Византийский Ковчег | ПРОВИДЕНИЕ НЕ ПРОСТИЛО. Вяземские

ПРОВИДЕНИЕ НЕ ПРОСТИЛО. Вяземские

113
9 минут

 

Герб рода Вяземских

 

Вадим Телицын

ПРОВИДЕНИЕ НЕ ПРОСТИЛО

Вяземские

 

Андрей Владимирович - Долгая рука. Номер родословной - 1.

Основатель рода князей Вяземских.

Источник: http://vyazemskie.vzm.su/knv001.htm

 

«В серебряном поле герб княжества Смоленского; на зеленой траве стоящая черная пушка на золотом лафете, а на пушке сидящая райская птица. Щит покрыт княжескою мантией и увенчан российско-княжескою шапкою», — это описание герба, принадлежавшего правнуку Великого князя Киевского Владимира Мономаха князю Андрею Владимировичу по прозвищу Долгая Рука, получившему в 1239 году в удел город Вязьму. С тех пор он и все его дети, внуки и правнуки именовались Вяземскими.

 

* * *

 

До 1403-го потомки Андрея Владимировича сохраняли независимость удела, пока литовские князья силой не присоединили их земли к своим. Вяземские, бежавшие в Москву, благодаря поддержке местных князей, только с пятой попытки — в 1493 году — смогли выбить непрошенных гостей из своего города. Чуть позже владельцы Вязьмы присягнули великому князю всея Руси Ивану III, верой и правдой служа российским государям.

 

И.Пчелко
(князь Афанасий Вяземский и Елена)

 

У князя Долгой Руки было трое сыновей, от которых пошли три «ветви» князей Вяземских. К первой «ветви» принадлежал опричник Ивана Грозного князь Афанасий Иванович Вяземский, выведенный А.К. Толстым в романе «Князь Серебряный». Это был страшный человек, способный перешагнуть через труппы, двигаясь к своей цели. После отстранения от власти либеральных деятелей «Избранной рады» он стал одним из ближайших к русскому царю сподвижников: Грозный обсуждал с ним самые насущные проблемы. Именно Вяземский первым поддержал идею опричнины, а затем, вместе со своим лучшим другом Малютой Скуратовым, рубил головы направо и налево. Но, как и многие виднейшие политики той поры, поплатился собственной жизнью: в 1570-м Афанасия Вяземского обвинили в государственной измене, подвергли аресту и допросам «с пристрастиями». Во время страшных пыток он и умер.

Гораздо более спокойную жизнь прожили его внучатые племянники, не оставившие о себе столь будоражащей памяти, как, например, автор драмы в прозе «Пустынник», очень популярный в самом начале XIX века и совершенно забытый сразу после смерти Василий Семенович Вяземский. Или - как генерал-майор Василий Васильевич Вяземский (1775-1812), служивший в лейб-гвардии Преображенском полку, воевавший против польских конфедератов (1794 год), турок (1809-1811 годы) и французов (1812 год) и погибший на поле брани. Или — как композитор Григорий Николаевич Вяземский (1823-1882), автор оперы «Княгиня Острожская». Или как иеромонах Пантелимоновского монастыря на Афоне Константин Александрович Вяземский, успевший до принятия монашества объехать полмира.

 

Князь Леонид Дмитриевич Вяземский 

Ко «второй» ветви князей Вяземских принадлежит астраханский губернатор и наказной атаман Астраханского казачьего войска Леонид Дмитриевич Вяземский (1848-1909). Два его сына — Борис и Дмитрий — погибли в 1917-м.

 

Князь Владимир Леонидович Вяземский

 

Первый не оставил потомства, дети второго вместе с матерью смогли эмигрировать из Советской России. Старшая дочь Лидия стала женой Иллариона Васильчикова. Одна из их дочерей — Татьяна, вышла замуж за Пауля Меттерниха, а вторая — Мария, получила известность благодаря публикации своего «Берлинского дневника», где скрупулезно фиксировала свою жизнь в Германии во время Второй мировой войны.

Самый младший сын астраханского губернатора Владимир (1889-1960) по образованию — археолог, историк и филолог, по призванию — «мастер на все руки»... В России получил известность как автор серьезных исследований по истории масонства, в 1914 году ушел добровольцем на фронт, служил в гусарском полку, в 1917-м из-за ранения вышел в отставку. Участвовал в Гражданской войне, затем эмигрировал. Служил коннозаводчиком, считался крупнейшим специалистом по скаковым лошадям. Прекрасно играл на виолончели, сотрудничал с русскоязычной эмигрантской печатью, выступал на сцене частного театра.

Анна-Франс-Софи Вяземски

 

Сын Владимира — Иван (1915-1964) участвовал во Второй мировой войне на стороне Франции, получив в итоге одно ранение и два ордена. Был женат на Марии-Терезии Клэр-Мориак, дочери Франсуа Мориак. Их дочь — Анна-Франс-Софи Вяземски — известная писательница и актриса, жена Жана-Люка Годара.

Неизвестный художник, втор. пол. XVIII в.

Портрет генерал-прокурора князя Александра Алексеевича Вяземского (1727-1793)

 

          На представителях «третьей» ветви князей Вяземских стоит остановиться более подробно. Одной из ярких личностей был Александр Алексеевич Вяземский — генерал-прокурор Сената времен Екатерины II, которая звала его «каменный князь» (видимо, из-за непроницаемого выражения лица). Свою карьеру он начал в 1763-м, когда был направлен на Урал. Там ему предстояло разобраться с челобитными, в которых местные магнаты Демидовы обвинялись в привлечении на работы беглых крестьян. Именно с его приездом в демидовские владения связана история с затоплением подвалов знаменитой Невьянской башни, где прятали беглых людишек.

На счету у А.А.Вяземского было еще немало значимых дел: введение ассигнаций, служивших источником покрытия госрасходов, контроль за всеми государственными финансами, руководство комиссиями по губернской реформе и налоговому уложению, и прочее, и прочее, и прочее. Но своими манерами, образом жизни, поведением он невольно вдохновил Гаврилу Романовича Державина на создание гневной оды «Властителям и судиям»:

 

Восстал всевышний Бог, да судит

Земных богов во сонме их;

Доколе, рек, доколь вам будет

Щадить неправедных и злых?

 

Ваш долг есть: сохранять законы,

На лица сильных не взирать,

Без помощи, без обороны

Сирот и вдов не оставлять.

 

Ваш долг: спасать от бед невинных,

Несчастливым подать покров;

От сильных защищать бессильных,

Исторгнуть бедных из оков.

 

Не внемлют! — видят и не знают!

Покрыты мздою очеса:

Злодействы землю потрясают,

Неправда зыблет небеса».

 

Его троюродный брат — Иван Андреевич Вяземский (1722-1798) — звезд с неба не хватал, жил тихо и незаметно, медленно, но уверено продвигаясь по служебной лестнице. Дослужился до кресла директора Санкт-Петербургского дворянского банка (и женился по любви — на дочке пленного шведского офицера).

 

Дальше пошел его сын — Андрей Иванович, в 19 лет ставший полковником, а в 24 — генерал-майором, участвовавший в осаде и штурме Очакова. В 1774 году он подал на имя императрицы Екатерины Великой «Военную записку», в которой обосновывал необходимость армейской реформы. Суть ее — переработка воинских уставов, существовавших с петровских времен, в соответствии с духом времени. Императрица даже привлекла Вяземского к разработке законодательства, касающегося русской армии. Однако Андрей Иванович был натурой, не терпящей канцелярщины, а потому через полгода его переводят на другое место службы — наместником Пензенским и Нижегородским. Но здесь он не преуспел. По воспоминаниям современника, Вяземский «хотел в Пензе сделать Лондон, но что ни делал, что ни писал как начальник русской провинции, все было не у места и некстати». Откуда это? Ларчик, как оказалось, открывался просто: Вяземский в свое время написал философский трактат «Наблюдения о человеческом духе и его отношении к миру» (вышедший на немецком языке в 1790 году в далеком от России германском городке Альтона). В книге (в России опубликованной впервые лишь в 2003-м) была представленная оригинальная — для того времени — концепция создания города-утопии, где решались все социальные проблемы и население которого не знало ни бедности, ни эпидемий, ни общественных катаклизмов. С таким мировоззрением очень непросто было управлять российской провинцией.

При императоре Павле Петровиче Вяземский отправлен в почетную отставку. Последние годы он прожил в своем имении Остафьево (Подольский уезд Московской губернии) в окружении семьи: жены — ирландки по происхождению —Дженни Кин (на русский манер Евгении Ивановны), сына и двух дочерей, а также огромного количества книг, которые он собирал всю жизнь. Так бы и кануло его имя в Лету, если бы фамилию не прославили дети и внуки Андрея Ивановича. И первый в этой «когорте» — его сын Петр, известный поэт, литературный критик, историк литературы, переводчики мемуарист, воспитанник Н.М.Карамзина, близкий друг А.С.Пушкина, А.С.Грибоедова, В.А.Жуковского и других золотых перьев России первой половины XIX века.

 

Вяземский Петр Андреевич (неизв. художник с оригинала И.Е. Вивьена, 1817)

 

Сочинения Вяземского, в первую очередь «записные книжки», переиздаются и сегодня. Это — свидетельство его таланта. Но некоторые страницы его жизни остаются как бы «в тени», по причинам, нам до сих пор непонятным: Вяземский, хотя и считался «классиком», все же оставался простым смертным, которому ничто человеческое не было чуждо. Так, находясь под впечатлением стремительного взлета звезды Наполеона, Вяземский, получив прекрасное образование и имея большие перспективы на государственной службе, искал себя на поле брани, записавшись добровольцем в конно-казачий полк, в составе которого участвовал в Отечественной войне 1812 года. Мало того, ища возможность прославиться, он упросил генерала Милорадовича взять его своим адъютантом, попал на Бородинское поле и провел там всю кровавую сечу: под ним убили одну лошадь и ранили другую, рискуя своей жизнью, Вяземский вынес из боя раненого генерала Бахметева (за что и был отмечен орденом Святого Владимира IV степени).

Но были в жизни Вяземского и какие-то странные, не красящие его страницы, как, например, предложение руки и сердца вдове Пушкина Наталье Николаевне (и это притом, что сам он уже был в то время обременен семьей). Или его постепенное скатывание с позиций либерализма к откровенному консерватизму, причем, в отношении к своим собратьям по перу: резкой критике он подверг В.Белинского, Л.Толстого (когда-то своего друга), И.Тургенева, считая их распространителями в России нигилизма и безжалостно топча их литературные дарования и имена.

Провидение ему этого не простило: он похоронил пятерых своих детей, горячо любимую сестру Екатерину (жену Николая Карамзина), всех своих друзей (в том числе и тех, кто был гораздо моложе его) и всю свою жизнь страдал от жуткой бессонницы, которая, в конце концов, послужила причиной его психической болезни.

 

Петр Андреевич Вяземский и его сын Павел Петрович

 

Перо из рук его перехватил сын Павел, человек, несомненно, талантливый, с широким кругозором и энциклопедическими знаниями — дипломат (считался лучшим специалистом по Турции), историк (систематизировал огромный фамильный архив, благодаря документам которого выпустил в свет ряд интересных книг) и литератор (автор книги-розыгрыша «Записки Омер де Гелль», изданной впервые только в 1933 году).

Внук Петра Андреевича — Петр Павлович пошел по военной линии, он дослужился до генерал-майора и командира лейб-гвардии Гренадерского полка и тихо скончался в эмиграции во Франции в 1931 году.

 

© Телицын В.Л., текст, 2020