Византийский Ковчег | ГАРМОНИЯ И АНАРХИЯ. Бакунины

ГАРМОНИЯ И АНАРХИЯ. Бакунины

97
7 минут

1 (1).jpg

Герб рода Бакуниных

 

Исконно русская «глубинка» — Тверская губерния, город Торжок и, наконец село Прямухино, здесь приютилась самая известная в этих краях усадьба, настоящее «чудо света» — родовое гнездо семьи Бакуниных, оставивших свой след в истории России.

Как следует из «Генеалогии господ дворян, внесенных в родословную книгу Тверской губернии», предок фамилии Бакуниных «Зенислав Бакунин, ведущий род свой от древнего в Трансильвании дома Баттора, с двумя братьями своими, Батугердом и Анципитром, в Россию выехали из Венгрии в1492 году, и при крещении Зенислав назван был Петром и Батугерд». Первым владельцем Прямухина и родоначальником прямухинских Бакуниных был прямой потомок Зенислава — Михаил Васильевич (1730-1803), отличавшийся невообразимой физической силой. Ходила легенда, как он, орудуя оглоблей, разогнал целую шайку грабителей, напавших на его экипаж. После Михаила Бакунина осталась огромная семья: трое сыновей и пять дочерей.

2 (1).jpg

Портрет Александра Михайловича Бакунина,

Из книги В. И. Сысоева «Бакунины». Тверь, изд. «Созвездие», 2002. 

Один из сыновей — Александр (1765-1854), прожил долгую жизнь: умер на 90-м году жизни, его называли «создателем прямухинской гармонии», в которой люди жили в ладу с природой, в первую очередь — его дети, четверо дочерей и семь сыновей (в день рождения каждого из них отец высаживал в прямухинском саду по липе).

За свою долгую жизнь Александр Михайлович многое повидал, и о многом имел собственное суждение. Так, волею судеб заброшенный во Францию в конце 1780-х годов, он стал свидетелем кровавой французской революции, после чего считал себя консерватором и скептически относился к оценке социальных потрясений как общественного прогресса. Эти же взгляды он пытался привить и детям своим, но безуспешно.

3 (1).jpg

Михаил Бакунин в 1872 году 

 

Старший его сын — Михаил, пожалуй самый известный из рода Бакуниных, прославился как теоретик русского анархизма, революционер и радикал во взглядах на общество и государство. Отец критически относился к мировоззрению Михаила и, хотя и не наставлял его на путь истинный, но просил об одном, чтобы он «не втягивал в революцию» братьев и сестер. Характеристика, данная второму сыну — Николаю, казалось, свидетельствовала об иных, чем у брата устремлениях: «Он не заражен русской ленью и бездеятельностью, он весь предан царю и Отечеству — он истинный русский — и, верно, пойдет далеко — в нем верный и практический ум».

Но все оказалось не так. Либеральные реформы второй половины XIX века вынесли Николая в лидеры провинциальной оппозиции. Н.А.Бакунин выступил в феврале 1861 года инициатором «адреса» императору, в котором он и еще двенадцать тверских либералов открыто потребовали созыва «собрания выборных всей земли русской», т.е. смены существующего государственного строя. Все вольнодумцы были арестованы и провели полгода в Петропавловской крепости, с запретом занимать государственную службу. Последующие сорок лет жизни Николай прожил преимущественно в Прямухине, увлекаясь садоводством, математикой, физикой и чтением английских романов. Был дважды женат: одна жена сошла с ума, вторая — «ушла в революцию».

Еще один сын Александра Михайловича— Илья, был далек от революционных увлечений (хотя и почитывал герценовский «Колокол»), жизнь прожил тихую и незаметную, увлекаясь охотой и винокурением. Сын его Алексей стал известным врачом и революционером, сполна пострадавшим за свои радикальные взгляды: до 1917 года подвергался арестам, а после Октябрьской революции — был вынужден эмигрировать из СССР (власти, за торжество которой он отдал свои молодые годы, не нравилось его желание заниматься частной врачебной практикой). Разочаровавшись в своих идеалах, последние годы жизни Алексей пристрастился к наркотикам, которые и свели его в могилу. Его жена участвовала во французском Сопротивлении, а дочь Татьяна — первая красавица эмигрантской диаспоры — вышла замуж за писателя Михаила Осоргина, получив известность и как талантливый исследователь истории русского масонства.

Четвертый сын Александра Михайловича Павел рос болезненным и хилым (большую часть жизни он провел в Крыму), подверженным различным недугам. Однако это, быть может, способствовало тому, что мысли свои и дела он направлял исключительно на духовное самоусовершенствование. Его библиотека была одной из самых богатых частных собраний в России, встреч с ним и задушевных бесед жаждали самые выдающиеся умы российского общества. После прочтения его книги «Основы веры и знания» Лев Толстой признавал Бакунина своим духовным наставником. Повезло ему и с женой — умной и рассудительной Натальей Семеновной, талантливой художницей, приведшей в порядок семейный архив Бакуниных и составившей «Прямухинскую летопись» — хронику бакунинской семьи и их родового поместья.

4 (1).jpg 

Александр Александрович Бакунин (1821–1908) – защитник Севастополя, участник сражений за свободу Италии, видный деятель земского либерального движения

 

Самой колоритной фигурой был пятый сын А.М.Бакунина — Александр. Получив прекрасное юридическое образование и профессорскую кафедру в Ришельевском лицее (Одесса), он в начале Крымской войны поступил на военную службу - унтер-офицером. Участвовал в обороне Севастополя, был награжден Георгиевским крестом и орденом Святой Анны. Там, на севастопольских бастионах познакомился с Л.Толстым, вместе с ним писал статьи для «Современника» и вел задушевные разговоры о судьбах России. В осажденном городе встретил и свою двоюродную сестру Екатерину. В 1854 году, встав во главе отряда сестер милосердия, она отправилась в Севастополь, где провела в полевом госпитале более полугода. Последующие двадцать лет были отданы ей делу медицинского обслуживания крестьян, живших вблизи ее поместья, что недалеко от Торжка. Русско-турецкая война 1877-1878 годов вновь «призвала» Екатерину Михайловну в «строй», а ей тогда уже было далеко за шестьдесят... Оставшиеся годы жизни она посвятила своим мемуарам, опубликованным после ее смерти. Екатерина, как и ее сестры — Евдокия (известная художница)и Прасковья (поэтесса) — потомства после себя не оставили. В конце 1850-х Александр Бакунин направился в солнечную Италию, где занимался сначала живописью, а затем примкнул к революционным отрядам Гарибальди и несколько лет сражался под его знаменами, став близким другом итальянского карбонария. Вернувшись в Россию, полностью посвящает себя проблемам местного земства: школы, больницы, самоуправления и прочему. Быть может, таким образом, он хотел «утопить» в работе свои страдания: его старший сын Алексей, участник русско-турецкой кампании 1877-1878 годов и Георгиевский кавалер умер в 29 лет, его средние сыновья — Александр и Николай — покончили жизнь самоубийством, а младший — Михаил — участник Первой мировой и Гражданской (на стороне белых) войн, погиб в 1919 году. Жена последнего, получив известие о его смерти, застрелилась.

Младший из сыновей Александра Михайловича Алексей подписал вместе с братом Николаем злополучный антиправительственный «адрес», отсидел полгода в Петропавловке и всю оставшуюся жизнь провел в Прямухине, где занимался разведением орхидей (результаты его опытов представлены в «Списке цветковых растений тверской фауны», увидевшем свет в 1879 году.).

До обидного коротка и трагична оказалась жизнь дочерей Александра Михайловича.

Старшая — Любовь, умерла в возрасте 28 лет, подорвав свое здоровье не столько чахоткой, сколько, как считали врачи,«самобичеванием и болезненным самоанализом».

Варвара Александровна была женщиной волевой и целеустремленной: выйдя замуж за уланского офицера Н.Н.Дьяковаа, через несколько лет разошлась с ним, мотивируя свой поступок расхождением в идейных интересах. Сойдясь с известным мыслителем Н.Станкевичем (бывшим, кстати, женихом ее сестры Любови), была готова следовать за ним хоть на край света. Но их счастье оказалось недолгим, жених умер накануне свадьбы. Разбитая горем Варвара несколько лет пребывала в полной апатии, а затем, неожиданно для всех, вернулась к своему бывшему мужу, который боготворил ее, несмотря на измену. Не сложилась личная жизнь и у Татьяны Александровны, ей пророчили в мужья Ивана Сергеевича Тургенева. Но, увы, дальше коротких встреч и писем дело не пошло, свидетельства их романа сохранили пронзительные тургеневские строчки:

 

Утро туманное, утро седое,

Нивы печальные, снегом покрытые,

Нехотя вспомнишь и время былое,

Вспомнишь и лица, давно позабытые.

Вспомнишь обильные страстные речи,

Взгляды, так жадно, так робко ловимые,

Первые встречи, последние встречи,

Тихого голоса звуки любимые.

 

Ничем окончились отношения и у ее сестры Александры с другим мэтром русской литературы — «неистовым» Виссарионом Белинским, который в ее присутствии преображался в «Божьего агнца».

Так, непросто, порой трагически складывалась жизнь обитателей бакунинского гнезда, да и самого Прямухина. Братья и сестры Бакунины, несмотря на кипучую общественную деятельность, совершенно не разбирались в ведении хозяйства, а потому к началу XX века Прямухино оказалось на грани банкротства. Окончательно его добила советская власть...

Только во второй половине 1990-х потомкам Бакуниных удалось добиться от государства передачи им прямухинских развалин, которые вот уже несколько лет они пытаются возродить — собственными руками, собственными средствами и собственной любовью к своим предкам.

 

© Телицын В.Л., текст, 2020