому или переезду, оно включало в себя: генеральную уборку квартиры, мытье посуды, частичную перестановку мебели, расстановку столовых приборов и еще много чего дурного. Надо признаться: после пятницы было нелегко! Права Нинуля, вчерашние семьсот, как ни крути, давали о себе знать. Борясь с засухой во рту, после вчерашнего, я сумел переместиться в холл и приблизится к заначке. Не выключая пылесос, потихоньку приоткрыл верхнюю крышку инструмента и, запустив руку в нутро пианино, начал аккуратно нащупывать четвертинку. Предвкушение скорого облегчения и естественное желание человека поправить здоровье, вызвали в организме реакцию глотательного рефлекса. Началось обильное выделение слюны при одновременном  пересыхании в горле.

           – Напрасно ищешь, – раздался за спиной дружеский совет жены. – Не теряй время, ее там нет!

– Кого? – удивился я в неподдельном ужасе.

– Ты дурочку-то не гони…

           – Что ты Нина! – простонал я. – Просто проверяю, нет ли пыли внутри инструмента.         

– Я уже вчера проверила: четвертинка, дежурный лафитник, карамель и чипсы на закуску, не выдержав антисанитарных условий, эмигрировали в неизвестном направлении. Так что, смело перемещайся с пылесосом в коридор и не пропусти вниманием совмещенный с ванной санузел. Особо тщательно промой в клозете унитаз!..

Мне два раза повторять не надо! Надо, так надо! Какие тут могут быть разговоры, когда в туалете спряталась и ждет меня вторая четвертинка. Через минуту, под шум пылесоса, я достал из сливного бачка эликсир здоровья и через узкое горлышко полностью освободил тару в себя. Дозировка и способ применения оказались даже слишком эффективны для ослабленного за неделю мужского организма. В результате я твердо решил переждать активную фазу снятия синдрома, не выходя из туалета. Уютно поместив себя на мягкий стульчак, открыл газетку, но, увы,  буквы, как по договоренности, предательски не желали объяснить тайный смысл напечатанного, и как я не старался, почему-то разбегались в разные стороны.

«Хорошо! – сказал я себе, – можно и без чтения, посижу минут десять, о жизни подумаю». Через минуту под вой пылесоса и журчание воды в бачке я безмятежно уснул!..       

        И снилось мне на унитазе, будто я маститый ученый, профессор, остепененный доктор домоводческих наук, преподаю на кафедре гостеводства во «Всесоюзном заочном институте домашнего хозяйства».

***

Дверь в аудиторию приоткрылась, и очаровательная женская головка сладкоголосо пропела:

– Николай Андреевич, к вам можно подойти?

– Подойдите, я не кусаюсь – Нина Подорожная, если не ошибаюсь…?

– Да, профессор – это я. Вы мне на той неделе дополнительные занятия назначили. Я пришла! – девушка томно вздохнула и, зашелестев ресницами, пару раз стрельнула из расширенных зрачков, потом для верности еще раз вздохнула и опустила взгляд на свои туфельки.  

 «Хорошая девушка», – подумал Николай Андреевич и возбужденно произнес:

– Проходите, присаживайтесь: «Кого-то она мне напоминает, знакомые черты: немного вздернут носик, кудряшки до плеч цвета соломы, голубые глаза  так, стоп, прекрати, ты на работе…».

– Откройте вашу тетрадь для конспектирования и постарайтесь со всей ответственностью отнестись к полученной информации. Если вам будет что-то непонятно, лучше сразу переспросите. Мне надоело повторять студентам прописные истины. На зачете по гостеводству поблажек не ждите, хватит уже филонить.

Нина Подорожная испугано вздрогнула, и быстро вооружившись блокнотом, преданно  сосредоточилась на педагоге.

          – Итак, пишите: гости классифицируются на несколько категорий. Во-первых – «Родня». Здесь все просто, здесь родственные узы обязывают к радушию и потому, повышенное внимание хозяев к гостям является естественной реакцией на внутри-клановые отношения индивидуумов.

          Во-вторых – «Друзья детства». Здесь тоже боле менее ясно. Сценарий встречи прост, текст общения легок и незамысловат. Например, задаешь вопрос: «А ты помнишь…» и сразу ответ: «Конечно, помню…» Здесь главное, когда врешь, не перегнуть и вовремя произнести: «И-и-и-и-и, как жахнем, к-а-а-а-к жахнем…» и мгновенно шлёп по рюмахе! Семейные проблемы и любовные похождения, дабы не вызвать антагонизм в данной аудитории не обсуждаются.

«Друзья по душе» – это, на мой взгляд, основная категория гостей! Определить представителей этой группы несложно, достаточно вам вспомнить, с кем выпивать легко и приятно! Но есть исключение, в  женском коллективе, все несколько сложнее. Пожалуй, для женщин подойдет определение: «С кем я парня не делила», но и это в некотором смысле понятие условное… м-м-м-да.

И так, продолжим. Категория «Друзья по душе» – это с кем довелось: дружить во время учебы, занимаясь спортом, в армии, общении на работе либо по причине других жизненных коллизий. Скажу вам прямо, – Николай Андреевич встал и, подняв руку вверх, указал на потолок, – наука уделяет развитию этих отношений, самое серьезное внимание, да что там наука – органы власти всех уровней объявили это направление, государственным приоритетом!  Не верите? Напрасно! «Друзья по душе» категория наиважнейшая! Есть тому примеры…, однако - продолжим! Вы успеваете записывать? – заволновался вдруг Николай Андреевич.

– Конечно, профессор. Я фиксирую каждое ваше слово, каждую деталь, причем, самым подробнейшим образом.

– Вот и славно! Идем дальше!

 «Друзья по случаю» – это из всех, самая сложная категория гостей: жены и мужья коллег по работе, соседи по площадке или даче, представители малых социальных и не очень устроенных групп, различные меньшинства и люди с традиционными взглядами на жизнь. Эти, с позволения сказать, «товарищи», самый опасный для семейного благополучия контингент. Есть еще категория – «Знакомые», но этих, редко в дом пускают. 

И так, гости! Хороший гость – это простой гость, не пришлый, это который из первых трех категорий. Отличается тем, что посидит, поест, попьет, поговорит по душам, да и уйдет домой. Пришлые друзья, это те, что по случаю, как правило, норовят прихватить с собой остатки холодца, салата, нарезку, будто бы исключительно из желания поддержать хозяйку.

«Куда я столько наготовила, – кокетливо причитает принимающая сторона перед уходом гостей, – может, с собой возьмете, я заверну, чтоб не пропало, испортится ведь, не съедим», – а пришлые рады, из вежливости набирают, да так, чтоб еще дня два не готовить.

«Ты как холодец варишь? Я на ночь ставлю!» – пудрят они мозги разговором, а сами глазками стол сканируют – не осталась ли рыбка слабосоленая, буженина, язычок... и чтоб к чаю что-то было, не забудут торт домашний похвалить – пара кусков за один комплимент, всегда гарантированы. Хорошо, что они на остатки выпивки не покушаются! Мало того, некоторые из них,  еще и рога в дом норовят притащить! Как правило, особо не утруждаясь, они желают познакомить себя с лучшей половиной семьи, тут же, не выходя из дома.

– Кошмар, – проронила впечатленная студентка.

– Вот именно – кошмар! Во время такого с позволения сказать приема, создается впечатление, что вы им еще и должны останетесь! Скажем, если вы приобрели: мебель новую, майсенский сервиз, люстру из чешского стекла, уж не говоря о наличии в доме пианино и не приведи, иметь домашний кинотеатр в крупногабаритной квартире с лоджией, пластиковыми окнами да еще с видом во двор. Обязательно начнут склонять супругов к внеочередному ремонту квартиры! Проверенный, научно доказанный факт! Вы все записали?

– Да, профессор!..

– Прошу отнестись к этому материалу со всей ответственностью, на зачете проверю. А сейчас, я поведаю вам что-то очень важное…

Вой пылесоса резко оборвался и тонкая дверь в совмещенный с ванной туалет, содрогнулась под ударами нежных рук моей женушки:

– Что же ты гадина делаешь! Через час гости придут, а ты спишь в сортире! Немедленно выходи оттуда, пока я дверь не сломала! - Зная нрав жены и ее принципиальность, я выдержал паузу и осторожно приоткрыл дверь:

– Нина, ты где? – спросил я скромно. Не услышав ответ, осторожно прошел на кухню – в тумане пара от жарящегося на сковороде мясного блюда, Нина предстала в обличии Афродиты: домашний потерто-белоснежный халат на тело, босая, с взъерошенной ярко-рыжей копной секущихся от хны волос, жена была не отразима. С достоинством отставив в сторону левую ногу, поставив правую на стул, Нина неспешно помешивала деревянной лопаткой что-то скворчащее в огромной сковороде.

«Афродита»! – подумал я и залюбовался супругой…

– Помнишь? – начал я подлизываться к жене. – В прошлый раз, у нас в гостях была твоя предыдущая начальница, с мужем – неплохой мужик, но странный. Когда я с ним на лестницу вышел, подышать, говорю: «Слышь, Андреевич, давай по глоточку за знакомство. Без жён на лестничной площадке оно душевнее, получается», – открыл шкафчик там, где счетчики, антенны и другая приблуда, достал заготовленную чекушку, протягиваю ему, а он мне, будто в душу плюнул: «Извините, в подъезде из горла и без закуски пить – это пошло!» Каков гусь – без закуски ему пошло! Пришлось одиноко заглотить чекушку и вернуться за стол, но уже без настроения. Ты тогда еще спросила: «Чего это я такой грустный?»

– Помню, я заметила, что ты добавил!

– А две недели назад, приходила соседка с мужем – вот он наш человек, с понятием. И Вера, жена его – славная женщина! Ни каких запретов, только позитив высказывает: тост за тостом, тост за тостом и смотрит на меня, с теплым участием, безотрывно, грустно, как на безотзывный банковский аккредитив: вроде как он есть, а взять нельзя – чужое! С такими гостями общаться одно удовольствие!

Жена промолчала, а Николай крепко задумался: «Надо быть начеку! С гостями расслабляться нельзя! Приходиться постоянно за ними следить. Особо, чтоб не позволили себе чего лишнего насчет жены.

Моя не такая! Помню, прошлый раз, когда соседи у нас в гостях были, сидим вчетвером закусываем, а моя гладит меня по ноге под столом, а сама на соседа безотрывно смотрит. Умная женщина, тонкая! В отношения полов, нет ей равных! И как она почувствовала, что я ноги под столом вытянул, а правую еще и в третью позицию поставил – чудеса!..  

Часть II.

Так как приготовление закусок началось еще накануне, мне было поручено внести последние, незначительные штрихи, в разнообразие закусок: добавить майонез, подсолить салат по вкусу, расставить тарелки, разложить приборы. В процессе сервировки стола и доведения салата до нормы я вдруг почувствовал в собственном настроении резкий спад и, сразу за этим, острую необходимость принять хотя бы полтинничек, чтоб прицел поправить. Одной рукой помешивая салат, я потянулся за рюмашкой – надо сказать, меня всегда восхищало умение пианистов, одновременно играть двумя руками разные партии.

По началу, мне явно сопутствовал успех! Еще не твердой рукой, мне удалось опрокинуть полтинничек и моментально закусить маслинами без косточек. Потом я резко переключил внимание на исполнение партии левой руки – визуальный анализ поверхности салата, с очевидностью указывал, что пересол возможен не только на спине. Пришлось не перемешивая, перевернуть верхний слой салата вниз.

«Скорее всего, до нижних слоев дело не дойдет», – упокоил я себя и налил еще водки.

– Ну, хватит уже, – крикнула жена, – потерпи, гости только что звонили, придут с минуты на минуту, а ты уже лыка не вяжешь! Опозоришь меня перед новым начальником! – Она укоризненно покачала головой и, безнадежно махнув рукой, ушла макияжить себя в ванную комнату.

***

Ровно пятнадцать ноль-ноль раздался долгожданный звонок.

– Гости! – крикнула жена и бросилась в комнату переодеваться. Отбросив полотенце, я рванул к дверям и, не спросив: «Кто там?» радостно открыл дверь.

– Во как! – вырвалось мое невольное удивление, – Ленка! Каким это ветром тебя к нам занесло?

– Проходите, гости дорогие, проходите, не слушайте мужа, он как всегда шутит с порога! – засуетилась жена и ткнула мне в бок кулаком. Знакомьтесь – мой муж Николай, а это Павел Максимильянович, начальник нашего отдела. Очень рады, что вы с супругой! Проходите, гости дорогие, проходите, мы вас с утра ждем…

– Ленок! Ты чего, не узнаешь меня? – не сдержался я, и на радости полез обниматься со школьной подругой. – Точно говорят – мир тесен!

– В каком смысле тесен? – удивился Павел Максимильянович и вопросительно посмотрел на жену.

– Дорогой, мы с Николаем учились в одном классе, однокашники мы… 

– Ну, если в этом смысле,  тогда конечно…

– Прошу всех к столу, – поспешила жена сгладить неловкую ситуацию и посмотрела на меня так, что мне сразу захотелось, чего-нибудь  выпить...

За столом, разливая по первой, я начал прикидывать тему на третий тост: «С первым тостом, типа – со свиданьицем – разновидность со встречей, все ясно, со вторым – между первой и второй – банально и просто. В третьем надо обязательно блеснуть красноречием, да так, чтоб общение с умным человеком, запомнилось надолго!»

И как часто бывает в таких случаях, помог экспромт. Кажется, мне удалось произвести на нового начальника жены неизгладимое впечатление. Я встал и торжественно произнес:

– Давай Ленок, за тебя! Помнишь, как было? Как мы с тобой на чердаке кувыркались в пылище, голубиным пометом измазались – помнишь? Жуткое дело! А ты тогда молодец, не сразу сдалась! – Произнося монолог, я повернулся к Павлу Максимильяновичу и многозначительно ему подмигнул, типа, ты же понимаешь, сам был парнишкой.

Он глубоко вздохнул и, не дожидаясь окончания тоста, опрокинул рюмку:

– Приехали…, – процедил он приглушенно, не закусывая.

– Павел Максимильянович, раз уж вы теперь начальник моей Ниночки, я вам расскажу все, как есть, не обессудьте. Мы с женой вашей, как бы это сказать…, – я сделал паузу, подбирая нужное слово, – мы с ней еще в детстве, как это…

– Не тяни, – выдавил сквозь зубы Павел Максимильянович и бросил уничтожающий взгляд на жену. Она тоже опрокинула рюмку, икнула от души и, проглотив маринованный грибок, неловко закашлялась.

– Не пошло, бывает, – со знанием дела заметил я. – Так вот, мы с женой вашей, как это принято теперь говорить, вместе жили!

– Ты же говорил, что я у тебя первая! –  прошипела жена.

– Да нет, до тебя уже была Леночка! Мне в третьем классе родители подзорную трубу подарили, так она первой со мной на чердак полезла звезды рассматривать. Помнишь, как пришли домой грязные! А ты молодец, не выдала меня родителям…!

Павел Максимильянович вытер рукой со лба крупные капли пота и, не стесняясь, налил себе водки в бокал для сока.  Он молча смотрел сквозь бодрящий напиток на дно бокала, потом, перевел взгляд на меня, и, не сказав ни слова, опрокинул залпом. «Наш человек, – подумал я с уважением, – хоть и начальник!» –  С тобой Ниночка, – продолжил я, – мы в трубу смотрели после свадьбы, а до тебя была Леночка – нам тогда лет по семь было, не больше.

– Семь, семь было, – подтвердила Лена и, освободив бокал от сока, налила в него с краем водки. «Х-у-у-у», - произнесла она и от души опорожнила сто пятьдесят на одном выдохе.

Жена, широко разинув рот, молча таращилась на гостей, не понимая чего еще от меня ждать.

– Давайте поднимем за все хорошее, – очнувшись от оцепенения, испуганно предложила жена и тоже налила себе водки в бокал. Гости мгновенно поддержали начинание жены и, следуя ее примеру, налили в бокалы по полной.

Невольно я подумал: «А хватит ли на всех водки? Такими темпами пить, придется в магазин бежать и уж, конечно, бежать придется мне».

Не успела эта мысль приобрести внятные очертания, как появилось сомнение в перспективе вечера:

– Павел Максимильянович, дорогой, – с трудом промолвила жена, – отпустите меня в отпуск, ну хоть на неделю, ну хоть за свой счет…!

– Паша…, отпусти ты ее, – цепляясь языком за каждое слово, с трудом пробормотала Леночка. В соответствии с набранным градусом она приобрела блуждающий взгляд и, активно улыбаясь, что-то тихо запела.

«Да, – подумал я, – дело дрянь, если мне водки не хватит, придется тратиться дополнительно». – Уж кто-кто, я то понимал, куда дело клониться».

Человек, уходящий в отпуск в начале года, вызывает у руководства обоснованные опасения, – начальственно изрек Павел Максимильянович и потянулся к бутылке. Лена опять икнула на всю комнату и предложила тост за дружбу:

– Давайте выпьем, чтоб никогда не ссориться…

– Поддерживаю, – сказала жена и, придвинув свой бокал под раздачу, фамильярно добавила. – Налей-ка нам Паша, еще водочки!

– Быть добру, – поддержал её Павел Максимильянович и, разлил по бокалам последнюю водку.

– Спасибо Павлик, – промямлила жена, сжимая в руке бокал. Лена попыталась мне подмигнуть, но только улыбнулась и безнадежно икнула.

И тут, Павел Максимильянович, не произнеся ни слова, ткнулся в селедку под шубой мужественным подбородком и громко засопел.

– Слабак! – оскорбительно заметила жена, указав перстом на начальника отдела.

«Да, – подумал я, – друзья по случаю из всех, самая сложная категория гостеприимства. Мало того что всю водку выпили, жену напоили, так теперь еще придется их до такси провожать…!»