Византийский Ковчег | Владимир Белобородов "ЛИГРАНД. ИМПЕРИЯ РАБСТВА"

Бойся своих желаний! Меняя провинциальный городок на Северную столицу, мы с Алексеем мечтали попасть в иной мир. Мир, дарующий новые возможности. Мир успеха и красивых девушек… Не знаю, как у Алексея, но у меня это получилось. В несколько неожиданном формате, конечно… Желание сбылось дословно. Я попал в иной мир. Мир меча и магии. Мир эльфов и орков. И знаете, ничего хорошего. Меч — это не красивая игрушка. Меч — это орудие убийства. А люди… Они не падают ниц при виде попаданца. Более того, приходится скрывать, что я оный и есть… Сложно все в этом мире. Сложно и опасно. 

 

 

Белобородов В.М.
Лигранд. Империя рабства: Фантастический роман / Рис. на переплете И.Воронина — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2018. — 282 с.:ил. — (Магия фэнтези).
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 3 000 экз. 
ISBN 978-5-9922-2637-9

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ГЛАВА 1

Сотовый завибрировал на столе; я, сбросив звук, посмот-

рел на экран — Леха. Что у нас сегодня? Ну конечно — пят-

ница. Когда ты безработный, дни недели умудряются проле-

тать со скоростью ветра. Я, проведя мизинцем по экрану —

остальные пальцы были в курице, снял трубку и тут же по-

ставил на громкую.

— Миха, привет!

— Привет.

— Ты со Светкой?

Вообще Леха без симпатии относился к Светлане, и, надо

сказать, это было у них взаимно. Только Леха старался мне

не показывать негативное отношение, а вот Света не упуска-

ла момента, чтобы за глаза покостерить друга. Она никак не

могла понять, что лучший друг—это лучший друг.Яосозна-

вал, что у Светки характер не ангельский, но у нее были свои

положительные стороны. Пусть любви большой между

нами не было, но вот в постели... она была просто чудом, и я,

словно наркоман, вновь и вновь велся на ее капризы. Да и,

если быть уж совсем честным, не настолько я, со своим по-

дросшим за пару последних лет «рюкзачком спереди», был

избалован женским вниманием, чтобы отказываться от хо-

рошенькой девушки.

— Нет, только что дверью в очередной раз хлопнула.

— Ну тогда я иду к тебе. Только я не один, со мной друг.

Джек Дэниэлс зовут.

— Забегай, разумеется, познакомишь.Ас чего вдруг праз-

дник?

— Потом расскажу. Теть Алле вино брать?

6

У моей бабушки Леха был любимцем.

— Она сегодня к подруге ушла, с ночевкой.

— Жаль. Ладно, жди. — Леха сбросил вызов.

В пятницу после пяти это был скорее стандартный зво-

нок. Не каждую, разумеется, но в две из четырех мы точно

встречались. Только обычно брали что побюджетнее — рос-

сийские инженер_а все-таки, а не олигархи. Разве что иногда

баловались алкогольными деликатесами.

С Алексеем мы были знакомы с первого курса — на па-

раллельных учились. Я на автоматизации, а он на транспор-

тном. Тогда во время фуршета по поводу окончания сес-

сии — а у заочников это дело святое, фуршет в смысле,—мы

и сдружились. Сколько уже? Лет десять, наверное, прошло.

Ну да. Почти. Шесть — института, ну и около трех я отрабо-

тал на заводе инженером.

Безработным я стал всего две недели назад. Задолбало

наше российское отношение—не решать проблемы, а делать

вид перед руководством, что ты их решаешь. Нет, я не идей-

ный. Но когда вываливают миллион четыреста тысяч в зара-

нее проигрышную реконструкцию оборудования, если мож-

но тысяч за пятьсот сделать качественнее и лучше... Разру-

гался с замом технического директора, пытаясь отстоять

свою точку зрения. А тот — мужик вспыльчивый. Ну а я за

свои двадцать пять тыров не особо держался.

Домофон противно запиликал. Быстро добрался. Опять

он, как обычно, сначала к дому подошел и только потом на

сотовый позвонил. Надо отметить, Леха словно каким-то

шестым чувством определял наличие моей тушки дома—ни

разу еще не ошибся.

— Эт я хорошо зашел!.. — Леха расплылся в улыбке.

— Да ты всегда хорошо заходишь. Разувайся, проходи. —

Я протянул руку.

— Что, со Светланой разругались, значит? Доставай

стопки, я пока лимон нарежу.

— Да. Опять пришла и кружит вокруг: «Там такая сумоч-

ка, такая сумочка...» Три дня не появлялась, секс только по

телефону, а как о зарплате моей последней узнала — через

7

час здесь. А мне потом — у бабушки на шее сидеть? Была бы

перспектива в ближайшее время работу найти... Да и сумоч-

ка за шесть тысяч — как-то лихо. В общем, поругались не-

много.

— Завтра помиритесь. А ты что, расчет получил?

— Мм. — Я передернулся — сок лимона растекся по язы-

ку. — Ага.

— А зачем ей рассказал?

— Да почему я должен скрывать?

— Тоже верно. Много дали?

— Почти пятьдесят.

— Чего это они расщедрились? — удивился друг.

— Так «белая» же, это не у тебя в шарашке. За отпуск на-

считали.

— А я тоже безработный. Давай за встречу.

Виски приятно обожгло горло.

— Что случилось? — когда закусили, задал я закономер-

ный вопрос.

— Надоело. Что мы за копейки батрачим? Я в Питер со-

брался.

Тут надо отметить, что Леха год назад побывал в север-

ной столице и теперь был просто влюблен в этот город. Не

проходило ни одной встречи, чтобы он не пел дифирамбы

Санкт-Петербургу. А уж сколько раз пытался меня угово-

рить поехать туда...

— Молодец. — Мне, собственно, такой поворот событий

ничего хорошего не сулил — привык я к Лехе, но и не пора-

доваться за друга я не мог.

Тут в коридоре раздался звук открываемой двери.

— Светка?

— Нет, я ей ключей не давал — еще не перешли на такой

уровень.

— О, Котенок в гостях? Знала бы — молока купила, — за-

глянула бабушка на кухню.

— Так я уже, теть Алл... купил. — Кивнув на стол, Леха

встал и, подойдя, приобнял бабушку.

8

— А чего ж вы лимоном закусываете? Что, посурьезней

ничего не нашлось? Ладно моему охламону полезно, но дру-

га хоть раскормил бы.

Это была традиционная церемония встречи Лехи и ба-

бушки. Может, с иными словами, но она повторялась каж-

дый раз.

— Разве гончую раскормишь? — ответил Леха. — Виски

будете, теть Алл?

— Самогон заморский? Ну налей, только чуток — попро-

бую.

Бабушка сморщилась выпив:

— Фу!

— Теть Алл, если бы я знал, что вы придете, вина бы ку-

пил. Мишка сказал, вы у подруги.

— Да ей дети позвонили, попросили с внуками посидеть,

пришлось свернуть девичник. Вы-то когда сподобитесь?

— На девичник?

— Ну хотя бы; только так, чтоб внуки потом.

— Так не можем найти, теть Алл, такую же, как вы. А дру-

гие нам не нужны.

— Подлиза. А твоя где? — переключилась бабушка на

меня.

—Мы сегодня по-мужски решили посидеть.

Бабушка обо всех моих девчонках отзывалась не иначе

как «вертихвостки», так что «твоя» было даже комплимен-

том. Вообще она относилась к Светке нейтрально — без осо-

бых восторгов, но и не ругалась.

— Тоже дело. Тазики готовить?

— Теть Алл... Всего раз было!

— Ну да, ну да...

— Теть Алл, я тут в Питер собрался,Мишкус собой зову.

Я аж поперхнулся. Леха демонстративно не смотрел на

меня.

— Ленинград — это хорошо. Конечно, езжайте.

— Да конечно!—возмутился я.—Уехал—и оставил тебя

тут одну.

Бабушка была мне самым близким человеком. Она меня

воспитывала с пяти лет. Сиротой я не был, просто мама ког-

9

да-то развелась с отцом, ну и вышла замуж за другого. Я уж

точно не знаю, как там получилось: то ли я пятым колесом

оказался, то ли бабушка настояла меня к себе забрать, а она

могла... Мама с ее «Валерь Сергеичем» звали меня потом к

себе в Краснодар, но... не было большого желания.

— Ну так и держись теперь всю жизнь за мою юбку! Я, мо-

жет, мужчину в дом хочу привести, а тут «хвост» такой пухле-

нький. Как увидят этакого детину — все женихи разбегутся.

— Ба-а...

— Ладно, раз уж вы все равно в комнату не идете, пойди

включи мне на компутере «Сватов».

Бабушка не была настолько уж древней, просто некото-

рые слова коверкала специально. Слышал я, как она с подру-

гами по сотовому говорит, там такие выражения проскаки-

вают, что я без бумажки не выговорю. Да и компьютером

умела она пользоваться. Но вот нравилось ей, когда ухажи-

вают.

Не знаю, как получилось, но на второй бутылке я сдался

на уговоры Лехи.

Ну а что в самом деле? Деньги есть. У меня на счете еще

немного было. Работы нет. Смотаемся, мир хоть посмотрим,

а то я, кроме Уральских гор, ничего и не видел. Даже служил в

ста километрах от города. Не понравится — обратно вернусь.

За бабушкой тетка присмотрит—в соседнем квартале живет.

Это я уже себя на следующий день убеждал, когда вспо-

минал, как «посидели». Разумеется, можно было отказать-

ся... Только вот стоящей работы в нашем городишке не было.

Да и Светка наведалась с утра и, словно всамделишная жена,

устроила истерику; надоела.

Питер развернул перед нами свои пропитанные историей

улицы уже через две недели. Вернее, сначала он показал нам

свою современную часть, гдемызаранее договорились о съе-

ме квартиры. Несколько дороговато, но зато всего на месяц.

А там уже видно будет: или подешевле найдем, или обратно

вернемся. Хотя последнее—вряд ли. Леха бредит этим горо-

дом, а я упертый — стыдно будет бабушке показаться. Она,

конечно, если что — поймет и даже слова не скажет...

10

По-быстрому сполоснувшись, рванули в центр. Метро,

скажу я вам, сказочно удобная штука. Только желательно

изначально знать станцию, которая тебе необходима. Вы-

шли мы на «Василеостровской» — до Дворцовой площади

решили прогуляться пешком.

Площадь меня не впечатлила. Почему-то я представлял

ее гораздо большей. А вот сам антураж: каменная брусчатка,

Александровская колонна, кареты для туристов... Хотя ря-

женые «Петры» и «Екатерины», на мой взгляд, были лиш-

ними — выпадали они своей яркостью из общих тонов горо-

да. И все равно очень красиво. Даже запах, казалось, тут

иной. Близость Невы, возможно, сказывается, но, полагаю,

это скорее психологически.

Часа три Леха показывал мне достопримечательности,

а потом предложил... ну как «предложил»—решили пойти в

настоящий питерский бар. Мы, пока распаковывали чемода-

ны, видели рекламу одного такого — рок-н-ролльного,

а Леха даже запомнил адрес. Смутно подозреваю, что мой

«экскурсовод» изначально заложил в программу осмотра

достопримечательностей это заведение. Узнав у прохожих,

где находится Садовая, решили прогуляться пешком. Хотя

ноги уже гудели, но городом мы еще не насладились в пол-

ной мере. Да и, как оказалось, это не очень далеко.

Ну что тут скажешь... Шикарное место. Немного подбе-

сила охрана на входе. Что за мода—мужикам щупать мужи-

ков, да еще за ноги. Может, они здесь все «с наклонностя-

ми»—откуда я знаю? По этому поводу устроили обмен мне-

ниями с обыскивающим нас «шкафом». Потом Леха предло-

жил наплевать на это.

Пара кружек пива под живую музыку—и мы слегка разо-

млели. Много ли надо на голодный желудок и уставшему...

Позади меня какой-то тип в кожаном пальто, вернее—курт-

ке, несколько небрежно отодвинул стул, ударив мне по лок-

тю. Ну вот что за день!

— Можно поаккуратней?

— Так ты подвинься.

— Так ты попроси.

11

— Борзый такой?

Я не успел ответить.

— Лоб, завязывай, — вместо меня ответил еще один в

коже. — Нашел с кем... Не видишь — провинция.

«В кожаном пальто» отвернулся и сел. Закусываться да-

льше я тоже благоразумно не стал. Их пятеро.Ясмогу урыть

максимум одного из них. Несмотря на то что когда-то зани-

мался боксом, больше пары раз мне никто не даст ударить.

На Леху надежды мало. В драку он, конечно, полезет... Даже,

вернее всего, вперед меня. Только вот по весовой категории

он им не ровня.

— Смотри, какие девчонки!.. — прошептал Леха.

Я как бы невзначай посмотрел, куда указал глазами друг.

Действительно довольно милые девушки лет двадцати.

Причем, как бы аккуратно я ни повернулся, они заметили

мой маневр. И тут же, улыбнувшись, стали шептаться.

— Думаю, не светит.

Мечтателем и фантазером я не был, да и не первый раз с

Лехой гуляем. Обычно в такой ситуации срабатывала схема

«красотка и... ее подружка». Красотка доставалась Лехе—он

хоть и мелкий, но смазливый, а вот подружка—мне. Я к это-

му относился философски—на халяву и уксус сладкий. Как

же мне иногда хотелось поменяться с Лехой местами. Я не

завидовал ему, разве что чуть-чуть... по-белому. Мне даже

было приятно за друга. Но вот девчонок, которые за ним

ухлестывали, я хотел. Все равно ведь бросит... Так что я знал,

о чем говорил. В нашем случае две красотки — не вариант.

Одной понравится Леха, а второй не понравлюсь я.Ичтобы

не ссориться, они найдут другой ва...

— Ну почему? Идут к нам, — прервал мои размышления

Леха. — И даже сумочки и пиво забрали с собой.

— Здравствуйте, — пропел нежный голосок. — Я Света,

а мою подругу Марина зовут. Вы не против, если мы переся-

дем за ваш столик? А то наш — по центру, как-то не очень

удобно — все вокруг ходят.

— Конечно, присаживайтесь. Я Алексей, а это Михаил.

— Очень приятно...

12

— Девчонки, пойдем лучше к нам, — перебил ее в кожа-

ном пальто.

— Спасибо, но нам удобней здесь, — элегантно улыбну-

лась Света. — Марин, положи мою сумочку тоже на стул.

Я внутренне позлорадствовал над байкерами — облома-

лись кожаные.

Света слегка наклонилась, передавая подруге сумочку,

и поскольку она была в довольно тесной юбочке и в полупо-

ворот ко мне... Сознание, разумеется, я не потерял, но вот

вставать надо будет осторожнее, как бы на слюнях не поско-

льзнуться. Такая у нее аккуратненькая... так и хотелось за за-

мочек потянуть.

Три часа пролетели словно миг. Девушки оказались ми-

лыми и обаятельными, да к тому же, как и мы, провинциал-

ками, снимавшими квартиру на Васильевском. Особенно

мне понравилась Марина, застенчиво поглядывающая на

меня. Хотя и не отбрасываю вариант, что мне просто это ка-

залось. У нее был такой задорный смех и ямочки на щеках.

Я старался сдерживать себя в принятии алкоголя—это дело

мы всегда успеем, а вот девчонки... Леха же был в средней

кондиции уже: это когда он готов, и главное — может пусти-

ться во все тяжкие ради веселья.

— Нам пора, — вдруг заявила Марина. — Скоро мосты

разводить будут — хочется посмотреть, да и на остров потом

не попасть.

— Так, может, мы проводим? — предложил я.

— А вы как домой успеете?

— Разберемся, — истинно по-мужски ответил я, хотя но-

чевать в парке точно не хотелось.

— Так, может, к нам? Посидим еще... — предложила Све-

та.

Кто же отказывается от такого предложения...

Развод мостов мы не увидели, поскольку Светлана и

Леха устроили на мосту чуть ли не стриптиз с поцелуями, за-

кидыванием стройной ножки в мини-юбке на бедро партне-

ра и поглаживанием прелестной части девушки. Хотя дев-

чонки вроде не сильно злоупотребляли.Мывсего еще раз им

заказывали пиво, и то пришлось уговаривать. В связи с не-

13

сколько развязным поведением подруги Марина вынесла

вердикт—домой, тем более что до развода мостов, как оказа-

лось, было еще целых полтора часа.

Алексей со Светой, похоже, решили не терпеть до дома и

предаться разврату прямо по дороге, так как с хохотом убе-

жали в первый попавшийся на нашем пути скверик. Разуме-

ется, я как друг, а Марина как подруга, не могли их оставить

в таком состоянии в незнакомом месте... Хотя я бы, возмож-

но, из мужской солидарности подождал где-нибудь в сто-

ронке.СМариной, конечно,—она так нежно прижималась к

плечу... Оторвать с ходу влюбленных от скамейки, где они

решили обосноваться, оказалось не так-то просто. Марина

достала из сумочки бутылку вина.

— Откроешь?

Хорошо вино было недорогое и открывалось без штопора.

— Ой, а стаканчиков нет...

— Я думаю, сейчас мы замаемся их искать.

— Я так не могу. Пейте, у нас дома еще есть.

Мы с Алексеем приложились к горлышку. Светлане Ма-

рина не разрешила. Действительно, та была уже несколько

пьяненькой. Когда же Марина-то до такой кондиции дой-

дет? После того как я в третий раз принял бутылку из рук

опускающегося на скамейку Лехи, в голове как-то помутне-

ло.Яотошел в сторонку—поташнивало, а перед девчонками

неудобно. Надо же так об... егориться, в переносном смысле

слова. Давно мне так плохо не было. Вроде не водка же...

Пива с вином намешал, что ли? Так мало выпил.Смоей ком-

плекцией — слону дробина. Ноги стали ватными, лицо пря-

мо горело. Так захотелось прижаться к прохладной земле...

— ...Эй! Кто-нибудь! — ворвался в разум голос Лехи вку-

пе с гулкими ударами по металлу.

Что ж он так накидался-то? Да и я — красавец. Хорошо

хоть девчонки не кинули — не на улице лежу. Что ж он так

орет-то!.. Голова раскалывалась от звука ударов. О-о-о... Во

рту даже не кошки, а скунсы какие-то побывали. А где это я?

Они что, в кладовку какую меня спать уложили? Хотя, ско-

14

рее, гараж — стен никогда не касалась штукатурка, да и кир-

пич не первого сорта...

— Леха, ты?

— Мишка!

— Лех, а где мы?

— Да кто его знает... Сам понять не могу.

—Мы что, вчера накуролесили?

— После Васильевского — не помню.

Тут я увидел полторашку с водой. Как сладка бывает

обычная минералка!..

— А-а-а!.. Как хорошо! — Я решил просветить Леху на-

счет его вчерашнего поведения. — Ты вырубился в парке с

вина, мы с девчонками еще потом сидели, а потом... От, тва-

ри! — Я только теперь понял, насколько «не кинули» нас

Света и Марина. — Есть идеи, куда мы попали?

— Надеюсь, не в сексуальное рабство.

Леха всегда обладал чувством юмора.

— Ну у тебя и фантазии.

— Да какие фантазии... рабочая версия. Могу предложить

еще парочку. На органы, например, или...

— Что «или»? — Я почувствовал, как кровь от лица от-

хлынула.

— Да не лезет больше в голову ничего. Могут еще в рабст-

во куда-нибудь в ближнее зарубежье отправить.

— Может, пошутил кто?

— Да я смотрю, у тебя тут куча друзей-шутников.

— Может, те байкеры? С которыми немного поругались.

— Может...

Мы оба затихли.

Через час за дверью послышались шаги.

— Эй! — не удержался я. Хоть как-то надо же прояснить

ситуацию. — Кто-нибудь! Откройте!

Тут же раздался скрежет открываемого замка и дверь

слегка приоткрылась. Полностью открыть ее не давала

цепь.

— Отойди от двери к противоположной стене. — Ка-

кая-то рожа в респираторе равнодушно смотрела на меня.

15

Отделяло нас всего полметра, и я решил рискнуть. План

созрел моментально: рывок на дверь — и рукой нащупать,

к чему крепится цепь с той стороны. Наверное, тот, кто смот-

рел через щель, был телепатом или я с похмелья слишком

медлителен, поскольку, только я начал движение, дверь ста-

ла закрываться. Со всего маха всадив плечом, мне удалось на

доли секунды вернуть щель в исходное положение, но она

тут же захлопнулась и снаружи металлически щелкнул за-

сов. В этот день я остался голоден. Но меня тревожило не

это. Мы, похоже, крупно попали. Очень крупно. Теперь фан-

тазии Лехи насчет сексуального рабства не казались такими

уж сказочными.

Тот, в респираторе, появился только на следующее утро.

Хотя утро ли... Тут непонятно, день прошел или сутки — ча-

сов-то нет. Сегодня я послушно отошел от двери — голод не

тетка, а сушняк не дядька. Зря я так в прошлый раз. Надо

было сначала показать послушность, а вот дня через два,

глядишь...

Предположительно вечером, поскольку опять же солнца

не было — приходилось ориентироваться сугубо по «внут-

ренним часам» — нам принесли еще раз пакет с продуктами

и водой. Только вот... с той стороны, откуда доносился обыч-

но голос друга, стало вдруг подозрительно тихо.

— Леха! Леха! Ответь, сволочь! Уже не смешно!

Ле-еха-а-а!

Я за час сорвал голос. Вскоре раздались шаги. Их владе-

лец никак не реагировал на мои выкрики. Зато я четко слы-

шал, как тащат какое-то тело по полу. Теперь уже сомнений

не оставалось — мы стали донорами органов. Разумеется,

я не собирался так просто сдаваться. Усыпили Леху — а я

надеялся, что все-таки только усыпили, ну и, разумеется,

что теория «на органы» не верна—стопроцентно продукта-

ми или водой. Поэтому не пить и не есть... Черт, без воды я

долго не протяну. Остается одно — новая попытка освобо-

диться! Как только принял решение, как-то стало легче.

Оставалось только ждать. И вот на следующее утро, ну или

вечер — биологическим часам я уже не верил, раздались

шаги...

16

Я, слегка присев, приготовился рывком ударить в дверь,

как только отщелкнется засов. Секунда. Две. Шаги прибли-

жаются. Я напрягся. Всем нутром я почувствовал, как рука

этой мрази прикоснулась к двери. Вот он повел засов в сто-

рону...

Рывок! Дверь тут же распахнулась сантиметров на де-

сять. Я резко просунул руку в щель и стал пытаться нащу-

пать, за что же цепляется цепь. В ухо ударила струя чего-то.

Я машинально повернулся и тут же зажмурился — газовым

баллончиком, гад, прыскает. Часть слезоточивого газа успе-

ла попасть. Но ничего! Это не в первый раз в моей жизни —

еще в школе баловались. Не такая уж это страшная штука.

Да где же цепь?! Резкий удар по руке чего-то твердого. Не

жалеют, твари. Если не перелом, то трещина обеспечена. Но

руку приходится отдернуть. Тут же сзади слышится звон

разбитого стекла. Мутным зрением вижу разбитую бутылку,

которую перекинули через меня. В горле начинает пер-

шить...

Очнулся связанным. Правая рука нестерпимо болела—

точно, перелом. Минут через двадцать, показавшихся веч-

ностью, какая-то тень заслонила свет лампы, бьющей в ни-

чего толком не видящие глаза. Нудный голос что-то буб-

нил:

— Послушай... это пригодится... поможет тебе сориенти-

роваться и не паниковать... ты окажешься в другом теле в

другом мире... Ты слышишь меня?!

Удары по щекам более-менее приводят меня в чувство.

— Слушай меня еще раз! — гневно произнес противный

голос. — Кивни, если понимаешь!

Я попытался кивнуть.

— Сейчас ты окажешься в другом теле в другом мире.

В том мире ты тоже кем-то был, не говори по-русски. При-

творись потерявшим память и попытайся найти ближайшие

поселки. Может, тебя кто узнает и тебе будет проще. Помни,

там ты другой человек... — Голос стал постепенно отдалять-

ся...__