Византийский Ковчег | ГДЕ ЖЕ ВЫ, КАПИТАН? Брусиловы

ГДЕ ЖЕ ВЫ, КАПИТАН? Брусиловы

206
9 минут


Алексей Алексеевич Брусилов

Во время Первой мировой войны в русской армии не было более известного генерала, чем тот, кто смог в 1916-м нанести сокрушительное поражение австрийцам и вывести из игры хотя бы одну противоборствующую сторону.

Речь об Алексее Алексеевиче Брусилове.


Согласно преданиям, основателем рода Брусиловых был небезызвестный украинский политик и государственный деятель первой половины XVII века Адам Кисель. Он — один из самых богатых украинских магнатов и православных шляхтичей, был сторонником мирного урегулирования взаимоотношений между Украиной и Польшей, противником украинско-русского союза, открыто презирал Богдана Хмельницкого. Политический «вес» Киселя был настолько велик (не зря его называли «украинским Ришелье»), что Переяславская рада смогла пройти только через год после его смерти. Но, как известно, у Киселя не осталось наследников. Значит, родоначальников Брусиловых надо искать в другом направлении: Кисель владел сельцом Брусиловым, что у истоков реки Здвиж (сейчас — небольшой городок с одноименным названием в Житомирской области Украины).

Основатель рода, скорее всего, живший во второй половине XVI века выходец из Брусилова служилый дворянин Андрей Брусилов. Все потомки-мужчины шли по военной службе, но самое большее, что им удавалось — дослужиться до младшего штаб-офицерского чина — секунд-майора. «Изменил» традиции— Николай Петрович Брусилов (1782-1849), пошедший по гражданской стезе, служивший губернатором Вологодской и вице-губернатором Московской губерний. Известен он был еще и как почетный член Петербургской академии наук (по экономике), издатель и писатель (его романами «Зеркало истины», «История часов», «Путешествие: Приключения одного дня», «Путешествие в храм искусства» и «Путешествие на остров подлецов» зачитывались в начале XIX века).

Наибольшую известность получили его племянники — дети двоюродного брата, генерал-лейтенанта, председателя полевого аудиториата Кавказской армии Алексея Николаевича (1789-1859). Он прошел Отечественную войну 1812 года (был ранен при Бородине) и Заграничные походы, сражался с абреками на Кавказе. Женился поздно, умер, когда старшему сыну было шесть лет, а младшему — всего два года. Жена скончалась через год после смерти А.Н.Брусилова. Трех осиротевших сыновей воспитывали дальние родственники, бездетные Карл Максимович и Генриетта Антоновна Гагемейстеры. Последняя, кстати, была крестной матерью старшего сына А.Н.Брусилова.

 


Алексей Алексеевич Брусилов

 

Этот старший — пожалуй, самый известный из рода — генерал от кавалерии Алексей Алексеевич Брусилов (1853-1926).Как и покойный отец, он пошел по военной службе, участвовал в Русско-турецкой 1877-1878 годов и Первой мировой войнах. Во время последней он дослужился до командующего Юго-Западным фронтом и прославился знаменитым наступлением лета 1916-го (вошедшим в историю как «Брусиловский прорыв»), во время которого была полностью парализована австрийская армия. В 1917-м, уже после отречения Николая II, на короткое время стал верховным главнокомандующим. Но, объявив о «закручивании гаек» в тыловых гарнизонах и о восстановлении смертной казни на фронте, он быстро расстался со своим столь высоким постом. Последние десять лет его жизни были полны и трагизма, и парадокса, и разочарования, и дум о самоубийстве. Живя в Москве, он получил во время ноябрьских боев 1917 года тяжелое ранение (совершенно случайно, осколком шального снаряда, попавшего в дом, где он жил). Почти три года лечился, не занимая никаких служебных постов. На свою сторону его пытались перетянуть и белые, и красные, но, видимо, последние оказались более убедительными (жил он на советской территории и получал пайки исключительно от большевиков). В 1920 году был назначен председателем Особого совещания при главкоме Красной армии. Должность эта предназначалась скорее для «свадебного генерала», чем для талантливого полководца. Единственное, что он сделал — подписал вместе с В.И.Лениным, М.И.Калининым и Л.Д.Троцким обращение к белым офицерам, призывая их прекратить вооруженную борьбу против Совдепии и обещая им прощение. К сожалению, многие ему поверили и за это поплатились: только в Крыму в конце 1920-го — начале1921 годов были расстреляны более двадцати тысяч сдавшихся в плен офицеров, служивших в армии барона П.Н.Врангеля. Последние три года жизни Брусилов служил инспектором кавалерии Красной армии, преподавал, писал мемуары. Умер, перешагнув 60-летний рубеж.


Николай Антонович Богданов (1840-1898).
Портрет Надежды Владимировны Желиховской (в замужестве Брусиловой). 1894.
Бумага, графитный карандаш, акварель, белила.
Частное собрание.

 

Генерал был женат дважды, первая жена Анна Николаевна Гагемейстер (племянница его крестной матери) ушла из жизни еще в 1908 году, вторая — Надежда Владимировна Желиховская, после смерти мужа смогла вытребовать разрешение на выезд за границу для лечения. Остаток жизни она провела в Праге, куда смогла вывести весь архив А.А.Брусилова и где получала небольшую пенсию из средств чехословацкого правительства (в Советский Союза возвращаться не собиралась, став невозвращенкой). Архив генерала вернулся в Москву только в 1945 году, когда победители гнали на родину эшелоны с трофеями (в том числе и с эмигрантскими архивами).


Алексей Алексеевич Брусилов - младший

 

Единственный сын А.А.Брусилова — тоже Алексей, дослужился к 1913-му до ротмистра, командира эскадрона лейб-гвардии Конно-гренадерского полка. Затем участвовал в Первой мировой войне. С 1919-го состоял на службе в Красной армии, командовал кавалерийским полком, участвовал в боях на юге России. Там попал в плен к белогвардейцам. О дальнейшей судьбе точных сведений нет, по одним данным — был расстрелян, по другим — вступил рядовым в Добровольческую армию и умер от тифа. Так или иначе, но голову он свою сложил вовремя братоубийственной гражданской бойни.

Еще трагичнее сложилась жизнь у его супруги Варвары Ивановны Котляревской. Непримиримая противница Советской власти, она большую часть своей недолгой, но яркой жизни провела в большевистских тюрьмах и концлагерях. Впервые была осуждена по делу об изъятии церковных ценностей весной 1922 года (приговорена к расстрелу, но помилована). Второй срок (десять лет) получила в 1930 году по обвинению в контрреволюционной деятельности. Отбывала заключение в Соловецком лагере особого назначения и на строительстве Беломоро-Балтийского канала. На свободу так и не вышла, получив дополнительно к сроку сначала три, а затем еще два года. А в сентябре 1937-го, на новом процессе, проходившем по месту отбывания наказания — на Соловках, ее приговорили к «высшей мере социалистической защиты», расстреляв в тот же день: нет человека, нет проблемы.

Средний сын Алексея Николаевича Брусилова— Борис воспитывался в Пажеском корпусе, затем служил в армии. В составе Ахал-Текинского экспедиционного отряда осаждал крепость Геок-Тепе. За смелость и отвагу был удостоен орденов Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом, Святого Станислава 2-й степени с мечами и Святого Владимира 4-йстепени с мечами и бантом. В 1889 году вышел в отставку, жил вместе с женой, двумя дочерями и сыном в имении Глебово под Москвой. Хозяйство вел удачно, слыл человеком достаточно обеспеченным. Последнее, однако, сослужило плохую службу после прихода к власти большевиков. В 1918-м он был арестован как заложник и помещен в Бутырскую тюрьму. Сердце не выдержало столь кардинального поворота в судьбе, он скончался прямо в камере от инфаркта. Сын его Сергей умер девятнадцатилетним юношей от тифа, одна из дочерей, распродав все имущество, скончалась от голода, второй посчастливилось больше — ей удалось получить должность в какой-то тыловой красноармейской структуре, где паек позволял хотя бы не умереть от дистрофии.


Лев Алексеевич Брусилов

 

Младший сын А.Н.Брусилова, Лев, пошел по военно-морскому ведомству, дослужившись до контр-адмирала. Службу нес честно, за спинами других не прятался, получив за 34 года службы ордена Святого Станислава 3-й и 4-й степеней, турецкий орден Меджидие 4-й степени. После неудачной для страны русско-японской войны 1904-1905 годов (в которой участвовал) представил Николаю II доклад, где сформулировал основные положения, обеспечивающие воссоздание военно-морских сил страны. В том, что в годы Первой мировой войны русский флот не уступал германскому, есть заслуга и Л.А.Брусилова.

В 1909 году, в самом расцвете сил, Лев Алексеевич скоропостижно скончался. У него остались двое дочерей и двое сыновей. Жизнь старшего сына Георгия послужила прообразом судьбы капитана Ивана Львовича Татаринова, героя известного романа Вениамина Каверина «Два капитана». Но писатель несколько «пригладил» реальность. На деле все было суровее и прозаичнее.


Георгий Львович Брусилов

 

Георгий Львович Брусилов был человеком авантюристического склада характера, хотя и пытливым, и настойчивым в достижении поставленной цели. В 1910-1911-м он участвовал в гидрографических экспедициях на ледоколах «Таймыр» и «Вайгач». Плаванье это так его вдохновило, что он решил самолично возглавить арктическую экспедицию, рассчитывая пройти Северным морским путем из Атлантического в Тихий океан, став вторым человеком — после шведского мореплавателя Нильса-Адольфа Эрика Норденшельда. Деньгина экспедицию дал дядя Борис; шхуну, купленную в Англии, назвали в честь его супруги — «Святая Анна». Экипаж состоял из 24 человек, в том числе и одной женщины — Ерминии Александровны Жданко (дочери начальника Гидрографического управления А.Е.Жданко и, по сути, гражданской жены Георгия Брусилова).

Говорят, что женщина на корабле — к несчастью, так и оказалось. Экспедиция закончилась трагически. Пройдя в середине сентября 1912-го через Югорский Шар в Карское море, «Святая Анна» попала в ледяной плен у западного берега полуострова Ямал и потянулась дрейфом на север. Пережив более-менее сносно первую арктическую зиму и дрейфуя к земле Франца-Иосифа, экипаж все же не смог вырвать из ледового панциря свою шхуну. Замаячила еще одна зимовка. Между членами экспедиции начались ссоры, грозившие обернуться настоящим кровопролитием. В конце концов, тринадцать человек покинули шхуну и пешком направилась по дрейфующим льдам на юг. Одиннадцать из них погибли в пути, оставшиеся в живых В.Альбанов и матрос А.Конрад были спасены экспедицией Георгия Яковлевича Седова.

Георгий Брусилов, Ерминия Жданко и часть матросов остались на борту «Святой Анны». Дальнейшая судьба их неизвестна. Но слухи будоражат сознание обывателей и до сих пор. Известно, что в 1930-е годы в Брюссельском университете учился русский студент по фамилии Брусилов; что якобы еще в конце тех же 1930-х с самолета была обнаружена намертво вмерзшая в лед «Святая Анна»; что вышедшая в 1950-е во Франции книга Р.Гузи «В полярных льдах» могла представлять собой литературную обработку дневников Ерминии Жданко; что после публикации об экспедиции в конце 1970-х годов в журнале «Вокруг света» в редакцию пришло письмо с юга Франции от престарелой жены Г.Л.Брусилова, которая смогла чудом спастись, выехать за границу, где и жила вместе с детьми...

Но это все слухи... До истины так и не докопались: никто больше не встречал на этой земле ни Георгия Брусилова, ни Ерминию Жданко...

Но семьи Брусиловых и Жданко все же породнились и, что называется, официально: сестра Георгия Ксения вышла замуж за родственника Ерминии со стороны матери — Бориса Иосифовича Доливо-Доливольского. Сын их Лев умер лет двадцать назад, не оставив после себя наследников.

 

© Телицын В.Л., текст, 2020